НЕ ТЕ­РЯТЬ СВО­Е­ГО «Я»

AiF Astrakhan - - ПЕРСОНА - Юлия ШИГАРЕВА

- Глав­ное-то не в цен­зу­ре, а в том, что сей­час во всём ми­ре от­сут­ству­ет тер­пи­мость. Ко­гда-то Екатерина II вы­ска­за­ла мысль: в управ­ле­нии та­кой стра­ной, как Рос­сия, огром­ной, с раз­лич­ны­ми ве­ро­ис­по­ве­да­ни­я­ми, не­тер­пи­мость - это страш­ная ошиб­ка. Имен­но это - от­сут­ствие тер­пи­мо­сти - ме­ша­ет лю­дям услы­шать друг дру­га.

Фра­зу Пуш­ки­на о бун­те, бес­смыс­лен­ном и бес­по­щад­ном, обыч­но про­из­но­сят как стра­шил­ку. Но за­бы­ва­ют о том, что в этих сло­вах да­на ха­рак­те­ри­сти­ка тол­пы, прав­да же? Бес­смыс­лен­ность сви­де­тель­ству­ет о ду­шев­ном нездо­ро­вье. А бес­по­щад­ность - о по­те­ре хри­сти­ан­ских цен­но­стей в ду­шах. По­то­му что в хри­сти­ан­ском гу­ма­низ­ме выс­шая цен­ность - это че­ло­век.

Я все­гда за лич­ность. Тол­па слу­ча­ет­ся имен­но то­гда, ко­гда че­ло­век те­ря­ет своё «я». На мой взгляд, в спо­рах ны­неш­них речь идёт не о цен­зу­ре, а о без­за­щит­но­сти че­ло­ве­ка. Че­ло­век не чув­ству­ет се­бя за­щи­щён­ным!

- Но есть и дру­гой ас­пект. Да, непри­ят­но, ко­гда те­бя огра­ни­чи­ва­ют в по­пыт­ках до­не­сти до ми­ра свою точ­ку зре­ния. С дру­гой сто­ро­ны, уве­рен ли ты, что твоя точ­ка зре­ния вер­на? Мо­жет быть, вме­сто то­го что­бы от­крыть лю­дям гла­за, ты при­чи­нишь им боль?

- Это слож­ный во­прос. Я ду­маю, что лю­дей раз­де­ля­ют не гра­ни­цы, не мо­ря и оке­а­ны, а неве­же­ство. И дур­ное вос­пи­та­ние, неува­же­ние друг к дру­гу. К при­ме­ру, ряд ве­щей я не при­ем­лю. Не по­ни­маю, как мож­но оби­жать ту или иную ре­ли­гию. И сам ни­ко­гда эту грань не пе­рей­ду.

- Вы го­во­ри­те - неве­же­ство. Но по­смот­ри­те, что во­круг про­ис­хо­дит: би­ле­ты на вы­став­ки, або­не­мен­ты на кон­цер­ты сме­та­ют в пер­вые дни про­даж, в за­лах ан­шла­ги. По­че­му лю­ди вдруг так к ис­кус­ству по­тя­ну­лись?

- В ис­кус­стве, мне ка­жет­ся, за­ло­же­но так мно­го, что каж­дый че­ло­век мо­жет най­ти там эхо сво­е­го внут­рен­не­го ми­ра, сво­их мыс­лей, сво­их на­стро­е­ний, тре­вог. Там сво­бо­да мыс­ли, ло­ги­ка, ин­стинкт, во­об­ра­же­ние, ме­та­фи­зи­ка. Что-то со­звуч­ное то­му, что под­спуд­но жи­вёт в каж­дом из нас. Мы же са­ми се­бя не мо­жем до кон­ца по­нять. Воз­мож­но, ис­кус­ство нам по­мо­га­ет это­го по­ни­ма­ния до­стичь. А мо­жет, че­ло­век тя­нет­ся к на­сто­я­ще­му, к жи­во­му в про­ти­во­вес то­му, что дик­ту­ет нам телевидение.

Ком­пью­тер, Ин­тер­нет - это ко­лос­саль­ная по­мощь, дви­же­ние впе­рёд, в этом бу­ду­щее, бе­з­услов­но. Но при этом че­ло­век не пе­ре­стал хо­дить в кон­церт­ные за­лы, на вы­став­ки, не пе­ре­стал чи­тать кни­ги. Зна­чит, есть что-то очень важ­ное, что уте­ря­но тех­ни­кой и что мо­жет дать толь­ко непо­сред­ствен­ный об­мен энер­ги­я­ми в за­ле.

ОБ­РАЗ СТРА­НЫ

- Со­цио­ло­ги про­ве­ли опрос: чем гор­дят­ся рос­си­яне. От­ве­ты куль­ту­рой, на­у­кой, ис­то­ри­ей. Но всё это со­зда­ли на­ши пред­ки. А мы оста­вим по­том­кам что-то, чем они смо­гут гор­дить­ся?

- Это же все­гда во­прос вре­ме­ни. Каж­дый на­сто­я­щий ху­дож­ник опе­ре­жа­ет своё вре­мя. По­чи­тай­те, ка­кие сти­хи или эс­се пи­сал Брод­ский лет 20-30 то­му на­зад, и вы об­на­ру­жи­те, что он опи­сы­ва­ет се­го­дняш­ний день. Мы не зна­ем сей­час от­ве­та на этот во­прос, кем бу­дут гор­дить­ся на­ши по­том­ки. Но я убеж­дён, что им бу­дет чем гор­дить­ся. Та­лан­тов в на­шей стране мень­ше не рож­да­ет­ся - уве­ряю вас. Я же ви­жу, с ка­ки­ми ре­бя­та­ми ра­бо­та­ет мой фонд.

- А го­су­дар­ство на­ше пра­виль­но ли се­год­ня ис­поль­зу­ет этот мощ­ней­ший ре­сурс - куль­ту­ру - для по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ния се­бя в ми­ре?

- Ис­кус­ство и на­у­ка - это то, что со­зда­ёт воз­вы­шен­ный об­раз стра­ны.

- Ну, про на­шу на­у­ку я бы так уве­рен­но не за­яв­ля­ла…

- По­че­му? В Рос­сии мно­го вы­да­ю­щих­ся умов. У ме­ня нет фи­ло­со­фии ЖЭКа в го­ло­ве: ах, эти учё­ные на За­пад уеха­ли, а мы тут оста­лись. Не важ­но, где они жи­вут сей­час! Но ро­ди­лись и учи- лись они здесь! И Но­бе­лев­ские пре­мии по­лу­ча­ют за то, над чем на­чи­на­ли ра­бо­тать в Рос­сии. А на­ши вра­чи сей­час де­ла­ют по­тря­са­ю­щие опе­ра­ции по все­му ми­ру. Эти лю­ди с рус­ски­ми фа­ми­ли­я­ми ра­бо­та­ют на имидж Рос­сии. И у ис­кус­ства гра­ниц нет, сла­ва бо­гу. До­ста­точ­ны ли уси­лия го­су­дар­ства? Нет. Не­до­ста­точ­ны.

- По­че­му?

- Во-пер­вых, по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция та­кая сло­жи­лась в ми­ре. Во-вто­рых, эко­но­ми­ка у нас не в по­ряд­ке. Об этом же чест­но го­во­рят: де­нег нет!

- Так, мо­жет, бюд­жет по­дру­го­му тра­тить? От­прав­лять в дру­гие стра­ны вы­став­ки, ор­кест­ры? Ча­ще и боль­ше?

- Я за это не от­ве­чаю! Я от­ве­чаю за ка­че­ство сво­ей ра­бо­ты. Что­бы то, что мы вы­во­зим по­ка­зы­вать за гра­ни­цу, бы­ло на са­мом выс­шем уровне. И ко­гда га­зе­ты в США пи­са­ли про На­ци­о­наль­ный фи­лар­мо­ни­че­ский ор­кестр Рос­сии - не­по­нят­но, как ор­кестр, ко­то­ро­му чуть боль­ше де­ся­ти лет, иг­ра­ет луч­ше, чем аме­ри­кан­ские ор­кест­ры с 80-лет­ней ис­то­ри­ей, - я по­ни­мал, что всё сде­ла­но пра­виль­но.

Куль­ту­ра мо­жет стать од­ним из ве­ли­чай­ших при­ми­ри­те­лей. Мы сей­час да­ва­ли кон­церт в Па­ри­же, в Цен­тре со­вре­мен­но­го ис­кус­ства. Долж­ны бы­ли иг­рать два. Один - в при­сут­ствии двух пре­зи­ден­тов, при­уро­чен­ный к от­кры­тию вы­став­ки из со­бра­ния Щу­ки­на. Этот кон­церт не со­сто­ял­ся - по по­ли­ти­че­ским при­чи­нам. Но вы­став­ку от­кры­ли, и она ста­ла ис­то­ри­че­ским со­бы­ти­ем для Фран­ции. К ней сто­ят длин­ню­щие оче­ре­ди. Французы пла­чут пе­ред кар­ти­на­ми. И я их очень хо­ро­шо по­ни­маю. Это их ис­кус­ство - по­лот­на Ма­тис­са, Го­ге­на. Но их со­брал и со­хра­нил для бу­ду­ще­го рус­ский че­ло­век с неве­ро­ят­ным ви­де­ни­ем ми­ра на сто лет впе­рёд - Сер­гей Щу­кин.

«У ис­кус­ства нет гра­ниц, сла­ва бо­гу!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.