СТРАЖ НА ГРА­НИ­ЦЕ МИ­РОВ

AiF Astrakhan - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

- лю­ди ве­ру­ю­щие. По­то­му что ви­де­ли мно­го ве­щей, ко­то­рые объ­яс­нить толь­ко при­ро­дой невоз­мож­но. Бы­ва­ет, по всем по­ка­за­те­лям долж­на на­сту­пить смерть – а па­ци­ент вы­жи­ва­ет.

- Ста­но­вят­ся ли вра­чи ци­нич­ны­ми?

- Ци­низм не при­об­ре­та­ет­ся, а за­кла­ды­ва­ет­ся с дет­ства в про­цес­се вос­пи­та­ния. Ес­ли ре­бен­ку при­ви­ва­ет­ся ми­ло­сер­дие, же­ла­ние по­мочь дру­го­му да­же в ущерб се­бе, со­стра­дать – то они бу­дут и во взрос­лой жиз­ни. Вра­чу они долж­ны быть при­су­щи изна­чаль­но. Ес­ли же он при­хо­дит в про­фес­сию с ци­низ­мом – то сра­зу чув­ству­ет се­бя звез­дой, и поль­зы боль­но­му не при­не­сет.

Ци­ни­ки не ста­вят це­лью из­ле­че­ние боль­ных, от­но­сят­ся к ра­бо­те вра­ча как к обыч­ной ру­тин­ной ра­бо­те. Но эта профессия - твор­че­ская, не зря из этой сре­ды вы­хо­дят по­эты, пи­са­те­ли и ху­дож­ни­ки.

Я знаю хи­рур­гов, ко­то­рые ри­су­ют пе­ред опе­ра­ци­ей. Ака­де­мик Лео Бо­ке­рия ее ход про­счи­ты­ва­ет с по­мо­щью ри­сун­ков. Ми­ха­ил Ал­ши­бая, ру­ко­во­ди­тель от­де­ле­ния ко­ро­нар­ной хи­рур­гии в Ба­ку­лев­ском цен­тре, при­нят в Со­юз ху­дож­ни­ков Рос­сии. Са­ма я ри­сую все в объ­е­ме, мне так про­ще оце­нить, на­при­мер, ре­зуль­та­ты ди­а­гно­сти­ки.

- Ес­ли ли раз­ли­чия меж­ду вра­чом-муж­чи­ной и жен­щи­ной?

- Неза­ви­си­мо от по­ла, вра­чи – это те, кто жи­вет сво­им де­лом, у ко­го нет вы­ход­ных, нор­ми­ро­ван­но­го ра­бо­че­го дня. И от­но­ше­ние вра­ча к па­ци­ен­ту – об­ще­че­ло­ве­че­ское. Но раз­ни­ца есть – хи­рур­ги-муж­чи­ны бо­лее рез­кие, муж­чи­ны не склон­ны «нян­чить- ся» с па­ци­ен­том. Врач-жен­щи­на на­це­ле­на на вы­ха­жи­ва­ние, по­то­му что да­же по­сле успеш­ной опе­ра­ции ре­а­би­ли­та­ция жиз­нен­но важ­на. Жен­щи­ны-ру­ко­во­ди­те­ли – жест­кие, они в от­ве­те за всю ко­ман­ду, ведь ра­бо­та вра­чей – кол­лек­тив­ная, в ней важ­ны все зве­нья – от са­ни­тар­ки до глав­вра­ча.

- Хо­ро­шо ли для вра­ча сов­ме­щать прак­ти­ку с на­уч­ной ка­рье­рой?

- Се­го­дня это обя­за­тель­но. Врач дол­жен об­ла­дать все­ми но­вей­ши­ми дан­ны­ми, на­уч­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми и внед­рять их в прак­ти­ку. По­яв­ле­ние но­вых ме­то­дик невоз­мож­но без по­сто­ян­но­го ана­ли­за, мно­го­лет­не­го на­блю­де­ния за па­ци­ен­та­ми, и всё это – в тес­ном вза­и­мо­дей­ствии с про­из­во­ди­те­ля­ми ин­стру­мен­тов, пре­па­ра­тов, с уче­том на­ра­бо­ток ген­ной ин­же­не­рии.

- Есть ли ост­рые про­бле­мы здра­во­охра­не­ния, ре­ше­ние ко­то­рых вы со­чли бы про­ры­вом?

- Нуж­но обес­пе­чить лю­дям с твор­че­ским по­тен­ци­а­лом усло­вия для вза­и­мо­дей­ствия с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми и на­уч­но­го по­ис­ка.

За ру­бе­жом ста­тус вра­ча и его ав­то­ри­тет – очень вы­со­ки, а у нас врач спу­щен на уро­вень ци­рюль­ни­ка – при­чем в мас­со­вом со­зна­нии. Но ес­ли вра­чу да­ны воз­мож­но­сти для со­зда­ния на­уч­ной шко­лы – то ме­ди­ци­на бу­дет раз­ви­вать­ся. Хо­ро­ший врач – то­вар штуч­ный, его на­до вос­пи­тать и поз­во­лить ра­бо­тать.

Все ру­ко­вод­ство долж­но осу­ществ­лять­ся по прин­ци­пу ли­дер­ства луч­ших в про­фес­сии.

- Ка­ко­во ны­неш­ним сту­ден­там учить­ся?

- И здра­во­охра­не­ние, и обу­че­ние пе­ре­жи­ва­ют ре­во­лю­ци­он­ный пе­ре­ход, и по­след­ствия его по­ка неяс­ны.

Я раз­де­ляю мне­ние о том, что си­ту­а­ция за­учи­ва­ния и по­стро­е­ния обу­че­ния по прин­ци­пу те­стов не да­ет раз­ви­вать­ся кли­ни­че­ско­му мыш­ле­нию. Я еще за­ста­ла со­вет­скую си­сте­му, и мне это поз­во­ли­ло на­учить­ся на­хо­дить но­вые под­хо­ды там, где го­то­вых от­ве­тов еще нет. Си­сте­ма обу­че­ния СССР не зря бы­ла за­им­ство­ва­на Швей­ца­ри­ей.

На­ши сту­ден­ты, ко­то­рые при­хо­дят на круж­ки при ка­фед­рах по­сле ос­нов­ных за­ня­тий, ока­жут­ся бо­лее под­го­тов­лен­ны­ми, по­сколь­ку учат­ся ду­мать и дей­ство­вать са­мо­сто­я­тель­но, у них боль­ше прак­ти­ки. Я, на­при­мер, в Пер­вич­ном со­су­ди­стом цен­тре учу их спо­со­бам об­ра­ще­ния с боль­ны­ми – вплоть до то­го, как пра­виль­но их слу­шать. лезнь – и те­перь нас трое: врач, па­ци­ент и бо­лезнь. Чью сто­ро­ну при­мет па­ци­ент?

По­это­му врач дол­жен уметь при­влечь па­ци­ен­та на свою сто­ро­ну. Ка­ким бы агрес­сив­ным па­ци­ент ни был – врач дол­жен уметь по­ста­вить се­бя не его ме­сто или пред­ста­вить его сво­им близ­ким. На­ла­дить кон­такт – жиз­нен­но важ­но. Врач дол­жен уметь успо­ка­и­вать – ведь мно­гие, по­пав в боль­ни­цу, ис­пы­ты­ва­ют оби­ду и гнев – по­че­му это слу­чи­лось имен­но со мной? По­че­му так не во­вре­мя?

- Чув­ству­е­те ли вы се­бя на войне, у ко­то­рой нет кон­ца?

– Вой­на идет, ко­гда на­до от­бить че­ло­ве­ка у смер­ти. Ес­ли че­ло­век по­сту­пил с неяс­ным ди­а­гно­зом, в ко­ме, в шо­ке – при­хо­дит­ся со­об­ра­жать очень быст­ро. По­рой мозг на­чи­на­ет ра­бо­тать, как ком­пью­тер, пе­ре­би­рать ва­ри­ан­ты ре­ше­ний и их по­след­ствия, а от­вет­ствен­ность ты несешь еще и за ра­бо­ту всей груп­пы, за ре­ани­ма­ци­он­ную так­ти­ку. Но спа­се­ние жиз­ни на­столь­ко цен­но, что сра­зу пе­ре­кры­ва­ет все эти за­тра­ты, это – ра­дость по­бе­ды. Ес­ли же па­ци­ент умер - для ме­ня это ка­та­стро­фа, имен­но как на войне, как по­те­ря близ­ко­го.

- За что, в ко­неч­ном ито­ге, сра­жа­ет­ся лю­бой врач?

- Врач – по су­ти, про­вод­ник бо­га на зем­ле. Бог где-то да­ле­ко, он мо­жет по­мочь че­ло­ве­ку лишь че­рез ко­го-то. И вра­чи ока­зы­ва­ют­ся по­рой един­ствен­ной под­держ­кой по­пав­ше­му в бе­ду. По­это­му от вра­ча тре­бу­ет­ся тер­пе­ние и ми­ло­сер­дие по от­но­ше­нию к лю­бо­му па­ци­ен­ту. Лю­ди в бо­лез­ни ве­дут се­бя по-раз­но­му, кто-то очень эмо­ци­о­на­лен или груб, но врач дол­жен быть сми­рен­ным, как по­ло­же­но по бо­жьим за­ко­нам. По­то­му что в этот мо­мент – он не от­дель­ный че­ло­век, он се­бе уже не при­над­ле­жит, а все си­лы дол­жен от­дать боль­но­му.

Врач дол­жен лю­бить сво­е­го боль­но­го – бед­но­го, бо­га­то­го, гряз­но­го, зло­го – неваж­но.

- Есть ли «веч­ные» ошиб­ки лю­дей в от­но­ше­нии к сво­е­му здо­ро­вью, ко­то­рые мо­гут сто­ить жиз­ни?

- Пе­ре­фра­зи­руя Бул­га­ко­ва: че­ло­век смер­тен – это пол­бе­ды, глав­ное – ино­гда он вне­зап­но смер­тен. Каж­дый че­ло­век мо­жет ощу­тить се­бя бо­гом – и на этом все кон­чит­ся. Он со­чтет се­бя бес­смерт­ным и неуяз­ви­мым. Но че­ло­век – часть при­ро­ды, и по­ги­ба­ет не ре­же, чем жи­вот­ные. По­че­му? По­то­му что не за­дей­ству­ет свой ра­зум, что­бы сбе­речь жизнь. Не слу­ша­ет свой ор­га­низм, ко­то­рый ис­прав­но по­сы­ла­ет сиг­на­лы бед­ствия. Ес­ли че­ло­век при­вык не об­ра­щать на них вни­ма­ния – он до­во­дит се­бя до кри­ти­че­ско­го со­сто­я­ния. Ес­ли ха­лат­но от­но­сить­ся к сво­ей жиз­ни, лег­ко ее по­те­рять. А ведь жизнь че­ло­ве­ка – ве­ли­чай­ший дар, ко­то­рый нуж­но це­нить и бе­речь.

ВРАЧ  НЕ ПРОФЕССИЯ, А СПО­СОБ БЫ­ТИЯ.

Фото из ар­хи­ва М.А.Чич­ко­вой

В пер­вич­ном со­су­ди­стом цен­тре не толь­ко спа­са­ют жиз­ни, но и учат бу­ду­щих вра­чей.

С ака­де­ми­ком Лео Бо­ке­рия. На меж­ду­на­род­ной ко­не­фе­рен­ции.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.