ОХОТНИК НА МАМОНТОВ

AiF Astrakhan - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Бе­се­до­ва­ла Рад­ми­ла Тар­ко­ва

НАЗ­ВАЛ­СЯ ГРУЗДЕМ

- Ми­ха­ил Вла­ди­ми­ро­вич, в па­ле­он­то­ло­ги­че­ском плане наш край зна­чим и до­ста­точ­но «рас­пи­а­рен»?

- Наш ре­ги­он из­ве­стен гео­ло­гам и па­ле­он­то­ло­гам все­го ми­ра. Был пе­ри­од, ко­гда дан­ных, по­лу­чен­ных здесь уче­ны­ми 192030-х го­дов, хва­та­ло – но те­перь его изу­че­ние сно­ва ак­ту­аль­но, идет уточ­не­ние стра­ти­гра­фии, ведь на­ши бе­ре­го­вые раз­ре­зы, то есть, обрывы Вол­ги, – опор­ные для изу­че­ния плей­сто­це­на Юга Рос­сии и всей Во­сточ­ной Ев­ро­пы. Они – эта­лон­ные! По ним во­об­ще впер­вые бы­ли вы­де­ле­ны от­ло­же­ния это­го пе­ри­о­да.

Сей­час идут ин­тен­сив­ные ис­сле­до­ва­ния, так как мно­гие от­ло­же­ния ра­нее бы­ли невер­но оце­не­ны.

- Вкла­ды­ва­ют ли сред­ства в та­кие ис­сле­до­ва­ния?

- Семь лет наш му­зей-за­по­вед­ник ра­бо­та­ет с ря­дом ве­ду­щих на­уч­ных ин­сти­ту­тов стра­ны – это и Рос­сий­ский па­ле­он­то­ло­ги­че­ский ин­сти­тут име­ни Кар­пин­ско­го в Пе­тер­бур­ге, на­ши по­кро­ви­те­ли, мы дей­ству­ем под их эги­дой. С на­ми со­труд­ни­ча­ет Уфим­ский гео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут АН, Юж­ный на­уч­ный центр АН в Ро­сто­ве, Гео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут АН и МГУ в Москве.

В се­ре­дине 90-х мы гром­ко на­зва­лись «Астра­хан­ская па­ле­он­то­ло­ги­че­ская экс­пе­ди­ция му­зея-за­по­вед­ни­ка», и то­гда это вос­при­ни­ма­лось немно­го несе­рьез­но, но те­перь да­же в Ка­на­де и США нас зна­ют под та­ким на­име­но­ва­ни­ем. На­ши кол­лек­ции чет­вер­тич­ной фа­у­ны очень бо­га­ты – это се­рии, по сво­ей су­ти, ти­по­вые, они во­шли в рос­сий­ский и да­же ми­ро­вой на­уч­ный обо­рот.

Счи­таю сво­ей са­мой боль­шой на­уч­ной уда­чей тот кол­лек­тив еди­но­мыш­лен­ни­ков, ко­то­рый сло­жил­ся. Ко­ман­да па­ле­он­то­ло­гов, гео­ло­гов, па­лео­кли­ма­то­ло­гов, ма­ла­ко­ло­гов (спе­ци­а­ли­сты по мол­люс­кам), нас 15 че­ло­век – и все ма­сти­тые про­фес­си­о­на­лы, я – один про­стой му­зей­ный со­труд­ник.

Несколь­ко на­хо­док – мои лю­би­мые. Ске­лет ма­мон­та – са­мый до­ро­гой, с него я и увлек­ся про­фес­си­о­наль­но па­ле­он­то­ло­ги­ей. И еще - остат­ки трех ске­ле­тов би­зо­нов.

Они име­ют огром­ное, эпо­халь­ное на­уч­ное зна­че­ние – по­сколь­ку они раз­но­воз­раст­ные, мож­но про­сле­дить, как шло ви­до­об­ра­зо­ва­ние. Ведь на тер­ри­то­рии Юга Рос­сии та­ких при­ме­ров нет – три воз­рас­та из од­но­го раз­ре­за.

Из по­след­них на­хо­док – остат­ки ске­ле­та ис­ко­па­е­мо­го вер­блю­да. Он очень ва­жен на­у­ке – ве­ро­ят­но, это пе­ре­ход­ная фор­ма от древ­не­го степ­но­го без­гор­бо­го вер­блю­да к со­вре­мен­но­му дву­гор­бо­му. Та­кое пе­ре­ход­ное зве­но лишь пред­по­ла­га­лось тео­ре­ти­че­ски, но до это­го его об­раз­цов ни ра­зу не на­хо­ди­ли.

До сих пор нет ни од­но­го ске­ле­та ис­ко­па­е­мо­го вер­блю­да це­ли­ком. И ес­ли он ока­жет­ся це­лым, и мы его вос­ста­но­вим – это бу­дет огром­ное до­сти­же­ние и наш уни­каль­ный экс­по­нат.

УДИ­ВИТЬ ЗНА­ЧИТ ПРИ­ВЛЕЧЬ

- Что сей­час мо­жет за­тя­ги­вать лю­дей в за­лы па­ле­он­то­ло­гии? На что все хо­тят смот­реть? За­чем при­дут?

- Лю­дей при­вле­ка­ет воз­мож­ность уди­вить­ся то­му, ка­кие неожи­дан­ные жи­вот­ные обитали 200-300 ты­сяч лет на­зад здесь у нас. Вот сло­ны, но­со­ро­ги у всех с Ази­ей, Аф­ри­кой ас­со­ци­и­ру­ют­ся. А что 100-200 ты­сяч лет на­зад они во­ди­лись на Ниж­ней Волге – ма­ло кто зна­ет. И в го­ло­ве у лю­дей это не укла­ды­ва­ет­ся.

И хо­тя уже 17 лет вы­став­ля­ет­ся у нас в кра­е­вед­че­ском му­зее ске­лет ма­мон­та– на­род еще не осо­знал, что мамонты во­ди­лись на Волге!

- Сам му­зей эф­фек­тив­но ис­поль­зу­ет свои кол­лек­ции?

- Есть так мно­го все­го, что еще мож­но вы­ста­вить – но нет вы­ста­воч­ных пло­ща­дей. Вы­ход, од­на­ко, най­ден, – по­сто­ян­но за­ме­нять что-то в экс­по­зи­ции в трех за­лах па­ле­он­то­ло­гии кра­е­вед­че­ско­го му­зея. Так мы смо­жем по­ка­зы­вать то, че­го еще ни­кто не ви­дел, зна­ко­мить с но­вы­ми на­ход­ка­ми или удач­ны­ми ре­кон­струк­ци­я­ми. По­сто­ян­но ор­га­ни­зу­ем се­рии вре­мен­ных вы­ста­вок. Есть идея вы­вез­ти на­ши кол­лек­ции в дру­гие ре­ги­о­ны – но для это­го по­тре­бу­ет­ся боль­шая под­го­тов­ка, на­ход­ки долж­ны прой­ти ре­став­ра­цию.

При этом я не ви­жу смыс­ла дро­бить на­шу экс­по­зи­цию и вы­де­лять некий са­мо­сто­я­тель­ный па­ле­он­то­ло­ги­че­ский му­зей в го­ро­де.

Са­мый луч­ший ва­ри­ант – со­здать па­ле­он­то­ло­ги­че­ский центр в се­ле Чер­ный Яр, как раз близ­ко к са­мим раз­ре­зам, ко­то­рые все изу­ча­ют, ку­да ве­зут из раз­ных го­ро­дов студентов-прак­ти­кан­тов. И ес­ли бы там их встре­ча­ла еще и хо­ро­шая спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ная экс­по­зи­ция – это бы­ло бы иде­аль­но.

- Слу­чай­ная па­ле­он­то­ло­ги­че­ская на­ход­ка – что де­лать счаст­лив­чи­ку?

- Мест­ное на­се­ле­ние уже зна­ет, что: зво­нить в му­зей, за­пом­нить, где и ко­гда бы­ла сде­ла­на на­ход­ка. Лю­ди и так ча­сто зво­нят нам, хо­тят узнать, что имен­но им по­вез­ло най­ти, ка­ков воз­раст на­ход­ки. Са­ми ве­зут, да­же из да­ле­ких сел. Ино­гда мы вы­ез­жа­ем и за­би­ра­ем. При­чем по­рой да­ри­те­ли да­же про­сят не афи­ши­ро­вать их име­на.

- Кто из аст­ра­хан­ских уче­ны­х­па­ле­он­то­ло­гов про­шло­го до­стиг зна­чи­мых ре­зуль­та­тов?

- Пра­во­славлев два­дцать лет ра­бо­тал в экс­пе­ди­ци­ях от Вол­го­гра­да до Астра­ха­ни, ввел клю­че­вые, сей­час уже все­мир­ные по­ня­тия «ха­зар­ский ярус», «хва­лын­ский»… Из му­зей­ных ра­бот­ни­ков в 20-30е го­ды то­гдаш­ний ди­рек­тор Петр Но­ви­ков вел мас­со­вые па­ле­он­то­ло­ги­че­ские сбо­ры, к нему да­же при­ез­жал ра­бо­тать Те­ря­ев – зна­ме­ни­тей­ший в Ев­ро­пе ис­сле­до­ва­тель ги­гант­ских но­со­ро­го­вэ­ласмо­те­ри­ев.

Все их на­ход­ки хра­нят­ся и изу­ча­ют­ся в Гео­ло­ги­че­ском ин­сти­ту­те в Москве.

ТАЙ­НЫ РЕМЕСЛА

- Так­си­дер­ми­сты в му­зее – в чем соль ра­бо­ты?

- Так­си­дер­ми­стов рань­ше бы­ло мень­ше, ибо не бы­ло спе­ци­аль­ных учеб­ных за­ве­де­ний, все сек­ре­ты «ремесла» от масте­ра к уче­ни­ку пе­ре­да­ва­лись. Ма­ло кто из мо­ло­дых хо­тел за­ни­мать­ся этим – про­фес­сия вред­ная, пред­по­ла­га­ет ра­бо­ту с тру­па­ми, с ядо­хи­ми­ка­та­ми, нет ни­ка­кой ро­ман­ти­ки. Но с 1996 г. со­зда­на Все­рос­сий­ская ас­со­ци­а­ция так­си­дер­ми­стов при Дар­ви­нов­ском му­зее. Есть и част­ные кур­сы и шко­лы в сто­ли­цах. Же­ла­ю­щих учить­ся там сей­час ста­ло мно­го, да­же при вы­со­кой сто­и­мо­сти кур­сов. В кон­це 2000-х на­чал­ся мас­со­вый спрос на чу­че­ла у охот­ни­ков, и мо­ло­дежь по­шла в про­фес­сию. Еже­год­но в Рос­сии про­во­дят­ся кон­кур­сы так­си­дер­ми­стов, ми­ро­вые и ев­ро­пей­ские чем­пи­о­на­ты, и на­ши спе­ци­а­ли­сты за­ни­ма­ют при­зо­вые ме­ста.

- Со­здать чу­че­ло для экс­по­зи­ции и раз­ме­стить его в ней – в чем труд­ность?

- Каж­дое чу­че­ло на­до впи­сы­вать в кон­крет­ную экс­по­зи­цию, смот­реть, как оно со­че­та­ет­ся с ланд­шаф­том, с дру­ги­ми пер­со­на­жа­ми «сце­ны». Ко­гда стро­ит­ся кру­го­вая ди­о­ра­ма, как у нас в му­зее, то каж­дый ее уго­лок дол­жен иг­рать на нее в це­лом, там не долж­но быть ни­че­го непро­ду­ман­но­го. И ес­ли чу­че­ло де­ла­ет­ся спе­ци­аль­но для экс­по­зи­ции – это сра­зу учи­ты­ва­ем.

ДРЕВНЕЙШЕЕ ХОБ­БИ

АСТ­РА­ХАН­СКИЙ МУ­ЗЕЙ-ЗА­ПО­ВЕД­НИК ОБ­ЛА­ДА­ЕТ СОБ­СТВЕН­НОЙ ТАКСИДЕРМИЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРИЕЙ И ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИЕЙ. МИ­ХА­ИЛ ГОЛОВАЧЕВ, НА­ЧАЛЬ­НИК ОД­НО­ВРЕ­МЕН­НО ЛА­БО­РА­ТО­РИИ И ЭКС­ПЕ­ДИ­ЦИИ ОБЪ­ЯС­НЯ­ЕТ, ЗА­ЧЕМ НУЖ­НО ИЗУ­ЧАТЬ ОБРЫВЫ И СО­БИ­РАТЬ КО­СТИ.

- От­но­ше­ние к жи­вот­но­му ми­ру се­го­дня – же­сто­кое, по­тре­би­тель­ское, или улуч­ши­лось?

- Охо­та – древнейшее за­ня­тие, ее не се­го­дня изоб­ре­ли бо­га­тые вы­скоч­ки. И есть сте­рео­тип «муж­чи­на-до­быт­чик». Но для го­ро­жа­ни­на это лишь ак­тив­ный от­дых, ес­ли все – в пре­де­лах ли­цен­зии. Ес­ли там ука­за­но 5 уток, по­пу­ля­ции не на­не­сет уро­на. Все, что сверх – уже бра­ко­ньер­ство. Да, есть так на­зы­ва­е­мые охот­ни­чьи ви­ды птиц и зве­рей, но их до­бы­ча стро­го ре­гла­мен­ти­ро­ва­на.

Во­об­ще, за 10-15 лет у про­сто­го на­се­ле­ния от­но­ше­ние к жи­вот­ным ста­ло го­раз­до гу­ман­нее. Я сам 20 лет на­зад от­ка­зал­ся от охо­ты – ста­ло жал­ко уби­вать. Мно­гие ви­ды и так сто­ят на гра­ни уни­что­же­ния. Мно­гие мои дру­зья-охот­ни­ки то­же бро­са­ют свое увле­че­ние из жа­ло­сти к жи­вот­ным.

- Ес­ли му­зею тре­бу­ет­ся но­вое чу­че­ло?..

- Рань­ше у му­зея бы­ло круг­ло­го­дич­ное раз­ре­ше­ние на от­стрел, мы от­ме­ча­лись у еге­рей и шли на охо­ту, ес­ли тре­бо­ва­лось но­вое чу­че­ло. На год опре­де­лял­ся спи­сок ви­дов – в его рам­ках и ве­ли от­стрел. Но все­гда уда­ча бы­ла де­лом слу­чая. По­про­буй­те нуж­ное жи­вот­ное и пти­цу най­ти, а ес­ли это еще и ноч­ной вид! Сей­час мы са­ми от­ка­за­лись охо­тить­ся. В ос­нов­ном, охот­ни­ки­лю­би­те­ли при­но­сят, – глав­ное, что­бы не при­но­си­ли хищ­ных и за­не­сен­ных в Крас­ную кни­гу жи­вот­ных. По­рой на­хо­дят подран­ков или слу­чай­но уби­тых пти­цу, зве­ря, - был слу­чай, ко­гда хищ­ная пти­ца по­гиб­ла от уда­ра то­ком, за­пу­тав­шись в про­во­дах. Но му­зей да­же труп не име­ет пра­ва взять в при­ро­де – что­бы не под­пасть под се­рьез­ное на­ка­за­ние, по­это­му по­пол­не­ние кол­лек­ции чу­чел – де­ло слож­ное и за­ви­сит от слу­чай­но­стей.

Бы­ва­ло, уда­ва­лось вы­хо­дить подран­ков, - вме­сто то­го, что­бы пус­кать на чу­че­ло. Так в кон­це 80-х го­дов при­нес­ли в му­зей силь­но ра­не­но­го ор­ла. Бы­ла пят­ни­ца, ко­нец дня, неде­ли, пти­ца уже вро­де без при­зна­ков жиз­ни, гла­за за­ка­ти­лись, го­ло­ва бол­та­ет­ся. По­ло­жи­ли ор­ла в про­мыш­лен­ную мо­ро­зил­ку. И ушли на вы­ход­ные. В по­не­дель­ник от­кры­ли – он си­дит там уже здо­ро­вый. Ане­сте­зию по­лу­чил – и ожил. Пти­ца вы­рва­лась в ко­ри­дор, ста­ла по нему но­сить­ся. Бе­до­ла­гу пой­ма­ли, вы­вез­ли за го­род и вы­пу­сти­ли на сво­бо­ду.

НА ВОЛГЕ ОБИТАЛИ МАМОНТЫ.

Фо­то из ар­хи­ва М. Го­ло­ва­че­ва

За 20 лет Ми­ха­ил Головачев на­шел, от­ре­ста­ври­ро­вал и пред­ста­вил пуб­ли­ке пол­то­ры ты­ся­чи ис­ко­па­е­мых ред­ко­стей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.