КАК ЗВУЧИТ КАМЫШОВАЯ ФЛЕЙТА?

Алек­сандр Го­ло­вин: «С тра­ди­ци­он­ной куль­ту­рой нуж­но общаться»

AiF Altay - - ГОСТЬ НОМЕРА - Еле­на НИ­КО­ЛА­Е­ВА

Во­об­ще сделать ду­доч­ку можно и из мор­ков­ни­ка, из бор­ще­ви­ка, и да­же из вы­сох­шей ма­ли­ны или бу­зи­ны. Но ка­мыш, уве­ря­ет ма­стер, – са­мый зву­ча­щий трост­ни­ко­вый ма­те­ри­ал. у нас уже нет об­раз­цов, по ко­то­рым их можно сделать. По­это­му стал вы­спра­ши­вать у ста­рых лю­дей, что бы­ли за ин­стру­мен­ты такие. И од­на бабушка в се­ле Ка­мы­шен­ка Пет­ро­пав­лов­ско­го рай­о­на рас­ска­за­ла, что бы­ли такие камышовые дуд­ки. Спра­ши­ваю: «А как они иг­ра­ли?» – «Да так, – отвечает, – тур­лы­тур­лы-тур­лы-тур­лы…». Под неё можно бы­ло и под­пля­сы­вать, и пес­ни петь. Лю­бой инструмент, со­здан­ный в на­ро­де, рас­счи­тан для вполне кон­крет­ных функ­ций – петь, тан­це­вать. Под трост­ни­ко­вые дудочки ча­сто ско­ти­ну пас­ли. В этом то­же её при­клад­ное зна­че­ние. Сам про­бо­вал ко­ро­вам иг­рать, бла­го, их в на­шем Ча­рыш­ском рай­оне мно­го. Они слу­ша­ют! За­иг­рал, они оста­но­ви­лись, же­вать пе­ре­ста­ли. По­слу­ша­ли­по­слу­ша­ли, да и вновь сво­им де­лом за­ня­лись – по­гло­ще­ни­ем тра­вы. А отец рас­ска­зы­вал, что во вре­мя по­ко­са, бы­ва­ло, сре­зал та­кую дуд­ку. По­иг­рал немно­го, да и вы­бро­сил. Та­кая вот од­но­ра­зо­вая му­зы­ка для неболь­шой пе­ре­дыш­ки во вре­мя тя­жё­лой ра­бо­ты.

– А в ор­кест­ре, в кон­церт­ном за­ле мо­жет камышовая флейта за­зву­чать?

– В со­вре­мен­ном на­род­ном ор­кест­ре вряд ли. Там, где иг­ра­ют по но­там, по ака­де­ми­че­ским пра­ви­лам, пас­ту­шьи да по­кос­ные дуд­ки не при­год­ны. Но зна­е­те, мно­гие ин­стру­мен­ты, ко­то­рые ис­поль­зу­ют­ся в про­фес­си­о­наль­ных ор­кест­рах, имеют трост­ни­ко­вые тро­сти. На­при­мер, в клар­не­те, в га­бое.

«ЭТО В МУЗЫКОВЕДЧЕСКОЙ СРЕ­ДЕ НА­ЗЫ­ВА­ЮТ ИХ КРА­СИ­ВО – КАМЫШОВЫЕ ФЛЕЙТЫ. ПО СУ­ТИ ЖЕ ОНИ – ДУДОЧКИ ИЗ КАМЫША», – ГО­ВО­РИТ СПЕ­ЦИ­А­ЛИСТ ПО ФОЛЬКЛОРУ ЧАРЫШСКОГО НА­РОД­НО­ГО ДО­МА АЛЕК­САНДР ГО­ЛО­ВИН.

Ведь ко­гда вы­сту­пал хор по­ю­щих кре­стьян, то мно­гие му­зы­ко­ве­ды то­го вре­ме­ни не верили, что это по­ют простые лю­ди. Го­во­ри­ли, что это пе­ре­оде­тые опер­ные певцы. Исторический факт: од­на­ж­ды му­зы­каль­ный кри­тик вы­звал­ся раз­об­ла­чить яко­бы ря­же­ных опер­ных пев­цов из хо­ра Пят­ниц­ко­го. Схва­тил од­но­го за бо­ро­ду, по его мне­нию, на­клад­ную и дёр­нул. А бо­ро­да ока­за­лась на­сто­я­щей! И раз­об­ла­чи­те­лю от бо­ро­да­то­го му­жи­ка досталось то­же по-на­сто­я­ще­му.

– Но ко­му сегодня мо­гут быть ин­те­рес­ны эти камышовые флейты?

– Народная куль- тура дер­жа­лась на вос­про­из­вод­стве. Че­рез сви­сточ­ки, дудочки, жа­лей­ки, рож­ки, гус­ли, ба­ла­лай­ки, пе­ние, пляс­ки, иг­ры... А со­вре­мен­ная куль­ту­ра фор­ми­ру­ет по­треб­ле­ние. Лю­ди слу­ша­ют и смот­рят по те­ле­ви­зо­ру, ком­пью­те­ру. Но са­ми не вос­про­из­во­дят.

Что-то пы­та­ет­ся со­хра­нить фольк­лор­ное дви­же­ние. Не ска­жу, что це­ли­ком. Мно­гое уже ушло без­воз­врат­но. Ушли и про­дол­жа­ют ухо­дить ба­буш­ки и де­душ­ки, ко­то­рые пе­ли, рас­ска­зы­ва­ли, иг­ра­ли. С ними ухо­дят и ин­стру­мен­ты, ко­то­рые они уме­ли де­лать… На­ша жизнь ме­ня­ет­ся и ме­ня­ет­ся быст­ро. У маль­чи­шек нет ро­га­ток, хо­тя в на­ше детство ро­гат­ка бы­ла та­кое же бо­гат­ство, как те­ле­фон, ком­пью­тер и планшет в од­ном. Сей­час ре­бя­та не делают свист­ков из струч­ков ака­ции и стеб­ля оду­ван­чи­ка. Со­вре­мен­ные де­ти за­ня­ты дру­гим. Это, мо­жет быть, груст­но, но это тех­но­трон­ное об­ще­ство, в ко­то­ром мы жи­вём.

– Вы за­ни­ма­е­тесь фольк­ло­ром, что­бы успеть со­хра­нить то, что еще не уте­ря­но в куль­ту­ре на­ро­да?

– Фольклор в пе­ре­во­де – «народная муд­рость». Да, у ме­ня преж­де все­го ис­сле­до­ва­тель­ский интерес: как мог иг­рать инструмент, как был сде­лан, как со­здать ин­те­рес­ную му­зы­ку из при­род­ных зву­ков. Да­же ес­ли она зри­те­лю со сто­ро­ны по­ка­жет­ся и непо­нят­ной, и неин­те­рес­ной.

Я на­чал слу­шать, как по­ют на­род­ные ис­пол­ни­те­ли. Собрал кол­лек­тив ба­бу­шек. По­ра­зи­ло, как они по­ют: са­дят­ся ряд­ком, безо вся­ких ин­стру­мен­тов, од­на за­пе­ла – осталь­ные под­хва­ти­ли. Все по­ют «ни­зом», а од­на тя­нет, го­ло­сит. Это бы­ло со­всем не так, как ме­ня учи­ли в культ­про­све­ту­чи­ли­ще и в ин­сти­ту­те. Но это бы­ло очень ин­те­рес­но.

Я за­ни­ма­юсь фольк­ло­ри­сти­кой, ко­неч­но, на сво­ем уровне. Изу­чаю тра­ди­ци­он­ную куль­ту­ру род­но­го Чарышского рай­о­на. Это очень ин­те­рес­ный рай­он. Его тер­ри­то­рию за­се­ля­ли ка­за­ки, ста­ро­об­ряд­цы и кре­стьяне пер­вой вол­ны пе­ре­се­ле­ния. У ме­ня то­же ро­до­вые кор­ни – ста­ро­об­ряд­че­ские.

В на­шем Ча­рыш­ском На­род­ном до­ме есть на­род­ные хо­ры муж­ской и жен­ский. Де­ти школь­но­го воз­рас­та за­ни­ма­ют­ся бы­то­вой хо­рео­гра­фи­ей. Не на­до ка­ких-то осо­бых на­вы­ков, что­бы тан­це­вать поль­ку, кра­ко­вяк.

У нас при­вык­ли, что фольклор – это ба­буш­ки в кокошниках и сарафанах да му­жи­ки в крас­ных ру­баш­ках, по­ю­щие под гар­мош­ку несу­раз­ное. Такие сте­рео­ти­пы сло­жи­лись с тех вре­мен, ко­гда фольк­лор­ные кол­лек­ти­вы создавались на по­тре­бу зри­те­лей и пред­став­ля­ли на­род­ные тра­ди­ции не с луч­шей сто­ро­ны. На­при­мер, тя­гу­чие пес­ни зачем-то по­ка­зы­ва­ли зри­те­лям, а они по­ют­ся не для дру­гих, а для са­мо­го се­бя. Но ко­гда в зал по­ют 21 куп­лет – зри­тель не готов это вос­при­ни­мать, он на­чи­на­ет ску­чать, зе­вать и за­сы­пать…

С тра­ди­ци­он­ной куль­ту­рой на­до общаться, на­до жить в ней. Ко­неч­но, лю­бо­пыт­но, ко­гда те­бе её по­ка­зы­ва­ют и о ней рас­ска­зы­ва­ют, но ко­гда ты сам при­ни­ма­ешь уча­стие – со­всем дру­гое де­ло.

ФОЛЬКЛОР  НЕ БА­БУШ­КИ В КОКОШНИКАХ И САРАФАНАХ.

Фольк­лор­ные ан­сам­бли из Ча­ры­ша ча­сто вы­ез­жа­ют на празд­ни­ки в от­да­лён­ные сё­ла и в со­сед­ние рай­о­ны. И в пути не ску­ча­ют!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.