БРИЛЛИАНТЫ МАЛЮТИНЫХ

60 лет на­зад Ру­фи­на Ва­си­льев­на и Ана­то­лий Лео­ни­до­вич на­все­гда ста­ли му­жем и же­ной

AiF Astrakhan - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Но, ско­рее все­го сек­рет их ше­сти­де­ся­ти­лет­не­го со­ю­за в них са­мих. Та­ким лю­дям ни­ко­гда не бы­ва­ет скуч­но и оди­но­ко друг с дру­гом, по­то­му что у них есть об­щее де­ло, об­щие ин­те­ре­сы, вза­им­ное ува­же­ние, немерк­ну­щая па­мять и, ко­неч­но же, лю­бовь. ма­ма недо­уме­ва­ет: зачем за­яви­лись эти лю­ди?

И то­гда Ека­те­ри­на Дмит­ри­ев­на, То­ли­на ма­ма, го­во­рит ему: «Дол­го бу­дем так си­деть? До­ста­вай бу­тыл­ку и на­чи­най се­рьёз­ный раз­го­вор!». Так и со­сва­та­ли ме­ня».

Сва­дьба бы­ла, мо­жет, и небо­га­тая, но шум­ная и ве­сё­лая. Бы­ли и ак­кор­де­он с ба­я­ном, и без­обид­ные розыг­ры­ши, и пес­ни с пляс­ка­ми. На па­мять о том дне хра­нит­ся в се­мей­ном ар­хи­ве сви­де­тель­ство о браке, в ко­то­ром кра­си­вым по­чер­ком сель­со­ве­тов­ско­го сек­ре­та­ря вы­ве­де­но, что Ру­фи­на Ва­си­льев­на Не­ве­жи­на и Ана­то­лий Лео­ни­до­вич Ма­лю­тин яв­ля­ют­ся му­жем и же­ной с 1 мар­та 1958 го­да.

Они от­ме­ча­ли каж­дую свою годовщину. На льня­ную сва­дьбу за­сти­ла­ли стол льня­ной ска­тер­тью… На де­ре­вян­ную – пот­че­ва­ли го­стей на­ва­ри­стой ухой из де­ре­вян­ной по­су­ды… Се­реб­ря­ную справ­ля­ли ши­ро­ко… Зо­ло­тую празд­но­ва­ли це­лый год: зва­ли их по­чёт­ны­ми го­стя­ми то в рай­он­ный ЗАГС, то на День го­ро­да, то на кра­е­вой празд­ник се­мьи. К каж­дой го­дов­щине свадьбы Ру­фи­на Ва­си­льев­на за­пол­ня­ла но­вую стра­нич­ку се­мей­но­го «днев­ни­ка-аль­бо­ма»: вкле­и­ва­ла фо­то­гра­фии, где толь­ко она и её То­ля, и пи­са­ла ка­кую-то зна­чи­мую для них дво­их фра­зу. На­при­мер, та­кую: «Как это слав­но и муд­ро жизнь нас с то­бою све­ла». по­след­ние сло­ва му­жа со­хра­ни­лись, ма­ма каж­дую бук­ву, каж­дую за­пя­тую и точку осто­рож­но об­ве­ла чер­ни­ла­ми. «Доб­рый день ми­лая Зи­на и ми­лые де­ти…», – пи­сал он из сен­тяб­ря 1941 го­да.

Ещё сре­ди до­ку­мен­тов, которые хра­ни­ла ма­ма, ока­за­лась ко­пия из­ве­ще­ния о том, что Ва­си­лий Пет­ро­вич Не­ве­жин по­гиб в бою, а в скоб­ках – «про­пал без ве­сти», 7 сен­тяб­ря 1941 го­да и за­хо­ро­нен в брат­ской мо­ги­ле в се­ле Ру­го­зе­ро.

С этих по­жел­тев­ших от вре­ме­ни бу­маг на­ча­лась огром­ная по­ис­ко­вая ра­бо­та. Сна­ча­ла – по­иск точ­но­го ме­ста за­хо­ро­не­ния род­но­го от­ца, а за­тем – по­иск всех сол­дат, при­зван­ных с Ал­тая и по­гиб­ших на ка­рель­ской зем­ле. Ру­фи­на Ва­си­льев­на пи­са­ла за­про­сы в Цен­траль­ный во­ен­ный ар­хив, пи­са­ла пись­ма в Ка­ре­лию.

– Че­рез столь­ко лет! – взды­ха­ет она. – И вот что ме­ня му­чи­ло: нас бы­ло ше­сте­ро детей, все гра­мот­ные, ну, что бы нам рань­ше не сде­лать за­прос об от­це, пока ма­ма жи­ва бы­ла?!.. Я от­ры­да­ла за всех.

В 1987 го­ду она вме­сте с сест­рой Та­ма­рой впер­вые по­еха­ла в Ка­ре­лию. Их при­гла­си­ли на от­кры­тие ме­мо­ри­а­ла на ме­сте брат­ской мо­ги­лы в се­ле Ру­го­зе­ро. На ка­мен­ных пли­тах то­гда зна­чи­лись фа­ми­лии 78 по­гре­бён­ных здесь сол­дат. Но супруги Ма­лю­ти­ны, углу­бив­ши­е­ся в по­ис­ко­вую ра­бо­ту, уста­но­ви­ли име­на и фа­ми­лии ещё око­ло 300 во­и­нов с Ал­тая, по­гиб­ших в же­сто­ком бою у ка­рель­ско­го се­ла в сен­тяб­ре со­рок пер­во­го.

Те­перь, по сло­вам Ру­фи­ны Ва­си­льев­ны, из­вест­но всё о по­дви­ге во­и­нов-си­би­ря­ков, от­пра­вив­ших­ся на фронт из Бий­ска в со­ста­ве пол­ка, ко­то­рый по при­бы­тию на Ка­рель­ский фронт раз­би­ли на два ба­та­льо­на. Тот, в ко­то­ром ока­зал­ся её отец вме­сте с ещё 400 сво­их зем­ля­ков, бро­си­ли на лик­ви­да­цию фин­ско­го про­ры­ва у се­ла Ру­го­зе­ро. По­чти все они по­гиб­ли в пер­вом же бою. Нем­но­гим уда­лось вый­ти в рас­по­ло­же­ние 27-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, за­щи­щав­шей Ки­ров­скую же­лез­ную до­ро­гу, ко­то­рая со­еди­ня­ла Мур­манск с цен­траль­ной ча­стью стра­ны. Это бы­ло един­ствен­ное на­прав- ле­ние, где фин­ны не смог­ли про­дви­нуть­ся впе­рёд. «Наши сол­да­ты слов­но по­вто­ри­ли по­двиг Алек­сандра Мат­ро­со­ва: тот за­крыл сво­ей гру­дью ам­бра­зу­ру фа­шист­ско­го до­та, а они це­ной сво­их жиз­ней раз­би­ли пла­ны вра­га про­рвать здесь обо­ро­ну и взять Ле­нин­град во вто­рое бло­кад­ное коль­цо», – счи­та­ет Ру­фи­на Ва­си­льев­на.

ЕС­ЛИ ВДУМАТЬСЯ, ТО В ИХ ЖИЗНИ СЛУЧАЛОСЬ НЕМАЛО УДИВИТЕЛЬНЫХ И СЧАСТЛИВЫХ ЗНАКОВ. МО­ЖЕТ, ОНИ И СТА­ЛИ ЗАЛОГОМ ДОЛ­ГО­ЛЕ­ТИЯ СЕ­МЬИ МАЛЮТИНЫХ?

За прошедшие 30 лет по­ис­ко­вое де­ло, ко­то­рое на­чи­на­лось как лич­ное, се­мей­ное, пре­вра­ти­лось в об­ще­ствен­но зна­чи­мое в крае дви­же­ние. Ру­фи­на Ма­лю­ти­на яв­ля­ет­ся се­го­дня ру­ко­во­ди­те­лем об­ще­ствен­ной груп­пы «По­иск», её муж – вер­ный друг и по­мощ­ник. Они упор­но разыс­ки­ва­ют детей, вну­ков, пра­вну­ков по­гиб­ших в Ка­ре­лии сол­дат-си­би­ря­ков, про­во­дят с ни­ми встре­чи, по­мо­га­ют в по­ис­ках све­де­ний о не вер­нув­ших­ся с вой­ны род­ствен­ни­ках. Ес­ли по­ис­ки при­во­дят к успе­ху – ра­дость, а ес­ли нет…

– До сих пор не мо­жем най­ти сле­ды род­ствен­ни­ков наших зем­ля­ков, трёх род­ных бра­тьев Ру­ба­но­вых, – со­кру­ша­ет­ся Ана­то­лий Лео­ни­до­вич. – Двое из них бы­ли уби­ты в том са­мом страш­ном бою 7 сен­тяб­ря 1941 го­да. А ещё один – уже во вре­мя осво­бож­де­ния Ка­ре­лии от фа­ши­стов.

Кста­ти, в 2008 го­ду ме­мо­ри­ал в се­ле Ру­го­зе­ро ре­ста­ври­ро­ва­ли, рас­ши­ри­ли. День­ги на это вы­де­лил и наш Ал­тай­ский край, ведь этот ме­мо­ри­ал по­свя­щён во­и­нам-си­би­ря­кам, при­зван­ным на фронт с Ал­тая. Здесь за­хо­ро­не­но бо­лее 400 крас­но­ар­мей­цев.

Стар­шая дочь Малютиных – Та­тья­на, пре­по­да­ва­тель од­но­го из бар­на­уль­ских ли­це­ев – воз­глав­ля­ет кра­е­вой по­ис­ко­вый от­ряд «Вы­со­та», ко­то­рый в 2010 го­ду был со­здан бла­го­да­ря уси­ли­ям её ро­ди­те­лей. Каж­дый год сту­ден­ты и школь­ни­ки из Ал­тай­ско­го края вы­ез­жа­ют в Ка­ре­лию, на ме­ста про­шлых же­сто­ких сра­же­ний. Вме­сте с ка­рель­ски­ми по­ис­ко­ви­ка­ми они об­на­ру­жи­ли и пе­ре­за­хо­ро­ни­ли остан­ки бо­лее 200 по­гиб­ших сол­дат. Од­на­жды Та­тья­на при­вез­ла с мест рас­ко­пок необыч­ный по­да­рок для сво­их ро­ди­те­лей – сол­дат­скую фляж­ку из тём­но­го сине-зе­лё­но­го тол­сто­го стек­ла. Та­кие во вре­мя вой­ны вы­пус­кал сте­коль­ный за­вод их род­ной Аку­ти­хи! Ну, а во фляж­ке бы­ла зем­ля из да­лё­кой, но став­шей тоже род­ной Ка­ре­лии.

СУПРУГИ ОТМЕЧАЮТ КАЖ­ДУЮ ГОДОВЩИНУ СВО­ЕЙ СВАДЬБЫ.

Еле­на ЧЕХОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.