НЕИЗ­ВЕСТ­НАЯ ИС­ТО­РИЯ

Где был бар­на­уль­ский Кремль и где Па­риж на Ал­тае?

AiF Altay - - ГОСТЬ НОМЕРА - Свет­ла­на ЛЫРЧИКОВА

чис­ле вы­те­ка­ю­щих из со­вет­ских трак­то­вок. А вот к соб­ствен­но со­вет­ской ис­то­рии Бар­на­у­ла по боль­шо­му счё­ту по­чти ещё ни­кто не при­сту­пал. Ко­неч­но, есть от­дель­ные про­ра­бо­тан­ные пла­сты, к при­ме­ру, го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, боль­шие строй­ки, под­ня­тие це­ли­ны, но это до­воль­но уз­кий взгляд на де­ся­ти­ле­тия про­шло­го ве­ка. Вот в Ом­ске есть це­лая на­уч­ная шко­ла, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся опи­са­ни­ем по­все­днев­но­сти жи­те­лей го­ро­да вре­мён СССР, а у нас до это­го ру­ки не до­хо­дят. Воз­мож­но, это недав­нее в об­щем-то вре­мя мно­ги­ми ещё не вос­при­ни­ма­ет­ся как ис­то­рия, но это она и есть, и её на­до опи­сы­вать, ар­хи­ви­ро­вать… Как, впро­чем, и день се­го­дняш­ний, что­бы лет че­рез сто, две­сти у на­ших по­том­ков не бы­ло бе­лых пя­тен в ис­то­рии Бар­на­у­ла, да и лю­бо­го дру­го­го го­ро­да или рай­о­на края на­ча­ла ХХI ве­ка. куль­ту­ры, че­го бы то ни бы­ло. Лю­бой па­мят­ник от­ра­жа­ет ис­то­рию на­ше­го об­ще­ства, и уже по­это­му тре­бу­ет к се­бе ува­жи­тель­но­го от­но­ше­ния. Тут мож­но мно­го на вы­со­ких то­нах ска­зать, к че­му при­во­дит бес­па­мят­ство, что в об­ще­стве раз­ру­ша­ет­ся вме­сте с раз­ру­ше­ни­ем па­мят­ни­ков, – и всё это бу­дет исто­ри­че­ски вер­но. Но, учи­ты­вая со­вре­мен­ные ре­а­лии, мож­но ска­зать, что зна­ние ис­то­рии и до­стой­ное со­хра­не­ние объ­ек­тов на­сле­дия мож­но хо­ро­шо, как это на­зы­ва­ет­ся, мо­не­ти­зи­ро­вать. На та­ком под­хо­де жи­вут не толь­ко от­дель­ные го­ро­да, но и не­ко­то­рые стра­ны.

– Но мы же ста­ра­ем­ся – «Бар­на­ул – гор­но­за­вод­ской округ» и так да­лее…

– В Бар­нау­ле по­хо­ро­ше­му есть мас­са «объ­ек­тов по­ка­за», ис­то­ри­че­ская часть Бий­ска – во­об­ще мо­жет быть му­зе­ем под от­кры­тым небом. За ред­ким ис­клю­че­ни­ем эти объ­ек­ты на­хо­дят­ся в непре­зен­та­бель­ном со­сто­я­нии. Но я да­же не об этом… Вот в по­след­ние го­ды Ал­тай­ский край по­зи­ци­о­ни­ру­ет­ся как ту­ри­сти­че­ски при­вле­ка­тель­ный ре­ги­он: экология, чистые про­дук­ты, Бе­ло­ку­ри­ха, в ка­кой-то ме­ре Яро­вое… А вы зна­е­те, что во вто­рой по­ло­вине ХIХ ве­ка знать Том­ской гу­бер­нии (ку­да вхо­дил со­вре­мен­ный Ал­тай­ский край, – ред.) от­ды­ха­ла в Гор­ной Ко­лы­ва­ни, ко­то­рая се­го­дня по­зи­ци­о­ни­ру­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но в свя­зи с Ко­лы­ван­ским кам­не­рез­ным за­во­дом, где из­го­то­ви­ли Ца­ри­цу ваз, и мест­ны­ми руд­ни­ка­ми? Но ещё в 1869 го­ду немец­кий гео­лог Кот­та по­бы­вал в Ко­лы­ва­ни и пи­сал о том, что жи­те­ли («из­бран­ные», ко­неч­но, – ред.) Бар­на­у­ла, Том­ска, Се­ми­па­ла­тин­ска, а ино­гда да­же Ом­ска, го­то­вы пре­одо­леть несколь­ко со­тен вёрст для то­го, что­бы про­ве­сти лет­ние ме­ся­цы в этой мест­но­сти.

И, к сло­ву, во вто­рой по­ло­вине ХIХ в., ко­гда бо­лее-ме­нее про­то­ри­ли до­ро­ги в Гор­ный Ал­тай (се­ло Ула­ла, впо­след­ствии го­род Гор­но-Ал­тайск, ос­но­ва­ли пер­вые рус­ские по­се­лен­цы, при­е­хав­шие из Бий­ска в 1824 г. – ред.), ку­рорт­ни­ки по­тя­ну­лись в пред­го­рья, а по­том и вы­ше. Там бы­ло по­пу­ляр­но кли­ма­то­ле­че­ние, а ещё боль­ше ку­мы­со­ле­че­ние. «Ме­ста­ми при­тя­же­ния» бы­ли сё­ла Чёр­ный Ануй и Чер­га, ко­то­рые сей­час вос­при­ни­ма­ют­ся как мед­ве­жий угол. Уже по­том – имен­но по­том! – в ка­че­стве ме­ста от­ды­ха лю­ди об­лю­бо­ва­ли ныне из­вест­ный Че­мал, а так­же Анос. Рус­ский гео­граф и эт­но­граф Гри­го­рий Ни­ко­ла­е­вич По­та­нин в 1911 го­ду пи­сал, ци­ти­рую не до­слов­но, но близ­ко к ори­ги­на­лу, что Че­мал и Анос про­дол­жа­ют со­хра­нять свои ро­ли: Че­мал – это Па­риж, а Анос – Гёт­тин­ген или Мюн­хен. В Че­ма­ле – пу­стая мо­да и пустые ли­ца, в Ано­се – ин­тел­лек­ту­аль­ная жизнь бьёт клю­чом… Ну лад­но, вер­нём­ся с территории быв­шей ав­то­ном­ной об­ла­сти в со­ста­ве Ал­тай­ско­го края непо­сред­ствен­но на на­шу зем­лю. Ещё до то­го как во вто­рой по­ло­вине ХIХ ве­ка Сте­пан Ива­но­вич Гу­ля­ев «за­те­ял­ся» со стро­и­тель­ством ку­рор­та на тёп­лых клю­чах Бе­ло­ку­ри­хи, со­сто­я­тель­ные лю­ди, как на ку­рорт, ез­ди­ли в Со­ло­нов­ку на Ку­чук­ском озе­ре. Хо­тя там бы­ло пу­стое ме­сто, сто­лы­пин­ские пе­ре­се­лен­цы эту тер­ри­то­рию ещё не за­се­ли­ли, «ку­рорт­ни­ки» за­ку­па­ли про­ви­ант у ко­чев­ни­ков-ка­за­хов…

По­че­му бы та­кие и по­доб­ные фак­ты не ис­поль­зо­вать сей­час во бла­го раз­ви­тия тер­ри­то­рий? В каж­дом на­шем рай­оне, каж­дом го­ро­де есть свои ис­то­ри­че­ские «фиш­ки».

– Мы, ви­ди­мо, пло­хо зна­ем свою ис­то­рию…

– Увы, на­ша ис­то­рия в ос­нов­ном из­вест­на про­фес­си­о­на­лам и эн­ту­зи­а­стам-кра­е­ве­дам. До смеш­но­го ведь до­хо­дит. Ко­гда первую лест­ни­цу в На­гор­ный парк по­стро­и­ли, по ини­ци­а­ти­ве го­род­ско­го ко­ми­те­та по раз­ви­тию ту­риз­ма ря­дом по­ста­ви­ли ин­фор­ма­ци­он­ные стен­ды по ис­то­рии Бар­на­у­ла. И там ока­зал­ся не один де­ся­ток фак­ти­че­ских оши­бок, не го­во­ря уж о ба­наль­ных опе­чат­ках. Ко­гда чи­нов­ни­ков про­ин­фор­ми­ро­ва­ли об этих «оплош­но­стях», им, по ло­ги­ке ве­щей, нуж­но бы­ло вы­ве­рить об­на­ро­до­ван­ную ин­фор­ма­цию с ис­то­ри­ка­ми и ис­пра­вить её. А ко­ми­тет по­пы­тал­ся за­ста­вить фир­му, ко­то­рая стен­ды из­го­тав­ли­ва­ла, за свой счёт их пе­ре­де­лать! Её ру­ко­во­ди­тель – а я с ним встре­чал­ся – изу­мил­ся: по­че­му за свой счёт, ин­фор­ма­цию-то вы нам да­ли? В ито­ге был пе­ре­де­лан один стенд, где бы­ло несколь­ко до­сад­ных опе­ча­ток.

По мо­е­му убеж­де­нию, ин­те­рес к ис­то­рии сво­ей ро­ди­ны есте­стве­нен с юных лет. Про­сто нуж­но его гра­мот­но «по­до­гре­вать». В мои уче­ни­че­ские го­ды в шко­лах Бар­на­у­ла да­ва­ли ис­то­рию го­ро­да по хо­ро­шей книж­ке док­то­ра ис­то­ри­че­ских на­ук Алек­сандра Стар­це­ва. Сей­час о це­ле­на­прав­лен­ном кра­е­ве­де­нии в ал­тай­ских шко­лах го­во­рить не при­хо­дит­ся, по-мо­е­му, ис­то­рия род­но­го края как-то раз­бро­са­на по ря­ду пред­ме­тов в огра­ни­чен­ных объ­ё­мах. Но, сла­ва бо­гу, у нас ещё есть мощ­ное по­ко­ле­ние пе­да­го­гов, ко­то­рые по­ни­ма­ют цен­ность ис­то­ри­че­ско­го и пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния, и они це­ле­на­прав­лен­но транс­ли­ру­ют уче­ни­кам этот ин­те­рес. Во мно­гих го­ро­дах и рай­о­нах есть за­ме­ча­тель­ные эн­ту­зи­а­сты-кра­е­ве­ды, ко­то­рые с удо­воль­стви­ем об­ща­ют­ся со школь­ни­ка­ми. Как член жю­ри го­род­ских и ре­ги­о­наль­ных олим­пи­ад я ви­дел та­лант­ли­вых увле­чён­ных ре­бят, толь­ко мне непо­нят­но, что про­ис­хо­дит с их ис­то­ри­че­ским ин­те­ре­сом по окон­ча­нии шко­лы, ес­ли они не по­сту­па­ют на ис­т­фак, а вы­би­ра­ют иную сте­зю.

Мне бы хо­те­лось, что­бы от­но­ше­ние к ис­то­рии во­об­ще и ис­то­рии ма­лой ро­ди­ны в об­ще­стве из­ме­ни­лось. И моё «за­ступ­ни­че­ство» за па­мят­ни­ки, о судь­бе ко­то­рых есть ос­но­ва­ния бес­по­ко­ить­ся, про­дик­то­ва­но имен­но этим же­ла­ни­ем. Ес­ли мы все бу­дем знать своё про­шлое, це­нить свою ис­то­рию, ка­кой бы она ни бы­ла, у нас не бу­дет про­бле­мы за­бро­шен­ных раз­ру­ша­ю­щих­ся па­мят­ни­ков.

ЗНА­НИЕ ПРО­ШЛО­ГО ПОЛЕЗНО ДЛЯ БУ­ДУ­ЩЕ­ГО.

О дру­гих ин­те­рес­ных фак­тах из ис­то­рии Бар­на­у­ла чи­тай­те на с. 16-17.

Незна­чи­мых па­мят­ни­ков не бы­ва­ет – каж­дый из них неотъ­ем­ле­мая часть на­шей ис­то­рии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.