«Я НЕ ЖЕ­ЛЕЗ­НАЯ!»

AiF Astrakhan - - ГОСТЬ НОМЕРА -

- «Сей­час я ду­маю толь­ко о тре­ни­ров­ках», - го­во­ри­ли вы ещё в июле. В ка­кой мо­мент ста­ло по­нят­но, что ду­мать на­до о дру­гом?

- Где-то за неде­лю до на­ча­ла Па­ра­лим­пи­а­ды. Мы ведь дол­го на что-то на­де­я­лись. Сна­ча­ла на Спор­тив­ный ар­бит­раж­ный суд - там от­каз. По­том ста­ли по­да­вать в Меж­ду­на­род­ный па­ра­лим­пий­ский ко­ми­тет ин­ди­ви­ду­аль­ные об­ра­ще­ния - сно­ва от­каз. Это бы­ло невы­но­си­мо. Мы вро­де все по­ни­ма­ли, что меч­та уплы­ва­ет, но про­дол­жа­ли ра­бо­тать, жать из се­бя ка­ки­е­то ре­зуль­та­ты. Бы­ва­ли со­всем нехо­ро­шие дни, ко­гда хо­те­лось всё бро­сить. То­гда я по­сре­ди тре­ни­ров­ки вы­ле­за­ла из бас­сей­на и са­ди­лась на бор­тик. Даль­ше бы­ли бе­се­ды с тре­не­ром. Я бра­ла се­бя в ру­ки и воз­вра­ща­лась в во­ду. А ко­гда объ­яви­ли, что вме­сто Рио у нас бу­дут аль­тер­на­тив­ные со­рев­но­ва­ния в Рос­сии, то я боль­ше всех кри­ча­ла: «Мне это не на­до, хо­чу толь­ко на Па­ра­лим­пи­а­ду!» При этом, как ни стран­но, всё рав­но по инер­ции про­дол­жа­ла тре­ни­ро­вать­ся.

- Па­ра­лим­пий­цев счи­та­ют несги­ба­е­мы­ми людь­ми. А Оле­ся Вла­ды­ки­на мо­жет за­пла­кать?

- Ко­неч­но. Стер­жень у ме­ня внут­ри есть, но я ни­ка­кая не же­лез­ная. И книж­ка, и фильм, и му­зы­ка клас­си­че­ская мо­гут до слёз до­ве­сти. Но в по­след­нее вре­мя слёз нет. Из-за всей этой си­ту­а­ции. Я толь­ко сме­я­лась над про­ис­хо­дя­щим, хо­тя мне бы­ло безум­но боль­но. Не знаю, как объ­яс­нить. Это та­кое чув­ство опу­сто­шён­но­сти, бес­си­лия. Ты ни­че­го не мо­жешь сде­лать, от те­бя ни­че­го не за­ви­сит.

- Кто-то из ино­стран­цев на­пи­сал вам хоть СМС со сло­ва­ми под­держ­ки?

- И пи­са­ли, и зво­ни­ли. Мои дру­зья-па­ра­лим­пий­цы из дру­гих сбор­ных, тре­не­ры - все го­во­ри­ли: это неле­по, нечест­но. В том чис­ле и аме­ри­кан­цы. Вот бри­тан­цы - нет. По­то­му что моя глав­ная со­пер­ни­ца из Бри­та­нии. Но мы с ней и рань­ше не об­ща­лись.

ЭТО ТОЧ­КА?

- Есть мне­ние, что на­шим па­ра­лим­пий­цам до­ста­лось из-за то­го, что Меж­ду­на­род­ный па­ра­лим­пий­ский ко­ми­тет воз­глав­ля­ет имен­но бри­та­нец. Ло­яль­ность по от­но­ше­нию к Рос­сии Фи­лип Крей­вен не мог про­де­мон­стри­ро­вать, на ро­дине бы не по­ня­ли. - Ду­маю, там мно­го фак­то­ров, вклю­чая и тот, что вы на­зва­ли. Но, чест­но, я лич­но ко­пать­ся не хо­чу в этом. Что то­гда, что сей­час - ка­ки­е­то мне­ния име­ли бы зна­че­ние, ес­ли бы за ни­ми сле­до­ва­ли дей­ствия. А так это про­сто со­тря­са­ние воз­ду­ха. Де­ло ведь да­же не в сбор­ной Рос­сии. Глав­ное, это неспра­вед­ли­вость по от­но­ше­нию к лю­дям, ко­то­рые пе­ре­бо­ро­ли се­бя, свою си­ту­а­цию, столь­ко сил от­да­ли спор­ту - шли к Иг­рам кто 4 го­да, кто 10. Но ни­кто не за­щи­тил их ин­те­ре­сы, до­сти­же­ния, ни­че­го. Все ме­ха­низ­мы, вклю­чая юри­ди­че­ские, ока­за­лись не на сто­роне спортс­ме­нов, а на сто­роне несколь­ких ру­ко­во­ди­те­лей. Са­ма си­сте­ма управ­ле­ния в Меж­ду­на­род­ном па­ра­лим­пий­ском ко­ми­те­те не вы­дер­жа­ла вме­ша­тель­ства по­ли­ти­ки. А ес­ли ещё что-то вме­ша­ет­ся?

- Что вас се­го­дня ещё дер­жит в спор­те, осо­бен­но учи­ты­вая, что ис­то­рии с от­стра­не­ни­ем па­ра­лим­пий­цев кон­ца не вид­но? - Это са­мый слож­ный для ме­ня во­прос. Я кру­чу у се­бя в го­ло­ве и так и этак, но по­ка не осо­бо ви­жу мо­ти­ва­ции. По­ни­ма­е­те, тут мно­гое за­ви­сит от воз­рас­та. Де­ло не в фи­зи­че­ской фор­ме, а в це­лях, ко­то­рые ста­вишь. В мо­ём слу­чае, ко­гда уже за­кон­че­ны уни­вер­си­тет, ас­пи­ран­ту­ра, ма­ги­стра­ту­ра, спорт стал, по су­ти, един­ствен­ным де­лом. И на­ко­нец, ко­гда по­яви­лась воз­мож­ность пол­но­стью со­сре­до­то­чить­ся на пла­ва­нии, то ока­зать­ся в та­кой си­ту­а­ции, как сей­час… Ка­жет­ся, про­сто смыс­ла нет оста­вать­ся. Нуж­но жить даль­ше, ис­кать се­бя в дру­гом. - Ста­ви­те точ­ку?

- Ча­сто об этом ду­маю. Нет, я не де­лаю за­яв­ле­ний на те­му за­вер­ше­ния ка­рье­ры. Но вполне воз­мож­но, что че­рез ме­сяц или год я к это­му при­ду.

- Оле­ся, а нет ли у вас ощу­ще­ния, что толь­ко бла­го­да­ря скан­да­лу па­ра­лим­пий­цы по­лу­чи­ли вни­ма­ние, о ко­то­ром рань­ше мож­но бы­ло лишь меч­тать?

- Нет, ну всё-та­ки па­ра­лим­пий­ский спорт в Рос­сии сдви­нул­ся с мёрт­вой точ­ки, на ко­то­рой ко­гда-то на­хо­дил­ся. При под­держ­ке го­су­дар­ства всё при­об­ре­ло при­лич­ные мас­шта­бы. Ну вот, на­при­мер, те­ле­ви­де­ние. Ка­жет­ся, что па­ра­лим­пий­цев по­ка­зы­ва­ют на экране лишь по­то­му, что кто-то за­став­ля­ет. По боль­шо­му счё­ту, вспо­ми­на­ют о нас раз в 2 го­да - ко­гда зим­няя или лет­няя Па­ра­лим­пи­а­да. Я всё по­ни­маю, но нель­зя же в на­шем слу­чае апел­ли­ро­вать к ка­ким-то рей­тин­гам! СМИ долж­ны чув­ство­вать свою со­ци­аль­ную от­вет­ствен­ность. Это не та ис­то­рия, где на­до пы­тать­ся за­ра­бо­тать. Это про дру­гое.

Фо­то Gobaookpress

Оле­ся не лю­бит но­сить про­тез, го­во­рит: «Не­удоб­но. За­чем му­чить­ся? Что, ни­кто не за­ме­тил, что у ме­ня нет ру­ки?»

Оле­ся Вла­ды­ки­на с мо­де­лью На­та­льей Во­дя­но­вой на об­лож­ке жен­ско­го жур­на­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.