ОПЕРЕДИВШАЯ ВЕК

Сын о Па­рас­ко­вье Яку­бов­ской: её 105­лет­ний юби­лей вновь со­брал всю се­мью

AiF Altay - - СУДЬБА - Еле­на НИКОЛАЕВА

НЕСКОЛЬ­КО ЛЕТ ОНА УЖЕ НЕ ВСТА­ЁТ С ПО­СТЕ­ЛИ – НО­ГИ ОТ­КА­ЗА­ЛИ. И СЛУХ ОСЛАБ. А ВОТ ПА­МЯТЬ ПАРАСКОВЬЮ ГРИГОРЬЕВНУ ДО СИХ ПОР НЕ ПОДВОДИТ.

«Ма­ма, как зва­ли на­шу ба­буш­ку?», – спра­ши­ва­ет её 77-лет­ний сын Пётр Пав­ло­вич, и она тут же от­ве­ча­ет: «Ма­ла­нья, цар­ство ей небес­ное».

Мно­гих до­ро­гих её серд­цу лю­дей уже нет ря­дом. За­то на юби­лей гла­вы ро­да со­бра­лись все на­след­ни­ки – сын, пя­те­ро вну­ков и трое пра­вну­ков. Один внук, кста­ти, при­ле­тел по­здра­вить ба­буш­ку из са­мой Аме­ри­ки. там рас­стре­лян. Ка­ра­те­ли, вер­нув­шись с ме­ста же­сто­кой рас­пра­вы, при­ка­за­ли жен­щи­нам ид­ти за­би­рать сво­их му­жи­ков. Ба­бий вой дол­го сто­ял над Кон­стан­ти­нов­кой. За что уби­ли му­жей и от­цов, на строй­ку. Де­вуш­ка ста­ла нян­чить кир­гиз­ских де­тей. А че­рез два го­да стро­и­те­лям ска­за­ли: «Спа­си­бо, ка­нал про­ло­жен, мо­же­те уез­жать до­мой».

Ехать им бы­ло некуда. По­это­му как его «под­ла­та­ли» в гос­пи­та­ле, Па­вел Ба­щен­ко вновь ока­зал­ся на пе­ре­до­вой. А вско­ре его жене поч­та­льон вру­чил по­хо­рон­ку…

– Нам бы­ло очень тя­же­ло, го­лод­но, – рас­ска­зы­ва­ет о во­ен­ных и пер­вых по­сле­во­ен­ных го­дах сын Па­рас­ко­вьи Гри­горь- ев­ны Пётр БА­ЩЕН­КО. мне это де­ло», – вор­ча­ла ма­ма. Но шла к озе­ру, ко­то­рое бы­ло в те го­ды чи­стым-чи­стым, мыть гри­бы. А по­том – в ка­душ­ку их и под гнёт. С кар­то­шеч­кой – объ­еде­нье!

Хлеб на опыт­ную стан­цию при­во­зи­ли из го­ро­да. Счастье маль­чи­ше­чье бы­ло, ко­гда зи­мой ко­го-то из них са­жа­ли пра­вить са­ня­ми хлеб­но­го обо­за. За это да­ва­ли по бу­хан­ке се­ро­го хле­ба.

По­лег­че ста­ло в 50-е го­ды. Хо­тя и то­гда про­до­воль­ствен­ный на­лог был боль­шу­щий.

– В Ле­бяж­ке мо­ло­кан­ка бы­ла, мы ту­да мо­ло­ко сда­ва­ли, – вспо­ми­на­ет Пётр Пав­ло­вич. – Не­сёшь-не­сёшь, а так хо­чет­ся хлеб­нуть. Посмот­ришь, нет ли ко­го во­круг, ото­гнёшь мар­лю, глот­нёшь – та­кое вкус­ное!

Их се­мья сда­ва­ла 410 лит­ров мо­ло­ка. Узнав про это, сек­ре­тарь ди­рек­то­ра стан­ции уди­ви­лась: «Тё­тя Па­на, у те­бя же муж по­гиб на фрон­те, Для те­бя на­лог дол­жен быть вдвое мень­ше!». По­е­ха­ла в Бар­на­ул раз­би­рать­ся. А там ей ска­за­ли: «На­до га­зе­ты чи­тать и ра­дио слу­шать». Толь­ко ко­гда ж ей бы­ло чи­тать и слу­шать?! В 5 утра вста­ва­ла, бе­жа­ла то­пить печ­ки-бур­жуй­ки в кон­то­ре, по­том уби­ра­лась, по­том до­мой спе­ши­ла го­то­вить на веч­но го­лод­ных чет­ве­рых па­ца­нов (млад­ше­го сы­на Во­ло­дю она ро­ди­ла в 1945 го­ду от при­ез­жав­ше­го в ко­ман­ди­ров­ку уче­но­го-моск­ви­ча), а ве­че­ром шла дра­ить некра­ше­ные кон­тор­ские по­лы. Так что день её ра­бо­чий за­кан­чи­вал­ся за пол­ночь…

– У неё фо­то­гра­фий осо­бо нет, – из­ви­нил­ся Пётр Пав­ло­вич в от­вет на прось­бу по­ка­зать се­мей­ный аль­бом. – В со­ро­ко­вом го­ду, прав­да, они фо­то­гра­фи­ро­ва­лись с от­цом. Этот порт­рет дол­го на стене в рам­ке ви­сел. Они на нём та­кие кра­си­вые бы­ли! Ку­да де­ва­лось это фо­то, не знаю. В дет­стве, пом­ню, на каж­дые май­ские к дя­де Гри­ше, ма­ми­но­му брату, в Новокузнецк ез­ди­ли. У них вся сте­на бы­ла уве­ша­на фо­то­гра­фи­я­ми в ра­моч­ках. Бо­ро­да­тые му­жи­ки в до­ре­во­лю­ци­он­ных одеж­дах – дед, пра­дед. А у нас это не за­ве­де­но бы­ло. Ма­те­ри не до то­го бы­ло. Она от­ды­ха­ла-то один раз в жиз­ни – на 12 дней ез­ди­ла в са­на­то­рий.

У Па­рас­ко­вьи Гри­го­рьев­ны со­хра­ни­лось ма­ло се­мей­ных фо­то­сним­ков: па­мять о ра­до­стях и го­ре­стях она дер­жа­ла в сво­ем серд­це.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.