ВОИН ХРИСТОВ

AiF Bryansk - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

МАТУШКА СЕРАФИМА ЖИ­ВЁТ В БРЯНСКЕ У ТИХВИНСКОГО ХРА­МА. ЧТО­БЫ ПРОЙ­ТИ В МИ­НИ­А­ТЮР­НЫЙ ДВОРИК, А ЧЕРЕЗ НЕГО И В САМ ДОМ, ПО­ХО­ЖИЙ НА КЕЛЬЮ, НА­ДО НАЖАТЬ КНОП­КУ ЗВОН­КА, КОТОРЫЙ РАС­ПО­ЛА­ГА­ЕТ­СЯ НАД ПОРОГОМ, А НЕ, КАК ОБЫЧ­НО, СБОКУ. ТО ЕСТЬ НА­ДО ТКНУТЬ ПАЛЬ­ЦЕМ В НЕБО. И, КАК ОКА­ЗЫ­ВА­ЕТ­СЯ, ПОПАДАЕШЬ КУ­ДА НА­ДО.

В этом го­ду пра­во­слав­ный жен­ский день - День жён ми­ро­но­сиц от­ме­ча­ют 15 мая. Год от го­да празд­ник ста­но­вит­ся всё бо­лее яв­ной аль­тер­на­ти­вой 8 Мар­та, об идео­ло­гии ко­то­ро­го спо­рят всё жар­че. На­ка­нуне мы пуб­ли­ку­ем очерк, под­го­тов­лен­ный несколь­ко лет на­зад пра­во­слав­ным из­да­ни­ем «Ми­ряне», о двух брян­ских жен­щи­нах, ко­то­рые на­пол­ни­ли свои серд­ца ис­крен­ней ве­рой и лю­бо­вью. И нес­ли их ми­ру.

НЕ ДАЙ ПРОЙ­ТИ МИ­МО

Иду к ма­туш­ке Се­ра­фи­ме не без неко­то­рой ро­бо­сти. Хо­тя пред­мет на­ше­го раз­го­во­ра ей бли­зок. Она долгие го­ды про­ве­ла бок о бок со сво­ей тё­туш­кой, брян­ской мо­на­хи­ней Пи­ти­ри­мой (в ми­ру Па­рас­ке­вой Ни­ко­ла­ев­ной Хо­лод­ко­вой), по­чи­та­е­мой в го­ро­де за по­движ­ни­че­ский об­раз жизни. Пи­ти­ри­ма ушла в мир иной со­всем не­дав­но, и мно­гие го­ро­жане хра­нят па­мять о ней. Од­на­ко в наше вре­мя «несвя­тых свя­тых» просто необходимо, что­бы о та­ких лю­дях зна­ли все, а не толь­ко во­цер­ко­в­лён­ные.

При пол­ном об­ла­че­нии встре­ти­ла матушка Серафима ра­душ­но, с по­кло­ном. В до­ме уют­но. Ти­хо. Бла­гост­но. Для бе­се­ды при­се­ли у ок­на, в ко­то­рое ви­ден сад. Этим нехит­рым пей­за­жем лю­бо­ва­лась и матушка Пи­ти­ри­ма...

- Я ма­лень­кой бы­ла, ко­гда ме­ня тё­тя к ве­ре ста­ла при­об­щать. Всё про­си­ла: мол, чем бе­гать, луч­ше по­мо­лись. У нас бабушка бы­ла глу­бо­ко ве­ру­ю­щим че­ло­ве­ком, всё на ней и дер­жа­лось, через неё и вся се­мья к ве­ре при­шла. Толь­ко мне с годами просто ве­рить ма­ло бы­ло - хо­те­лось умом Бо­га по­нять. Не мог­ла я так, как они... Толь­ко про­си­ла: Гос­по­ди, если Ты есть, не дай мне прой­ти ми­мо Те­бя.

А путь Па­рас­ке­вы Хо­лод­ко­вой был и тра­ди­ци­о­нен, и непо­вто­рим. Ро­ди­лась в пра­во­слав­ной се­мье, но жить при­шлось в ате­и­сти­че­ском го­су­дар­стве. Са­ма вы­учи­лась цер­ков­но-сла­вян­ско­му языку и чи­та­ла Еван­ге­лие и Псал­тирь. До вой­ны се­мья жи­ла в де­ревне Ле­ски, где в хра­ме во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей ма­те­ри слу­жил ко­гда-то дед пи­са­те­ля Ни­ко­лая Лес­ко­ва. Ме­сто на­мо­лен­ное, в глу­ши, на обо­чине со­вет­ских ма­ги­стра­лей. ная жизнь по­ло­ма­лась - муж ушёл. Она пе­ре­жи­ва­ла очень, да­же нерв­ная бо­лезнь раз­ви­лась. И ста­ла ис­кать ис­це­ле­ния в свя­тых ме­стах - ез­ди­ла по свя­тым ис­точ­ни­кам, жи­ла и тру­ди­лась в мо­на­сты­рях - По­ча­ев­ской, Ки­е­во-Пе­чер­ской лав­ре... И Гос­подь ей ис­це­ле­ние по­слал, со­всем эк­зе­ма с рук со­шла! А тё­те духовная жизнь так по­нра­ви­лась, что в мир­скую она воз­вра­щать­ся не за­хо­те­ла. Вот так - через бо­лезнь - при­вёл к се­бе.

Но по­ка с фо­то­гра­фии смот­рит пре­крас­ная жен­щи­на в лёг­ком пла­тье. Лето, паль­мы, юг...

- Это пу­тёв­ку ей да­ли за об­раз­цо­вую ра­бо­ту, на ку­рор­те бы­ла. А по­том и ду­мать об этом за­бы­ла, по­то­му что на­шла се­бя в но­вой жизни. В Брянске она бы­ва­ла на­ез­да­ми, и од­на­жды пред­ло­жи­ли ей ра­бо­ту - убор­щи­цей в Пет­роПав­лов­ском хра­ме. Зна­е­те, у ко­го она по­лу­чи­ла бла­го­сло­ве­ние? Бы­ла в го­ро­де бла­жен­ная Та­ма­ра, у неё ни руч­ки, ни нож­ки не дви­га­лись. Так тё­тя под­ви­за­лась во вре­мя при­ез­дов за ней уха­жи­вать, вплоть до то­го, что на се­бе но­си­ла! При­не­сёт, по­са­дит у во­рот, та ко­пе­еч­ку со­би­ра­ет или на служ­бе мо­лит­ся. Вот та­кой по­двиг. Ста­ри­ца Та­ма­ра и ска­за­ла - иди, мол, в храм, тру­дись.

Слу­жил там в то вре­мя отец Ев­ге­ний. Че­ло­век для нас при­ме­ча­тель­ный, боль­шой по­движ­ник. Си­ро­та, вос­пи­ты­вал­ся в при­юте, осво­ил пе­ние цер­ков­ное и слу­жил ре­ген­том в По­ча­ев­ской лав­ре, а по­том при­е­хал в Брянск... Я по- че­му о нём упо­ми­наю? Он стал ду­хов­ным на­став­ни­ком тё­ти мо­ей - про­све­щал, на­став­лял. Она при нём ещё од­но по­слу­ша­ние нес­ла - бы­ла ал­тар­ни­цей. Вста­ва­ла за­тем­но, бе­жа­ла в храм, что­бы приготовить ал­тарь к служ­бе - отап­ли­ва­ла-то вруч­ную. До при­хо­да свя­щен­ни­ка на­до бы­ло всё ус­петь - и со­греть, и от ды­ма про­вет­рить. ...И так 27 лет!

Пе­ре­би­раю фо­то­гра­фии даль­ше. За­мет­но, как вы­свет­ля­лось с годами лицо мо­на­хи­ни. Улыб­ка лас­ка­ю­щая, при­ми­ря­ю­щая. При­мер лю­бя­ще­го серд­ца. Про­стой и в про­сто­те сво­ей ве­ли­кий по­движ­ни­че­ский путь.

ГЛАВ­НЫЙ ЗАВЕТ - ЛЮ­БИТЬ

По пол­но­му мо­на­ше­ско­му чи­ну при­ня­ла она по­стриг в По­ча­ев­ской лав­ре с име­нем Пи­ти­ри­ма - в честь свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма, епи­ско­па Там­бов­ско­го. По­свя­щал её отец Ми­ро­слав.

Матушка Серафима как до­ро­гую ре­лик­вию про­тя­ги­ва­ет по­жел­тев­ший от вре­ме­ни сло­жен­ный вчет­ве­ро ли­сток бу­ма­ги. Как ока­за­лось, это письмо от­ца Ми­ро­сла­ва сво­ей ду­хов­ной до­че­ри. Он бла­го­да­рит ма­туш­ку за по­да­рок к Па­схе и со­об­ща­ет, что вот-вот от­пра­вит­ся в мир иной. Всего несколь­ко строк, а в них - ды­ха­ние це­лой жизни. И глав­ный завет - лю­бить Хри­ста. Матушка Пи­ти­ри­ма с этим за­ко­ном и жи­ла всю остав­шу­ю­ся жизнь.

- Она бы­ла пре­дан­ным Хри­сту че­ло­ве­ком во всём, вплоть до ме­ло­чей. Об­ла­че­ния ни­ко­гда не сни­ма­ла. Как солдат на по­сту! Су­тью сво­ей со­от­вет­ство­ва­ла мо­на­ше­ско­му об­ра­зу жизни. Ведь од­но де­ло - но­сить, дру­гое - ис­пол­нять... У неё был осо­бый мо­лит­вен­ный дар. Осо­бен­но лю­би­ла по но­чам мо­лить­ся. Спа­ла по пол­ча­са в сут­ки... Ка­кой че­ло­век та­кое вы­дер­жит? А Гос­подь ей на все си­лы да­вал. Ми­рян лю­би­ла, осо­бен­но тех, кто к ду­хов­ной жизни тя­нул­ся, но и тре­бо­ва­ла. Бы­ва­ло, стро­го спро­сит у го­стьи: «Бо­го­ро­ди­цу» зна­ешь? «От­че наш» зна­ешь? Нет? Так че­го при­шла? По­ка не вы­учишь, ко мне не при­хо­ди!». За­то в сле­ду­ю­щий раз вы­дер­жав­шая эк­за­мен бу­дет об­лас­ка­на её вни­ма­ни­ем и за­бо­той. Не лю­би­ла, ко­гда в су­е­те и празд­но­сти вре­мя про­во­ди­ли.

На­род к ней шёл. Дар про­зор­ли­во­сти тон­ко про­яв­лял­ся, она его ни­ко­му от­кры­то не де­мон­стри­ро­ва­ла, но для каж­до­го на­хо­ди­ла нуж­ные сло­ва.

А ис­пы­та­ния толь­ко уве­ли­чи­ва­лись. После неод­но­крат­ных па­де­ний матушка по­вре­ди­ла шей­ку бёд­ра, раз­ви­лась сер­деч­ная бо­лезнь. Фи­зи­че­ские си­лы стали по­ки­дать её, а ду­хов­ные, на­обо­рот, рас­ти. Так она до­жи­ла до свет­ло­го дня - воз­рож­де­ния Пет­ро-Пав­лов­ской оби­те­ли в 2002 го­ду. Ко­гда со­всем нев­мо­го­ту ста­ло на гор­ку под­ни­мать­ся, ис­пол­ня­ла своё пра­ви­ло в Тих­вин­ском хра­ме и до­ма по но­чам. По­том уже не вы­хо­ди­ла. Два го­да про­ве­ла в мо­лит­ве на гра­ни меж­ду жиз­нью и смер­тью.

Го­во­рят, что Гос­подь за­би­ра­ет се­бе угод­ни­ков под празд­ник. Очень сим­во­лич­но, что серд­це ма­туш­ки оста­но­ви­лось на Сре­те­ние, 14 фев­ра­ля 2011 го­да.

Еле­на ДОБРОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.