Я РУС­СКИЙ БЫ ВЫУЧИЛ…

По­че­му в быв­ших со­вет­ских рес­пуб­ли­ках ки­рил­ли­цу ме­ня­ют на ла­ти­ни­цу?

AiF Belgorod - - НА ЗЛОБУ ДНЯ -

В этой от­кро­вен­но про­па­ган­дист­ской стро­ке тем не ме­нее за­ло­жен се­рьёз­ный смысл. И смысл этот со­сто­ит в том, что рас­про­стра­не­ние то­го или ино­го язы­ка в ми­ре свя­за­но не толь­ко с до­сти­же­ни­я­ми куль­ту­ры и с ме­стом ли­те­ра­ту­ры то­го или ино­го на­ро­да в ми­ро­вой куль­ту­ре. Все­мир­ная сла­ва Л. Тол­сто­го, Ф. До­сто­ев­ско­го, А. Че­хо­ва, без­услов­но, спо­соб­ство­ва­ла ро­сту ин­те­ре­са к рус­ско­му язы­ку. Но ме­сто язы­ка в ми­ро­вой «та­бе­ли о ран­гах» свя­за­но и с по­ли­ти­че­ской ис­то­ри­ей. Ан­глий­ский и фран­цуз­ский до сих пор ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся, осо­бен­но мест­ной эли­той, в быв­ших ко­ло­ни­ях. При осво­е­нии рус­ски­ми во­сточ­ных про­странств Рос­сий­ской им­пе­рии вслед за ни­ми шёл и рус­ский язык. Июнь 1976 г. Рус­ский язык изу­ча­ют жи­те­ли Уа­га­ду­гу - столицы Республики Верх­няя Воль­та (ныне Бур­ки­на-́ Фа­со)́ . рус­ская революция (так се­год­ня при­ня­то го­во­рить). Не се­крет, что в пер­вые два де­ся­ти­ле­тия по­сле ре­во­лю­ции Рос­сию вос­при­ни­ма­ли в ми­ре как «аван­гард про­грес­сив­но­го че­ло­ве­че­ства». Но­вое тру­до­вое за­ко­но­да­тель­ство с вось­ми­ча­со­вым ра­бо­чим днём и от­пус­ком, эман­си­па­ция жен­щин, до­ступ к об­ра­зо­ва­нию, аван­гард­ная куль­ту­ра и, ко­неч­но, ре­аль­ные успе­хи «ста­лин­ской ин­ду­стри­а­ли­за­ции» - всё это и на Во­сто­ке, и на За­па­де счи­та­ли но­вым век­то­ром раз­ви­тия. И всё это уве­ли­чи­ва­ло ин­те­рес к рус­ско­му язы­ку. В пик по­пу­ляр­но­сти и во­ен­но-по­ли­ти­че­ско­го мо­гу­ще­ства СССР в ми­ре на­счи­ты­ва­лось, по раз­лич­ным оцен­кам, от 350 до 500 млн го­во­рив­ших по-рус­ски. Рус­ский дей­стви­тель­но стал языком ми­ро­во­го об­ще­ния и вхо­дил в уз­кий круг ра­бо­чих язы­ков ООН на­ря­ду с ан­глий­ским, фран­цуз­ским, ис­пан­ским, ки­тай­ским и араб­ским. Его рас­про­стра­не­нию спо­соб­ство­ва­ло и то, что под вли­я­ние Москвы по­сле 1945 г. по­па­ла це­лая груп­па во­сточ­но­ев­ро­пей­ских стран. И рус­ский стал фак­ти­че­ски обя­за­тель­ным для изу­че­ния в шко­лах и ву­зах.

В Ев­ро­пе рус­ский язык ока­зал­ся в весь­ма слож­ном по­ло­же­нии. С од­ной сто­ро­ны, в свя­зи с ре­ша­ю­щим вкла­дом СССР в по­бе­ду над фа­шиз­мом в ев­ро­пей­ских стра­нах воз­ник­ла вол­на сим­па­тии к СССР, а сле­до­ва­тель­но, и к куль­ту­ре, и к язы­ку. Од­на­ко бла­го­при­ят­ные усло­вия про­су­ще­ство­ва­ли недол­го. Уже в 1946 г. по­сле зна­ме­ни­той ре­чи Чер­чил­ля в Фул­тоне, по­ло­жив­шей на­ча­ло хо­лод­ной войне, рус­ский язык стал рас­смат­ри­вать­ся в официальных кру­гах как «агент вли­я­ния». По све­де­ни­ям ЮНЕСКО, ин­те­рес к нему в стра­нах Во­сточ­ной Ев­ро­пы стал за­мет­но па­дать и по­сле вво­да со­вет­ских войск в Че­хо­сло­ва­кию в 1968 г. Се­рьёз­ный удар по по­зи­ци­ям рус­ско­го язы­ка был на­не­сён раз­ва­лом в 1991 г. Вар­шав­ско­го до­го­во­ра и Со­ве­та эко­но­ми­че­ской вза­и­мо­по­мо­щи.

К сча­стью, хра­ни­те­ля­ми род­но­го язы­ка оста­ва­лась и оста­ёт­ся весь­ма об­шир­ная рус­ская диас­по­ра. Си­ла рус­ско­го язы­ка ока­за­лась столь ве­ли­ка, что на нём и по сей день го­во­рят не толь­ко де­ти, но и вну­ки эми­гран­тов. Число го­во­ря­щих по-рус­ски при­умно­жи­ла и вол­на ев­рей­ской эми­гра­ции в позд­не­со­вет­ский пе­ри­од. Ведь зна­чи­тель­ная часть ев­ре­ев, по­да­вав­ших за­яв­ку на пе­ре­езд в Из­ра­иль, на са­мом де­ле осе­ла в Ев­ро­пе или пе­ре­бра­лась в США. А это бы­ла в боль­шин­стве сво­ём рус­ско­языч­ная груп­па.

Се­год­ня в ми­ре число вла­де­ю­щих рус­ской ре­чью со­кра­ти­лось до 270 млн. По­сле рас­па­да СССР рус­ский язык стал за­мет­но утра­чи­вать свои по­зи­ции и в быв­ших со­вет­ских рес­пуб­ли­ках. Стар­шее по­ко­ле­ние ещё хра­нит зна­ние рус­ско­го. Впро­чем, и здесь есть ню­ан­сы. Да, ин­тел­ли­ген­ция, пар­тий­ные ра­бот­ни­ки и высшее чи­нов­ни­че­ство в быв­ших рес­пуб­ли­ках Сред­ней Азии хо­ро­шо вла­де­ли рус­ским языком. Он от­кры­вал до­ступ к ка­рьер­но­му ро­сту. Но на се­ле его зна­ли на весь­ма при­ми­тив­ном, бы­то­вом уровне. Од­на­ко в от­чё­тах о «про­де­лан­ной ра­бо­те» пар­тий­ные вла­сти пи­са­ли о том, что «рус­ским языком в рес­пуб­ли­ке вла­де­ет каж­дый пас­тух».

Се­год­ня по­зи­ции рус­ско­го язы­ка в быв­ших рес­пуб­ли­ках Сред­ней Азии весь­ма про­ти­во­ре­чи­вы. И за­ви­сят они не от стрем­ле­ния мест­но­го на­се­ле­ния из­ба­вить­ся от рус­ско­го на­сле­дия, а от по­зи­ции мест­ных вла­стей, счи­та­ю­щих, что, вы­тес­няя рус­ский язык, они укреп­ля­ют «на­ци­о­наль­ные по­зи­ции». Под на­ду­ман­ны­ми пред­ло­га­ми в ря­де быв­ших со­юз­ных рес­пуб­лик вме­сто ки­рил­ли­цы внед­ря­ет­ся ла­ти­ни­ца. В этой свя­зи бы­ло бы по­лез­но огля­нуть­ся на опыт Мон­го­лии, где вла­сти «сго­ря­ча» ди­рек­тив­но вве­ли ан­глий­ский язык и те­перь не зна­ют, что де­лать с этой ис­кус­ствен­ной ан­гли­фи­ка­ци­ей. Местное на­се­ле­ние ока­за­лось в ло­вуш­ке: де­ти не зна­ют ни рус­ско­го, ни ан­глий­ско­го. А с мон­голь­ским да­ле­ко не уедешь…

Мож­но ска­зать, что местное на­се­ле­ние в быв­ших рес­пуб­ли­ках СССР да­же ока­зы­ва­ет со­про­тив­ле­ние по­пыт­кам вла­стей вы­тес­нить рус­ский язык из шко­лы. Ведь в ре­аль­ной жизни до­ступ на­се­ле­ния этих рес­пуб­лик к «кра­си­вой жизни» в За­пад­ной Ев­ро­пе и США весь­ма огра­ни­чен. А Рос­сия про­дол­жа­ет оста­вать­ся от­кры­той и для про­дол­же­ния об­ра­зо­ва­ния, и для трудоустройства.

Ата­ка на рус­ский язык идёт се­год­ня на Укра­ине. Вво­дят­ся огра­ни­че­ния на те­ле­ви­де­нии и радио. Чи­нят­ся пре­пят­ствия филь­мам на рус­ском язы­ке. Стра­да­ет кни­го­из­да­тель­ство. Но на бы­то­вом уровне в го­ро­дах рус­ский язык, по сло­вам оче­вид­цев, зву­чит со­вер­шен­но сво­бод­но. По по­след­ним дан­ным ки­ев­ских вла­стей, на Укра­ине в по­все­днев­ной жизни ис­клю­чи­тель­но рус­ским языком поль­зу­ет­ся чет­верть на­се­ле­ния, ещё 24% - и рус­ским, и укра­ин­ским.

* * *

Что­бы оце­нить пер­спек­ти­вы рус­ско­го язы­ка в ми­ре, нуж­но по­ни­мать, что од­ним из глав­ных сти­му­лов для изу­че­ния язы­ка яв­ля­ет­ся ци­ви­ли­за­ци­он­ная при­вле­ка­тель­ность стра­ны. Ведь неслу­чай­но же по­чти всё рус­ское дво­рян­ство и ин­тел­ли­ген­ция пре­вос­ход­но зна­ли фран­цуз­ский. Пуш­кин пред­по­чи­тал пи­сать пись­ма дру­зьям на фран­цуз­ском. В усло­ви­ях ни­ко­ла­ев­ской ре­ак­ции язык Мо­лье­ра и Воль­те­ра был для рус­ско­го об­ра­зо­ван­но­го со­сло­вия как бы ок­ном в дру­гой, бо­лее при­вле­ка­тель­ный мир. И неслу­чай­но Ни­ко­лай I жёст­ко кон­тро­ли­ро­вал по­езд­ки да­же сво­е­го «ближ­не­го кру­га» за гра­ни­цу. Не вы­пус­кал он во Фран­цию и Пуш­ки­на, оче­вид­но, опа­са­ясь, что тот, как позд­нее Тур­ге­нев, пред­по­чтет её стране ра­бов, гос­под и го­лу­бых мун­ди­ров.

В СО­ВЕТ­СКИЕ ВРЕ­МЕ­НА ЕД­ВА ЛИ НЕ КАЖ­ДЫЙ ЖИ­ТЕЛЬ СССР ЗНАЛ ЗНА­МЕ­НИ­ТУЮ ФРА­ЗУ ИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ В. МАЯКОВСКОГО: «... РУС­СКИЙ БЫ ВЫУЧИЛ ТОЛЬ­КО ЗА ТО, ЧТО ИМ РАЗГОВАРИВАЛ ЛЕ­НИН».

Фо­то Н. БАРАТОВА/фо­то­хро­ни­ка ТАСС

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.