УМ ВОЗ­ВРА­ЩА­ЕТ­СЯ

По­че­му учё­ные по­тя­ну­лись домой в Рос­сию

AiF Bashkortostan (Ufa) - - НАУКА - Ри­на ГИЛЬМАНОВА

В ПО­СЛЕД­НИЕ ГО­ДЫ МЫ ЧА­СТО СЛЫ­ШИМ ОБ ИЗ­ВЕСТ­НЫХ УЧЁНЫХ, ВЕРНУВШИХСЯ В РОС­СИЮ. ПО­ЧЕ­МУ ОНИ ЭТО ДЕ­ЛА­ЮТ И ПО­ЧЕ­МУ РАНЬ­ШЕ УЕЗЖАЛИ?

От­вет на по­след­ний во­прос пре­крас­но зна­ет известный в ми­ре учё­ный, мо­ле­ку­ляр­ный био­лог, про­фес­сор, ру­ко­во­ди­тель ла­бо­ра­то­рии Ин­сти­ту­та мо­ле­ку­ляр­ной био­ло­гии им. Эн­гель­гард­та РАН Пётр ЧУМАКОВ. 12 лет он воз­глав­лял ла­бо­ра­то­рию в Лер­не­ров­ском ис­сле­до­ва­тель­ском цен­тре в Клив­лен­де, ве­ду­щем на­уч­но-ме­ди­цин­ском ин­сти­ту­те США.

Пётр Ми­хай­ло­вич - сын ве­ли­ких оте­че­ствен­ных ви­ру­со­ло­гов: ака­де­ми­ка М. П. Чу­ма­ко­ва и М. К. Во­ро­ши­ло­вой. Бла­го­да­ря им в 1960-е гг. бы­ла оста­нов­ле­на од­на из са­мых страш­ных ин­фек­ций ХХ в. - по­лио­ми­е­лит. Пётр с дет­ства увлёк­ся био­ло­ги­ей и уже в шко­ле на­чал ра­бо­тать в ла­бо­ра­то­рии, по­мо­гая ма­ме.

«НА­ДО ВАЛИТЬ ОТ­СЮ­ДА»

- Стро­го го­во­ря, я не уез­жал, эми­гри­ро­вать ни­ко­гда не со­би­рал­ся и не остав­лял свою ла­бо­ра­то­рию в Рос­сии, - го­во­рит Пётр Чумаков. - При этом я мно­го ра­бо­тал на За­па­де: в 1980х в Ан­глии, в кон­це 1990-х в Чи­ка­го. А ко­гда с 2001 по 2012 г. ру­ко­во­дил ла­бо­ра­то­ри­ей в Клив­лен­де, по

10-12 раз в го­ду ле­тал из Рос­сии в США.

Хо­ро­шо знаю, как мои кол­ле­ги, зна­ко- мые в 1990-е уезжали на За­пад. Бы­ло тя­жё­лое вре­мя для на­у­ки. Мно­гие ре­ши­ли, что «на­до валить от­сю­да», что ра­бо­тать и жить в Рос­сии невоз­мож­но, что у стра­ны нет бу­ду­ще­го. Уезжали при пер­вой воз­мож­но­сти. Как пра­ви­ло, нена­дол­го: на ста­жи­ров­ку, на ра­бо­ту по сти­пен­дии, в ко­ман­ди­ров­ку - то есть долж­ны бы­ли вернуться. Од­на­ко пы­та­лись лю­бы­ми прав­да­ми и неправ­да­ми как-то там за­це­пить­ся. Не хо­чу ни­ко­го осуж­дать, но и оправ­ды­вать не бу­ду. Ес­ли на­зы­вать ве­щи своими име­на­ми, то им на­до бы­ло про­де­лать длин­ный путь че­рез мно­го­чис­лен­ные ма­лень­кие ком­про­мис­сы, уступ­ки и да­же пре­да­тель­ства. Ведь, по су­ти, ин­те­гра­ция в то общество тре­бу­ет от­ре­че­ния от на­ших цен­но­стей. 20 уче­ни­ков, про­шед­ших че­рез мою ла­бо­ра­то­рию, оста­лись там, но так и не ста­ли своими для за­пад­но­го об­ще­ства. Да и по сво­е­му на­уч­но­му по­тен­ци­а­лу они мог­ли бы до­стичь го­раз­до боль­ше­го, и их по­ло­же­ние не со­от­вет­ству­ет их воз­мож­но­стям как учёных».

КОР­РУП­ЦИЯ ПО-НА­УЧ­НО­МУ

Но по­че­му «моз­ги» со все­го ми­ра так рвут­ся на За­пад и осо­бен­но в США?

«В США учёных вле­чёт рас­про­стра­нён­ный сте­рео­тип об удач­ной ка­рье­ре. Но он весь­ма да­лёк от ре­аль­ной на­уч­ной де­я­тель­но­сти, - рас­суж­да­ет Пётр Чумаков. - Все слы­ша­ли ис­то­рии, как, на­чав со скром­но­го стар­та­па, учё­ные про­да­ва­ли свою ма­лень­кую ис­сле­до­ва­тель­скую ком­па­нию боль­шо­му биз­не­су и пре­вра­ща­лись в мил­ли­о­не­ров или да­же мил­ли­ар­де­ров. Вот толь­ко на этом пути они ча­сто пе­ре­ста­ют быть учё­ны­ми, на­це­лен­ны­ми на по­иск ис­ти­ны. Я ви­дел, как в по­ис­ках денег для сво­е­го про­ек­та и в ухищ­ре­ни­ях, что­бы его вы­год­нее пред­ста­вить и про­дать, они ста­но­ви­лись на­сто­я­щи­ми дель­ца­ми. Уди­ви­тель­но, но боль­шой биз­нес это устра­и­ва­ет. Они по­ку­па­ют всё под­ряд, что-то сра­зу пус­ка­ют в де­ло, но ча­ще кла­дут на даль­нюю пол­ку: мо­жет, по­на­до­бит­ся в бу­ду­щем. На фоне их фан­та­сти­че­ских до­хо­дов эти тра­ты - кро­хи. Эти­ми крохами и пи­та­ют­ся учё­ные.

Та­кая пи­ра­ми­да поз­во­ля­ет боль­шо­му биз­не­су всё дер­жать в сво­их ру­ках. На­при­мер, за­ре­ги­стри­ро­вать и вы­пу­стить ле­кар­ство в про­да­жу мо­жет толь­ко «боль­шая фар­ма». Ни од­ной фир­ме, со­здан­ной учё­ны­ми, это не по си­лам. По­это­му, до­ве­дя раз­ра­бот­ки лекарства до опре­де­лён­ной ста­дии, они про­да­ют их фарм­ги­ган­там. Я ча­сто бы­ваю в США и ви­жу из­ме­не­ния в на­у­ке. Сей­час си­ту­а­ция ста­но­вит­ся ху­же: денег на гран­ты по­чти нет. Рань­ше, что­бы их по­лу­чить, бы­ло до­ста­точ­но на­пи­сать хо­ро­шую за­яв­ку. Те­перь гран­ты в первую оче­редь вы­де­ля­ют та­ким цен­трам, как Ст­эн­форд или Гар­вард. Ме­нее из­вест­ные на­уч­ные ин­сти­ту­ты ис­пы­ты­ва­ют огром­ные фи­нан­со­вые труд­но­сти. Про­ис­хо­дит рас­сло­е­ние в на­у­ке, растёт кор­руп­ция. Ещё недав­но та­ко­го не бы­ло».

ПРИ ПРО­ЧИХ РАВ­НЫХ

ДО­МА ЛУЧ­ШЕ

Сре­ди вернувшихся в Рос­сию док­тор фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ских на­ук, ма­те­ри­а­ло­вед, учё­ный ми­ро­во­го уров­ня Ар­тём ОГА­НОВ. Ему 42 го­да, его на­уч­ные до­сти­же­ния вос­тре­бо­ва­ны во всём ми­ре, пуб­ли­ка­ции бьют ре­кор­ды ци­ти­ро­ва­ния. Ра­бо­тал в Ан­глии, Швей­ца­рии, США. Очень быст­ро до­бил­ся успе­ха и при­зна­ния. В ка­кой-то мо­мент по­нял, что все­го до­стиг. У него бы­ла своя ла­бо­ра­то­рия в Уни­вер­си­те­те шта­та НьюЙорк в Сто­уни-Брук, бы­ло всё, что нуж­но для лич­ной жиз­ни. Но в 2014 г. он вер­нул­ся в Рос­сию.

«Ре­ше­ние вернуться скла­ды­ва­лось по­сте­пен­но, - рас­ска­зы­ва­ет Ар­тём Ога­нов. - Я уехал в 1998 г., си­ту­а­ция в стране ка­за­лась мне аб­со­лют­но

ЗАВЕРШАЮЩИЕ РА­БО­ТЫ В СА­ДУ

Уби­ра­ем ка­пу­сту позд­них сор­тов. На­во­дим по­ря­док в теп­ли­це.

По­сле на­ступ­ле­ния мо­ро­зов мож­но вы­ко­пать хрен, к это­му вре­ме­ни расте­ние на­ко­пи­ло наи­боль­шее ко­ли­че­ство пи­та­тель­ных ве­ществ и бес­пер­спек­тив­ной и в це­лом, и для ме­ня в част­но­сти. Но к 2002 г. я стал по­ни­мать, что в Рос­сии не всё так пло­хо, как бы­ло рань­ше. Си­ту­а­ция улуч­ша­лась во мно­гих от­но­ше­ни­ях. На­при­мер, со­кра­ти­лась пре­ступ­ность, по ули­цам не так страш­но хо­дить. Ещё че­рез па­ру лет ста­ло яс­но, что Рос­сия уже со­всем не та бед­ная страна, ка­кой бы­ла в 1990-е. Что важ­но для учё­но­го - на­ча­ли из­да­вать на­уч­ные и на­уч­но­по­пу­ляр­ные кни­ги и жур­на­лы, и на них по­явил­ся спрос. Бы­ло оче­вид­но, что страна вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся, что в ней мож­но жить. При­мер­но в это же вре­мя я ска­зал се­бе, что при про­чих рав­ных усло­ви­ях луч­ше жить и ра­бо­тать на ро­дине, чем за гра­ни­цей. В се­ре­дине 2013 г. я по­лу­чил ме­га­грант на со­зда­ние сво­ей ла­бо­ра­то­рии. По его усло­ви­ям я дол­жен был не ме­нее 4 ме­ся­цев про­во­дить в Рос­сии, и уже в сле­ду­ю­щем го­ду я при­нял окон­ча­тель­ное ре­ше­ние пе­ре­ехать на ро­ди­ну».

Сей­час у Ар­тё­ма Ога­но­ва 3 ла­бо­ра­то­рии. Од­на в США (он про­дол­жа­ет ею ру­ко­во­дить) и две в Рос­сии: в МФТИ и Скол­те­хе, про­фес­со­ром ко­то­ро­го он стал недав­но. У каж­дой своё на­прав­ле­ние на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний.

«Ла­бо­ра­то­рии здесь силь­нее, чем в США, там бы я не смог ор­га­ни­зо­вать та­кие, - рас­ска­зы­ва­ет Ар­тём. - Бла­го­да­ря ме­га­гран­ту уда­лось по­стро­ить очень мощ­ный су­пер­ком­пью­тер. Но са­мое глав­ное - здесь очень та­лант­ли­вая мо­ло­дёжь, ас­пи­ран­ты, сту­ден­ты. Их сей­час уез­жа­ет го­раз­до мень­ше, чем в мои го­ды. Се­год­ня в Рос­сии мож­но за­ни­мать­ся на­у­кой. Про­бле­мы, ко­неч­но, есть, и боль­шие, но они есть в лю­бой стране. Не всё так глад­ко и пред­ска­зу­е­мо, как хо­те­лось бы. На­до бы по­боль­ше ста­биль­но­сти, но в це­лом мне в Рос­сии очень нра­вит­ся. Си­ту­а­ция в стране пе­ре­ход­ная, но на­у­ка вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся. Я оп­ти­мист, ина­че бы и не вер­нул­ся».

К сча­стью для нас, число воз­вра­ща­ю­щих­ся в Рос­сию учёных неуклон­но растёт.

«В РОС­СИИ МОЖ­НО ЗА­НИ­МАТЬ­СЯ НА­У­КОЙ».

по­лу­ча­ет­ся аро­мат­ным, слад­ко­ва­тым и не та­ким яд­ре­ным.

В го­то­вые гря­ды са­жа­ем ози­мый чес­нок, лук се­вок, мор­ковь.

Очень важ­но, что­бы всхо­ды не по­яви­лись осе­нью, так как в этом слу­чае они вы­мерз­нут.

Пра­ви­ла при под­зим­нем по­се­ве:

• Се­ме­на вы­се­ва­ем су­хи­ми. • Нор­ма вы­се­ва долж­на быть боль­ше, чем вес­ной, так как мо­гут взой­ти ско­рее все­го не все се­ме­на.

• При­сы­па­ем се­ме­на не зем­лей, а сме­сью хо­ро­ше­го пе­ре­гноя с пе­ском, ко­то­рую необ­хо­ди­мо при­го­то­вить за­ра­нее. Свер­ху по­сад­ки мож­но еще укрыть су­хи­ми ли­стья­ми.

Фо­то Reuters

Есть моз­ги, ко­то­рые и вы­не­сти не жал­ко.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.