ТА­ЛАН­ТЫ СТРО­ГО­ГО РЕ­ЖИ­МА

В зоне сни­ма­ют филь­мы, ста­вят мю­зик­лы и иг­ра­ют рок на ду­хо­вых

AiF Altay - - ГРАНИ ЖИЗНИ - Еле­на НИКОЛАЕВА

«РАНЬ­ШЕ ЭТО БЫ­ЛА ИТК – ИС­ПРА­ВИ­ТЕЛЬ­НО­ТРУ­ДО­ВАЯ КО­ЛО­НИЯ», – РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ НА­ЧАЛЬ­НИК РУБЦОВСКОЙ ИК­10 АН­ДРЕЙ ДИГА.

«Ка­жет­ся, все­го од­ну бук­ву в названии убра­ли, – го­во­рит он. – Но, по су­ти, по­стра­дал очень важ­ный ас­пект ис­прав­ле­ния осуждённых – тру­до­вой». тюрь­ма. Об­ще­го у них ока­за­лось мно­го. Да­же за ре­шёт­ку уго­ди­ли по од­ной и той же 228-й ста­тье (рас­про­стра­не­ние нар­ко­ти­че­ских средств). Но бо­лее су­ще­ствен­ным ста­ло то, что оба ещё на сво­бо­де увле­ка­лись твор­че­ством – один пи­сал сти­хи, дру­гой иг­рал в сту­ден­че­ском те­ат­ре.

Твор­че­ские на­клон­но­сти бра­тья ре­а­ли­зо­ва­ли в те­ат­раль­ной сту­дии ко­ло­нии. Кол­лек­тив по­до­брал­ся неболь­шой, все­го 10 че­ло­век, но уни­вер­саль­ный. Пред­став­ле­ния по­ка­зы­ва­ют на каж­дый празд­ник. Са­ми пи­шут сце­на­рии, про­ду­мы­ва­ют сце­но­гра­фию, придерживаясь, впро­чем, прин­ци­па ми­ни­ма­лиз­ма. И не по­то­му, что не мо­гут де­ко­ра­ции сде­лать

(ещё как мо­гут!), а из идей­но-ху­до­же­ствен­ной кон­цеп­ции: в их те­ат­ре пер­во­сте­пен­на иг­ра ак­тё­ров, от ко­то­рой ни­что не долж­но от­вле­кать. Хо­тя, ко­неч­но, без ко­стю­мов всё же не обой­тись: в ко­ло­нист­ской ро­бе мно­го­го не сыг­ра­ешь.

– Есть шкаф с воль­ной одеж­дой. Он за­крыт и опе­ча­тан, как и по­ла­га­ет­ся. Ко­гда нуж­но для спек­так­ля, от­ту­да бе­рём бо­ле­е­ме­нее под­хо­дя­щую одеж­ду, – объ­яс­ня­ет Алек­сандр.

На ны­неш­ний День Рос­сии сту­дий­цы по­ста­ви­ли рэп-мю­зикл «Од­на Рос­сия на зем­ле». При­ду­ма­ли сло­ва-сти­хи (один да­же на ста­ро­сла­вян­ском!), со­чи­ни­ли и по­до­бра­ли му­зы­ку. А ещё Алек­сандр с бра­том сня­ли ху­до­же­ствен­ный фильм-ко­рот­ко­мет­раж­ку, ко­то­рый по­бе­дил на ре­ги­о­наль­ном эта­пе кон­кур­са твор­че­ства осуждённых «Быть доб­ру». И ста­ли «пер­во­про­ход­ца­ми» в со­зда­нии ка­бель­но­го те­ле­ви­де­ния. Пред­ло­же­ние о ТВ для ко­ло­нии вы­ска­за­ло ру­ко­вод­ство учре­жде­ния. Ведь есть о чём рас­ска­зы­вать! О тех же спор­тив­ных тур­ни­рах, ко­то­рые рань­ше ви­де­ли толь­ко са­ми участ­ни­ки да неболь­шая груп­па бо­лель­щи­ков, те­перь с экра­нов телевизоров, уста­нов­лен­ных в каж­дом от­ря­де, узна­ют все осуж­дён­ные.

– Но­вый вы­пуск де­ла­ем раз в две неде­ли, а транс­ли­ру­ем каж­дую неде­лю, – рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр. – Сю­же­ты раз­ные. Рас­ска­зы­ва­ем о про­из­вод­ствен­ных це­хах, об из­ме­не­ни­ях в УК. Вы­сту­па­ют в пе­ре­да­чах пси­хо­ло­ги, со­труд­ни­ки ко­ло­нии. По­пу­ляр­но­стью поль­зу­ет­ся руб­ри­ка о но­вин­ках ки­но. Ве­ду­щий спор­тив­ной руб­ри­ки рас­ска­зы­ва­ет об упраж­не­ни­ях, ко­то­рые мож­но де­лать в на­ших усло­ви­ях. В прошлом го­ду был ин­те­рес­ный про­ект «То­же лю­ди». Та­кие порт­ре­ты-за­ри­сов­ки осуждённых, ко­то­рым за­да­ва­ли 5 во­про­сов: об от­но­ше­нии к со­вер­шён­но­му пре­ступ­ле­нию, как по­ни­ма­ет сло­во «до­ве­рие», как из­ме­ни­ла его тюрь­ма, что он ду­ма­ет о се­мье и ка­ко­вы пла­ны на бу­ду­щее. Сей­час го­то­вим про­ект о раз­ных на­род­но­стях и на­ци­о­наль­но­стях, пред­ста­ви­те­ля­ми ко­то­рых являются наши то­ва­ри­щи по ко­ло­нии… Сна­ча­ла мно­гие скеп­ти­че­ски от­но­си­лись к за­тее с те­ле­ви­де­ни­ем, а по­том ста­ли ждать каж­дый вы­пуск, уви­де­ли, что мы по­ка­зы­ва­ем всё как есть.

Не так дав­но Са­шин брат осво­бо­дил­ся. Ча­сто зво­нит, ин­те­ре­су­ет­ся, как идут де­ла в те­ат­ре, как дви­жут­ся съём­ки но­во­го филь­ма. Он со­би­ра­ет­ся про­дол­жить за­ни­мать­ся сти­ха­ми, му­зы­кой.

– Пре­бы­ва­ние в ко­ло­нии ме­ня­ет от­но­ше­ние ко мно­гим ве­щам, – при­зна­ёт­ся Алек­сандр. – Зна­е­те, в ка­кой-то сте­пе­ни я да­же бла­го­да­рен судь­бе, что здесь очу­тил­ся: ес­ли от­бро­сить все от­ри­ца­тель­ные фак­то­ры, то мож­но при­знать, что сей­час я на своём ме­сте, за­ни­ма­юсь тем, что мне ин­те­рес­но и важ­но.

На сво­бо­де он меч­та­ет про­явить се­бя как ви­де­о­пе­ра­тор. Или мон­та­жёр. Или ре­жис­сёр. Но ес­ли по­на­ча­лу пред­ло­жат по­ра­бо­тать про­стым осве­ти­те­лем, со­гла­сит­ся, так как по­ни­ма­ет: что­бы до­стичь це­ли, нуж­но прой­ти всю лест­ни­цу снизу до­вер­ху.

Срок у осуж­дён­но­го Ан­д­ро­со­ва за­кан­чи­ва­ет­ся в 2024 го­ду. Срок УДО на­сту­па­ет в 2021 го­ду.

Осо­бая гор­дость рубцовской ИК-10 – ду­хо­вой ор­кестр. Му­зы­кан­ты-са­мо­уч­ки иг­ра­ют не толь­ко при­выч­ный для исполнения на ду­хо­вых ин­стру­мен­тах ре­пер­ту­ар – мар­ши, валь­сы, джаз – но и (фан­та­сти­ка!) рок. Го­во­рят, ку­ра­тор кон­кур­са «Ка­ли­на красная», по­слу­шав здеш­ний ор­кестр, при­зна­ла: иг­ра­ют на про­фес­си­о­наль­ном уровне.

Соз­да­вать­ся кол­лек­тив на­чал один­на­дцать лет на­зад и то­же по идее ад­ми­ни­стра­ции ко­ло­нии. Из всех му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тов – од­на тру­ба. По­том ста­ли ис­кать ду­хо­вые по за­кры­ва­ю­щим­ся сель­ским клу­бам. Что-то да­ри­ли спон­со­ры-ме­це­на­ты. Те­перь в ор­кест­ре есть и аль­ты, и бас, и тром­бон… Нет толь­ко сак­со­фо­на, что ужас­но огор­ча­ет бес­смен­но­го ру­ко­во­ди­те­ля и ди­ри­жё­ра Манс­ура Мул­да­ка­е­ва.

Манс­ур – един­ствен­ный в кол­лек­ти­ве че­ло­век, ко­то­рый име­ет му­зы­каль­ное об­ра­зо­ва­ние. Он окон­чил му­зы­каль­ную шко­лу, мно­го лет слу­жил в ду­хо­вом во­ен­ном ор­кест­ре у се­бя на ро­дине, в Та­джи­ки­стане. Се­го­дняш­ний со­став ор­кест­ра – уже тре­тий, с ко­то­рым он ра­бо­та­ет.

– Те, кто при­хо­дят, не то что гра­мо­ты нот­ной не зна­ют, но да­же слу­ха-то му­зы­каль­но­го у неко­то­рых нет, – го­во­рит он. – Но бе­ру их. Они же идут не про­сто так, а что­бы из­ме­нить се­бя, че­му-то хо­ро­ше­му на­учить­ся.

«Вы­пуск­ни­ки» ду­хо­во­го ор­кест­ра пре­крас­но зна­ют и но­ты, и как они бе­рут­ся, и как зву­чат. Осо­бен­но ра­ду­ет Манс­ура, что сре­ди быв­ших его уче­ни­ков есть та­кие та­лан­ты, ко­то­рые устра­и­ва­ют­ся ра­бо­тать в про­фес­си­о­наль­ные и на­род­ные ду­хо­вые ор­кест­ры. У него са­мо­го меч­та та­кая: ко­гда вый­дет, ор­га­ни­зу­ет неболь­шой ду­хо­вой ор­кестр, ко­то­рый бу­дет играть кра­си­вую му­зы­ку в пар­ках.

– Та­кая хо­ро­шая, но за­бы­тая тра­ди­ция, – го­во­рит он. – Это же по­лёт ду­ши, ко­гда иг­ра­ет ду­хо­вой ор­кестр! Му­зы­ка да­ёт от­ду­ши­ну. А пред­став­ля­е­те, вот ко­гда по пла­цу идут стро­ем зе­ки, а мы иг­ра­ем. У них же на­стро­е­ние под­ни­ма­ет­ся. А ес­ли че­ло­век улы­ба­ет­ся, зна­чит, жизнь идёт впе­рёд.

То, что жизнь там, на во­ле, ушла да­ле­ко впе­рёд, Мул­да­ка­ев по­ни­ма­ет очень хо­ро­шо. Ко­гда его по­са­ди­ли, сы­ну бы­ло все­го 9 лет, а сей­час – 25, и у него у са­мо­го уже че­ты­рёх­го­до­ва­лая дочь. Внуч­ку Настень­ку де­душ­ка ни­ко­гда не дер­жал на ру­ках и ви­дел толь­ко по ви­део­те­ле­фо­ну. «Она хо­ро­шо по­ёт, – улы­ба­ет­ся Манс­ур. – Сын го­во­рит: «При­ез­жай учить её му­зы­ке…». При­е­хать он смо­жет че­рез 4 го­да. Ко­гда Настя пой­дёт в шко­лу. И его вто­рой внуч­ке, ко­то­рую долж­на ро­дить в де­каб­ре стар­шая дочь, бу­дет це­лых три го­да.

– Это горь­ко и тя­же­ло со­зна­вать, – взды­ха­ет муж­чи­на. – Дол­го си­жу, уже 16 лет. Сей­час бы всё пе­ре­иг­рал, но… Жизнь – это же не ре­пе­ти­ция ор­кест­ра, не переиграешь. Про­шлое вспо­ми­нать не охо­та. На­до думать о бу­ду­щем.

…Очень хо­те­лось по­ста­вить точ­ку на этих сло­вах осуж­дён­но­го Мул­да­ка­е­ва, но, на­вер­ное, пра­виль­но бу­дет объ­яс­нить, за что этот улыб­чи­вый, с ти­хим го­ло­сом че­ло­век по­лу­чил та­кой боль­шой срок. Он вы­ру­бил то­по­ром се­мью од­но­сель­ча­ни­на в од­ном из рай­о­нов края. Муж­чи­ну, жен­щи­ну и двух их де­тей. Разыг­ра­лась кро­ва­вая тра­ге­дия по­сле «доб­ро­со­сед­ской» пьян­ки.

ЖИЗНЬ ЗА РЕШЁТКОЙ УЖЕ НЕ ПЕРЕИГРАЕШЬ.

О вы­ступ­ле­ни­ях ор­кест­ра под ру­ко­вод­ством Манс­ура ча­сто рас­ска­зы­ва­ет в те­ле­пе­ре­да­чах его то­ва­рищ по ко­ло­нии Алек­сандр.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.