МА­МА ЖЕНЯ

AiF Astrakhan - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

53 кур­га­на, в 1976 го­ду в Кал­мы­кии рас­ко­па­ли кур­ган­ную груп­пу из 50 на­сы­пей.

Увы, в пост­со­вет­ское вре­мя мои уче­ни­ки-ар­хео­ло­ги бы­ли вы­нуж­де­ны бо­роть­ся за источ­ни­ки фи­нан­си­ро­ва­ния, за­ни­мать­ся на­у­кой не у всех по­лу­чи­лось. По-раз­но­му сло­жи­лась их судь­ба. Мно­ги­ми я очень гор­жусь: на­при­мер, Ев­ге­ний Пи­га­рев дис­сер­та­цию за­щи­тил по ар­хео­ло­гии, а это труд­ный путь, при­ни­мал в Се­лит­рен­ном ар­хео­ло­гов из Ка­за­ни, Моск­вы.

Имен­но то­гда я ото­шла от рас­ко­пок, по­сколь­ку по­ня­ла, что вре­мя на­ста­ло иное. Но я под­го­то­ви­ла се­бе сме­ну, не зря шу­тя ме­ня зва­ли – и сей­час ещё меж со­бой зо­вут – Ма­ма Женя.

– За­ня­тие ар­хео­ло­ги­ей на­кла­ды­ва­ет от­пе­ча­ток на ха­рак­тер?

– Ци­нич­ны­ми ар­хео­ло­ги не ста­но­вят­ся, но храб­рее, иро­нич­нее – да. На­ши ар­хео­ло­ги все­гда бы­ли очень ве­се­лые, со­чи­ня­ли пес­ни, шу­точ­ные сти­хи, по­го­вор­ки. Смер­ти и бо­лез­ней со­всем не бо­я­лись. На­при­мер, лю­би­ли по­го­вор­ку «Ми­к­роб от гря­зи дох­нет», и да­же ру­ки не мы­ли, неко­гда бы­ло, да ни­кто и не ду­мал, что опас­но. Все, кто в рас­коп­ках участ­во­ва­ли, ста­но­ви­лись та­ки­ми.

Я сов­мест­но с ан­тро­по­ло­га­ми мно­го изу­ча­ла остан­ки – по ним бы­ло яс­но, что лю­ди рань­ше уми­ра­ли очень мо­ло­ды­ми. То­гда в ос­нов­ном ко­че­ва­ли, ни­где не оста­нав­ли­ва­лись на­дол­го, по­жи­ли – и ушли даль­ше. Всё это го­во­рит нам: не сто­ит при­вя­зы­вать­ся к ма­те­ри­аль­но­му, все про­хо­дит.

Не бы­ло у нас брезг­ли­во­сти, суе­ве­рий. Все­гда мы бла­го­да­ри­ли на­ших пред­ков за ин­фор­ма­цию, ко­то­рую они нам поз­во­ля­ли по­лу­чить в хо­де ис­сле­до­ва­ний.

– Как Вам до­ста­лась ны­неш­няя «изю­мин­ка» экс­по­зи­ции Аст­ра­хан­ско­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея – зо­ло­то сар­ма­тов?

– Это был 1970 год. Астра­хань за­кры­ли на ка­ран­тин из-за эпи­де­мии хо­ле­ры, и наш Чер­но­яр­ский от­ряд Астра­хан­ской экс­пе­ди­ции Ле­нин­град­ско­го от­де­ле­ния Ин­сти­ту­та ар­хео­ло­гии АН СССР и Аст­ра­хан­ско­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея за­стрял под Чёр­ным Яром. В од­ном кур­гане на окра­ине се­ла ед­ва ли не в по­след­ние дни ра­бо­ты мы на­шли по­гре­бе­ние жен­щи­ны­сар­мат­ки. А в нём – ли­той брон­зо­вый ко­тел, мас­сив­ные зо­ло­тые брас­ле­ты, зо­ло­тые под­вес­ки и зо­ло­тые шей­ные грив­ны. Це­лый ки­ло­грамм зо­ло­та! Прав­да, за уда­чу мы ед­ва не по­пла­ти­лись жиз­нью: ме­ня и ар­хео­ло­га Ме­лен­тье­ва за­сы­па­ла об­ва­лив­ша­я­ся мо­гиль­ная яма. Вы­ско­чи­ли в по­след­ний мо­мент! По­сколь­ку мы спу­сти­лись к ре­ке, что­бы смыть с се­бя пе­сок, вер­нув­ши­е­ся то­ва­ри­щи нас не на­шли и ре­ши­ли, что мы по­гиб­ли.

БУ­ДУ­ЩЕЕ ПРО­ШЛО­ГО

– То, что аст­ра­хан­цы гор­дят­ся сво­ей ин­тер­на­ци­о­наль­но­стью, – исто­ри­че­ски обу­слов­ле­но?

– Имен­но дан­ные ар­хео­ло­гии поз­во­ля­ют утвер­ждать, что друж­ба на­ро­дов в Астра­хан­ском крае бы­ла все­гда! Не бы­ло войн меж­ду раз­ны­ми эт­но­са­ми на про­тя­же­нии всей ис­то­рии за­се­ле­ния этой тер­ри­то­рии. Сту­ден­там ис­т­фа­ка – а они со все­го Со­ю­за у нас учи­лись – я рас­ска­зы­ва­ла про Ха­зар­ский ка­га­нат, там 1000 лет на­зад бы­ли дру­же­ские от­но­ше­ния меж­ду на­ро­да­ми, все ре­ли­гии про­цве­та­ли.

– Мо­гут ли на­ши па­мят­ни­ки ар­хео­ло­гии при­вле­кать ту­ри­стов?

– Как ту­ри­сти­че­ский ре­сурс они име­ют боль­шой по­тен­ци­ал, но он со­всем не ис­поль­зу­ет­ся. При­чем важ­ны как из­вест­ные го­ро­ди­ща – Се­лит­рен­ное, Са­мо­сдел­ка, так и нерас­ко­пан­ные кур­га­ны, и да­же де­ко­ра­ции к филь­му «Ор­да» в Се­лит­рен­ном! Всё, что при­вле­ка­ет вни­ма­ние к этой те­ме, к на­шим бо­гат­ствам – име­ет пра­во на жизнь.

Мож­но сде­лать боль­шой марш­рут толь­ко по па­мят­ни­кам ар­хео­ло­гии. Са­мое древ­нее у нас – сто­ян­ки эпо­хи кам­ня в меж­ду­ре­чье Вол­ги и Ура­ла. Это – степь, бар­ха­ны. Вы­вез­ти лю­дей ту­да и рас­ска­зать о жиз­ни на­ших пред­ков: на мест­но­сти, в ланд­шаф­те это вос­при­ни­ма­ет­ся не так, как в му­зей­ной экс­по­зи­ции!

За­тем – эпо­ха брон­зы: по­ка­зы­ва­ем лю­бой неко­па­ный кур­ган, ко­их в сте­пи мно­го. Од­но де­ло – го­во­рить о кур­гане, а дру­гое – по­нять, ка­кая это гро­ма­да, стоя ря­дом с ним. Вы­ез­жа­ем на бе­рег Ах­ту­бы – вот вам Ха­за­рия! По­том – пе­ре­езд на Вол­гу, Ша­ре­ный бу­гор – тут уже ис­то­рия Зо­ло­той Ор­ды. Да­же го­во­рить о по­ко­ре­нии Астра­ха­ни нуж­но не в му­зее, а в сте­пи, на бе­ре­гу – то­гда это со­всем ина­че дей­ству­ет, чем про­сто лек­ция. Но сей­час нет экс­кур­со­во­дов по об­ла­сти. Дав­но я го­то­ви­ла та­кую груп­пу – и лю­дям бы­ло ин­те­рес­но.

Фо­то из ар­хи­ва Е. В. Шнайд­штейн

На­чаль­ни­ца ар­хео­ло­ги­че­ской экс­пе­ди­ции уме­ла ез­дить вер­хом, фо­то­гра­фи­ро­вать, ко­пать, чер­тить, ри­со­вать, ле­чить и учить.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.