ЧАДРУ НА ШОРТЫ НЕ МЕ­НЯ­ЮТ?

AiF Astrakhan - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Юлия ТУТИНА

ным. Но, к со­жа­ле­нию, это­го не про­изо­шло. Ока­за­лось да­же, что при всех оче­вид­ных ми­ну­сах (на­при­мер, по­сто­ян­ной угро­зе атом­ной вой­ны) ушед­шая си­сте­ма бы­ла чрез­вы­чай­но устой­чи­вой. А се­год­ня Ев­ро­па, по­те­ряв в ли­це СССР вра­га, неожи­дан­но по­па­ла в тис­ки сво­их де­мо­кра­ти­че­ских по­бед. На сме­ну пред­ска­зу­е­мо­му злу при­шёл тер­ро­ризм, бес­по­щад­ный и непред­ска­зу­е­мый. По­лу­чи­лось, что по­бе­да де­мо­кра­тии, ко­то­рая не поз­во­ля­ет цен­зу­ри­ро­вать но­вост­ные по­то­ки, са­ма под­тал­ки­ва­ет убийц к оче­ред­ным кро­ва­вым на­па­де­ни­ям... Ведь тер­ро­ризм пи­та­ет­ся пуб­лич­но­стью. В то­та­ли­тар­ных об­ще­ствах ведь как бы нет тер­ак­тов - про них не со­об­ща­ет­ся об­ще­ству, а зна­чит, и со­вер­шать их для устра­ше­ния на­ро­да про­сто смыс­ла нет... Та­кой вот за­мкну­тый круг.

Оце­ни­вая бес­че­ло­веч­ность тер­ро­риз­ма, ча­сто го­во­рят, что у тер­ро­ри­стов нет ли­ца. Вро­де бы так - без­услов­но, ни­ка­кая ми­ро­вая ре­ли­гия не про­по­ве­ду­ет тер­ро­ризм. Имен­но по­это­му пат­ри­арх го­во­рит, что тер­ро­рист, мо­ти­ви­руя се­бя ду­хов­ны­ми мо­ти­ва­ми, по су­ти, ве­дёт се­бя как без­бож­ник. Но всё не так пря­мо­ли­ней­но. Без­услов­но, мы впра­ве ска­зать, что кре­сто­нос­цы, ко­то­рые шли осво­бож­дать Гроб Гос­по­день, не долж­ны бы­ли раз­ру­шать Кон­стан­ти­но­поль, так как та­кое во­ин­ствен­ное по­ве­де­ние не со­от­вет­ству­ет Еван­ге­лию. Но мы не мо­жем ска­зать, что это не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к сред­не­ве­ко­во­му ка­то­ли­че­ству. По­это­му, ко­неч­но, по­нят­но, что ис­лам не про­по­ве­ду­ет агрес­сию, но, увы, невоз­мож­но не при­знать, что се­го­дняш­ние тер­ро­ри­сты очень ча­сто ре­ли­ги­оз­но мо­ти­ви­ро­ва­ны. По­это­му се­год­ня так необ­хо­ди­ма твёр­дая по­зи­ция ду­хов­ных ли­де­ров ис­ла­ма.

- Тер­ро­ри­сты - это край­нее про­яв­ле­ние. Но в Ев­ро­пе и иная бе­да: при­е­хав­шие с Во­сто­ка лю­ди ка­те­го­ри­че­ски не хо­тят вли­вать­ся в мест­ное об­ще­ство, под­чёр­ки­вая на­ци­о­наль­ную осо­бен­ность. От­сю­да бой­ня на Кор­си­ке, где мест­ные бы­ли взбе­ше­ны по­ве­де­ни­ем ара­бов, от­каз Швей­ца­рии дать граж­дан­ство де­воч­кам, ко­то­рые от­ка­за­лись хо­дить с од­но­класс­ни­ка­ми в бассейн...

- Ду­маю, это про­бле­ма кра­ха то­го, что не­ко­то­рые по­ли­то­ло­ги на­зы­ва­ют фи­ло­соф­ским про­ек­том Про­све­ще­ния. XVIII век - век ра­зу­ма, эпо­ха Про­све­ще­ния. В Ев­ро­пе сфор­му­ли­ро­ва­на те­ма при­о­ри­те­та ра­зу­ма че­ло­ве­че­ско­го, в рам­ках ко­то­рой ре­ли­гия, по мыс­ли идео­ло­гов, неми­ну­е­мо бу­дет от­тес­не­на на пе­ри­фе­рию об­ще­ствен­ной жиз­ни. Воз­ни­ка­ет пред­став­ле­ние о че­ло­ве­ке как о некой ну­ле­вой ве­ли­чине. Он су­ще­ству­ет как та­ко­вой, а ре­ли­гия, его куль­ту­ра, на­ци­о­наль­ные чер­ты - это, де­скать, ве­щи вто­рич­ные. По­то­му в об­ще­стве до­ста­точ­но со­здать некие уни­вер­саль­ные усло­вия и за­ко­ны, и каж­дый че­ло­век вне за­ви­си­мо­сти от сво­их кор­ней, об­ра­зо­ва­ния лег­ко во­льёт­ся в это пре­крас­ное, иде­аль­ное об­ще­ство. Та­кая вот кар­ти­на за­ме­ча­тель­но­го ми­ра для всех. Но тут за­кра­лась до­сад­ная ошиб­ка. Ока­за­лось, что для че­ло­ве­ка его про­шлое, его куль­ту­ра, его ре­ли­гия - ве­щи не ма­ло­зна­ча­щие, вто­ро­сте­пен­ные, он не го­тов по­сту­пить­ся всем этим, бо­лее то­го - он хо­чет всё это со­хра­нить и пе­ре­дать де­тям! И, ска­жем, му­суль­ман­ки во­все не стре­мят­ся сме­нить чадру на шорты.

КРЕСТ КАК ОСКОРБ­ЛЕ­НИЕ?

- И ка­кой же вы­ход? - За­ме­чу, ум­ные лю­ди дав­но по­ни­ма­ли, что уни­вер­саль­но­стью эта си­сте­ма не об­ла­да­ет. Тот же Чер­чилль го­во­рил: «Де­мо­кра­тия - са­мый пло­хой спо­соб прав­ле­ния, не счи­тая всех осталь­ных». Се­год­ня Ев­ро­па по­сте­пен­но от­ка­зы­ва­ет­ся от по­ли­ти­ки то­ле­рант­но­сти - та­кой, ка­кой она по­ни­ма­лась вче­ра. И про­бле­ма эта неве­ро­ят­но слож­ная. Неко­то­рое вре­мя на­зад я как при­мер нере­аль­но­го при­во­дил воз­мож­ность, что кто-ни­будь по­тре­бу­ет убрать кре­сты как оскорб­ля­ю­щие его ре­ли­ги­оз­ные чув­ства. И что же? Недав­но в са­мо­лё­те у пас­са­жи­ра по­тре­бо­ва­ли снять на­тель­ный крест: мол, со­се­ду-му­суль­ма­ни­ну непри­ят­но... При­чём имен­но в Ев­ро­пе эта про­бле­ма осо­бен­но яр­ко про­яв­ля­ет­ся. Аме­ри­ка изна­чаль­но со­зда­ва­лась как пла­виль­ный ко­тёл на­ро­дов. Там то­же ни­кто ни с кем на де­ле не спла­вил­ся, все под­чёр­ки­ва­ют свою на­ци­о­наль­ную са­мо­быт­ность, но де­ла­ют это ис­клю­чи­тель­но осто­рож­но, в рам­ках за­ко­на. А Ев­ро­па по­пы­та­лась при­нять ино­род­цев как лю­дей, изна­чаль­но ме­нее об­ра­зо­ван­ных, рас­счи­ты­вая, что те с ра­до­стью при­мут их цен­но­сти. Ан нет...

И ко­нец это­му про­ти­во­сто­я­нию мо­жет быть не са­мый хо­ро­ший для ЕС. Ко­гда стал­ки­ва­ют­ся две ци­ви­ли­за­ции, то та, ко­то­рая счи­та­ет се­бя вы­ше и раз­ви­тей, как пра­ви­ло, все­гда про­иг­ры­ва­ет той, ко­то­рую она счи­та­ет сто­я­щей на низ­шей сту­пе­ни раз­ви­тия.

- Па­па Рим­ский и пат­ри­арх Ки­рилл встре­ти­лись, при­зва­ли к ми­ру на Ближ­нем Во­сто­ке - и где ре­зуль­тат?

- Встре­ча не сво­ди­лась к од­ной этой те­ме, но не мо­гу не об­ра­тить ва­ше вни­ма­ние на то, что пе­ре­ми­рие бы­ло до­стиг­ну­то имен­но по­сле встре­чи. Бо­лее то­го - толь­ко по­сле неё в ми­ро­вых СМИ в по­вест­ке дня по­яви­лась те­ма пре­сле­до­ва­ния хри­сти­ан в со­вре­мен­ном ми­ре. То, что те­ма воз­ник­ла, есть ре­зуль­тат встре­чи, со­вер­шен­но зри­мый и ощу­ти­мый. На са­мом вы­со­ком по­ли­ти­че­ском уровне по­явил­ся на­ко­нец тер­мин «ге­но­цид хри­сти­ан».

- Мно­гие чи­та­те­ли се­ту­ют: в церк­ви слож­но, бо­го­слу­же­ния непо­нят­ны, дол­го сто­ять... По­че­му бы не взять при­мер с ка­то­ли­ков? Там те­бе и текст мо­литв на род­ном язы­ке, и ска­мей­ки...

- Се­год­ня, по­ни­мая вот это нетер­пе­ние или немочь со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка, во мно­гих хра­мах, по край­ней ме­ре де­тям и ста­ри­кам, да­ют воз­мож­ность сесть. Но ме­ня-то со­всем дру­гое бес­по­ко­ит: в 90-е го­ды, ко­гда мно­гие из мо­е­го по­ко­ле­ния впер­вые при­хо­ди­ли к ве­ре, мы по­рой спо­ри­ли до хри­по­ты. Но это бы­ли ми­ро­воз­зрен­че­ские во­про­сы: есть ли Бог, а по­че­му пра­во­сла­вие, а не буд­дизм, на­при­мер? А се­год­ня всех сплошь ска­мей­ки да по­жерт­во­ва­ния бес­по­ко­ят. Это, увы, про­бле­ма со­вре­мен­но­го об­ще­ства: рань­ше Би­б­лию за­пре­ща­ли, так её, до­быв, друг дру­гу вслух чи­та­ли, а се­год­ня в книж­ном де­сят­ки ва­ри­ан­тов Би­б­лии, да ни­кто не по­ку­па­ет.

Фо­то Zuma/ТАСС

Цер­ковь ста­ла един­ствен­ной ре­аль­ной ми­ро­твор­че­ской си­лой на Укра­ине.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.