ОБРЕТЕНИЕ ПОТЕРЯННОГО РАЯ

Мин­здрав при­знал ошиб­кой ди­а­гноз «оли­го­фре­ния», с ко­то­рым она про­жи­ла пол­ве­ка

AiF Altay - - СУДЬБА - Еле­на ЧЕХОВА

В спец­до­мах и ин­тер­на­тах для ин­ва­ли­дов она с ше­сти лет (сей­час Та­ма­ре – шесть­де­сят с «хво­сти­ком»). Це­лая жизнь, как в тюрь­ме: изо­ля­ция, непо­движ­ность, людское рав­но­ду­шие, пре­да­тель­ство род­ных, ди­а­гноз, ста­вя­щий крест на вся­ких на­деж­дах. Са­мую за­вет­ную меч­ту она за­шиф­ро­вы­ва­ла в сказ­ки, ко­то­рые рож­да­лись в го­ло­ве как про­тест про­тив убо­го­го су­ще­ство­ва­ния. из со­сед­ней па­ла­ты. Те­ла толь­ко дво­их за­бра­ли род­ствен­ни­ки. Осталь­ных ре­бят по­хо­ро­ни­ли на дет­до­мов­ском клад­би­ще. Да, бы­ло и та­кое не­по­да­лё­ку от их жи­лых кор­пу­сов. Слов­но да­же от смер­ти ма­лень­ких ка­лек об­ще­ство от­го­ра­жи­ва­лось, вы­де­лив им от­дель­ную тер­ри­то­рию веч­но­го сна. в ста­дии де­биль­но­сти». Это озна­ча­ло по­жиз­нен­ный при­го­вор: по­сле дет­ско­го до­ма-ин­тер­на­та ей «све­ти­ла» толь­ко дур­нич­ка. Впро­чем, так и слу­чи­лось: в 16 лет Та­ма­ру от­вез­ли в Про­ко­пьев­кий пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ский ин­тер­нат (ПНИ).

Кру­ги ада, ко­то­рые про­шла она в са­мые золотые го­ды мо­ло­до­сти, при­во­ди­ли к де­прес­си­ям, по­пыт­кам све­сти счё­ты со сво­ей ни­ко­му не нуж­ной жиз­нью. И всё же она на­шла си­лы бо­роть­ся. Узнав, что до­ка­за­тель­ством сво­ей разумности мо­жет быть де­мон­стра­ция, что по­ни­ма­ешь под­текст на­пи­сан­но­го, она по­ста­ви­ла се­бе за­да­чу со­чи­нять тек­сты с под­тек­ста­ми! То есть со­чи­нять сказ­ки. Первую, кста­ти, при­ду­ма­ла ещё в се­ми­лет­нем воз­расте. Во вре­мя «мёрт­во­го ча­са» (так в дет­ском до­ме на­зы­ва­ли вре­мя по­сле­обе­ден­но­го от­ды­ха) они с де­воч­ка­ми бол­та­ли о том о сём. И вдруг она с хо­ду ста­ла рас­ска­зы­вать сказ­ку. Про свёк­лу, ко­то­рая со­вра­ла и – по­крас­не­ла.

Но ес­ли в дет­стве со­чи­ни­тель­ство бы­ло ско­рее иг­рой, развлечением, то те­перь ра­бо­той и... но­вым уни­же­ни­ем: за­пи­сы­вать при­ду­ман­ное при­хо­ди­лось про­сить по­сто­рон­них. Ей уда­лось свя­зать­ся с ке­ме­ров­ской пи­са­тель­ни­цей Зи­на­и­дой Чи­га­рё­вой. Та пе­ре­пе­ча­та­ла Та­ма­ри­ны ру­ко­пи­си, от­нес­ла в из­да­тель­ство. И – о, чу­до! – вы­шла пер­вая книж­ка. С чув­ством по­бе­ди­тель­ни­цы Та­ма­ра от­пра­ви­лась к ин­тер­нат­ско­му пси­хи­ат­ру, но та оса­ди­ла: «Ну и что! Вон До­сто­ев­ский был с боль­ной го­ло­вой, Го­голь стра­дал пси­хи­че­ски­ми от­кло­не­ни­я­ми, да и Пуш­кин был скло­нен к пси­хо­зам…».

По­сле это­го Та­ма­ра иро­нич­но ста­ла на­зы­вать се­бя «пи­са­тель из дур­до­ма». Но рук не опу­сти­ла – на­пи­са­ла пись­мо са­мо­му ми­ни­стру здра­во­охра­не­ния СССР Ев­ге­нию Ча­зо­ву. И – ска­зоч­ное ве­зе­нье – это от­ча­ян­ное пись­мо не оста­лось без вни­ма­ния! В Ке­ме­ров­ский об­лздрав при­шло рас­по­ря­же­ние разобраться в её си­ту­а­ции объ­ек­тив­но.

А даль­ше слу­чи­лись бла­го­твор­ные пе­ре­ме­ны: Та­ма­ру Че­ре­мно­ву пе­ре­ве­ли из нена­вист­но­го Про­ко­пьев­ско­го ПНИ в Ин­ской дом ин­ва­ли­дов. Од­на­ко страш­ный и неспра­вед­ли­вый ди­а­гноз то­гда не сня­ли. Это слу­чи­лось мно­го поз­же, ко­гда к ней, ав­то­ру уже несколь­ких дет­ских кни­жек, про­жи­ва­ю­щей в Но­во­куз­нец­ком до­ме-ин­тер­на­те об­ще­го ти­па, при­е­ха­ла из Моск­вы пи­са­тель­ни­ца и пра­во­за­щит­ни­ца Ма­рия Ар­ба­то­ва. «Ма­ша по­сла­ла пись­мо Пре­зи­ден­ту Пу­ти­ну с рас­ска­зом о мо­ей судь­бе, а ме­ня са­му за­ста­ви­ла на­пи­сать ав­то­био­гра­фи­че­скую кни­гу», – рас­ска­зы­ва­ет Та­ма­ра. Не мо­мен­таль­но и со скри­пом, но го­су­дар­ствен­ная ма­ши­на за­ра­бо­та­ла, и в 2007 го­ду лже-ди­а­гноз с Черемновой был на­ко­нец-то снят. А по­сле вы­хо­да в свет кни­ги «Тра­ва, про­бив­шая ас­фальт» Та­ма­ру при­ня­ли в Со­юз пи­са­те­лей Рос­сии. По­бе­да на кон­кур­се-фе­сти­ва­ле «Рус­ский стиль» в Гер­ма­нии от­кры­ла ей две­ри в меж­ду­на­род­ную гиль­дию дет­ских пи­са­те­лей.

Од­на­ко са­мая глав­ная её меч­та, та, ко­то­рую тща­тель­но пря­та­ла в ду­ше и за­шиф­ро­вы­ва­ла в дет­ские сказ­ки, оста­ва­лась по-преж­не­му недо­сти­жи­мой. Она меч­та­ла вновь об­ре­сти рай, по­те­рян­ный ше­сти­лет­ней де­воч­кой.

– Моё объ­яв­ле­ние о же­ла­нии най­ти при­ём­ную се­мью «ви­се­ло» в Ин­тер­не­те с 2013 го­да, – рас­ска­зы­ва­ет Та­ма­ра.

Ко­гда на­деж­да уже уга­са­ла, на её стра­нич­ку в соц­се­ти на­пи­са­ла На­та­лья Ва­си­лен­ко из Алей­ска. Пе­ре­пис­ка пе­ре­рос­ла в друж­бу. На­ча­ли пе­ре­зва­ни­вать­ся. По­том На­та­лья с му­жем Вик­то­ром при­е­ха­ли к Та­ма­ре в ин­тер­нат. «Ко­гда На­та­ша в мае ска­за­ла: «Со­би­рай­ся, по­едешь к нам», – у ме­ня гла­за на лоб по­лез­ли. Ду­маю: «Гос­по­ди, они же да­же не зна­ют, ка­кая я!», – да­же сей­час вол­ну­ет­ся она, вспо­ми­ная о том раз­го­во­ре. А На­та­лью бы­то­вые труд­но­сти не пу­га­ли. Они с му­жем уже мно­го лет вос­пи­ты­ва­ют тро­их при­ём­ных де­тей. Все, кто зна­ет их се­мью, при­зна­ют – золотые ре­бя­та: учат­ся от­лич­но, спор­том за­ни­ма­ют­ся. Млад­шая Та­нюш­ка – уже се­ми­крат­ный чем­пи­он Ал­тай­ско­го края и се­реб­ря­ный призёр Си­би­ри по дзю­до!

– Вот ка­кая у ме­ня те­перь боль­шая и та­лант­ли­вая се­мья, – сме­ёт­ся Та­ма­ра. – Ко­гда я уви­де­ла дом, в ко­то­рый ме­ня при­вез­ли, то сра­зу узна­ла: это же из мо­их ви­де­ний! Вы­хо­дит, это был знак со­всем не о том, че­го я бо­я­лась.

Те­перь ей нра­вит­ся жить об­щи­ми се­мей­ны­ми за­бо­та­ми и ра­до­стя­ми. Вот, на­при­мер, Вик­тор при­вёз 3 тон­ны уг­ля на бу­ду­щую зи­му – боль­шая ра­дость! Прав­да, на­до ещё столь­ко же, – боль­шая за­бо­та.

А глав­ная за­бо­та Натальи с Вик­то­ром – как и где при­стро­ить к их ста­рень­ко­му до­му от­дель­ную ком­на­ту для Та­ма­ры. Что­бы ей бы­ло удоб­но ра­бо­тать и на­во­дить лич­ную ги­ги­е­ну, без за­труд­не­ний вы­ез­жать в ко­ляс­ке на ули­цу. Для небо­га­то­го се­мей­но­го бюд­же­та та­кая пе­ре­строй­ка, пря­мо ска­жем, за­да­ча слож­ная. Но они на­де­ют­ся её ре­шить.

«В ПО­СЛЕД­НИЕ ГО­ДЫ МНЕ ЧА­СТО БЫ­ЛО ВИ­ДЕ­НИЕ – СТА­РЫЙ­ПРЕСТАРЫЙ ДОМ, – РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ ДЕТ­СКАЯ ПИ­СА­ТЕЛЬ­НИ­ЦА ТА­МА­РА ЧЕРЕМНОВА. – ДУ­МА­ЛА: «НЕУЖЕ­ЛИ ЭТО ЗНАК, ЧТО ДЛЯ МЕ­НЯ ТАК И НЕ НАЙ­ДЁТ­СЯ СВО­Е­ГО УГЛА? НЕУЖЕ­ЛИ Я ТАК И ПОМРУ В КАЗЁННОМ ДО­МЕ?»… ЧТО­БЫ ОСТАТЬ­СЯ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ, ОНА ПРОБИВАЛА ЛЮДСКОЕ БЕЗДУШИЕ.

Най­дя се­го­дня но­вый дом, она ста­ла улы­бать­ся так же, как в дет­стве, ко­гда еще не по­те­ря­ла до­ма род­но­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.