«НОЧ­НАЯ ВЕДЬМА» ИЗ КАРАЧЕВА

Лёт­чи­ца бы­ла неуяз­ви­ма для вра­га

AiF Bryansk - - БРЯНСК - Та­ма­ра ГРЕЧИШНИКОВА

Она по­сту­пи­ла в аэро­клуб, увлек­лась па­ра­шют­ным спор­том и осво­и­ла лёт­ное де­ло на По­ли­кар­по­в­ском У-2, а так­же Яко­влев­ских УТ-1 и УТ-2 (учеб­но-тре­ни­ро­воч­ный мо­но­план). В 1939 она окон­чи­ла Дне­про­дзер­жин­ский аэро­клуб по ин­струк­тор­ской про­грам­ме и сра­зу же по­еха­ла в Хер­сон­скую авиа­шко­лу. Окон­чив её в 1940 го­ду с ди­пло­мом штур­ма­на, Ан­то­ни­на Худякова ста­ла лёт­чи­ком-ин­струк­то­ром в Ор­лов­ском аэро­клу­бе и до вой­ны успе­ла под­го­то­вить со­рок но­вых лёт­чи­ков. Вы­со­кая меч­та кре­стьян­ской де­воч­ки ста­ла ре­аль­но­стью… по немец­ким вой­скам и объ­ек­там, де­вуш­ки вы­пол­ня­ли рис­ко­ван­ные раз­ве­ды­ва­тель­ные по­ру­че­ния и до­став­ля­ли гру­зы на­шим под­раз­де­ле­ни­ям, дей­ство­вав­шим в ты­лу вра­га.

За вре­мя вой­ны Ан­то­ни­на Худякова вме­сте с де­вуш­ка­ми став­ше­го гвар­дей­ским Та­ман­ским Крас­но­зна­мён­ным ор­де­на Су­во­ро­ва авиа­пол­ком про­шла ге­ро­и­че­ский путь от сер­жан­та до гвар­дии стар­ше­го лей­те­нан­та. От ко­ман­ди­ра эки­па­жа - до за­ме­сти­те­ля ко­ман­ди­ра эс­кад­ри­льи. Во­е­ва­ла на Се­вер­ном Кав­ка­зе, на Та­ман­ском, за­тем на Крым­ском по­лу­ост­ро­вах, в Бе­ло­рус­сии, Поль­ше, Во­сточ­ной Прус­сии и, на­ко­нец, в са­мой Гер­ма­нии. При­чём, кро­ме от­ва­ги и лёт­но­го ма­стер­ства, на­ши ноч­ные лёт­чи­цы про­яви­ли се­бя ис­клю­чи­тель­ны­ми фрон­то­вы­ми тру­же­ни­ца­ми - у боль­шин­ства из них свы­ше вось­ми­сот бо­е­вых вы­ле­тов! По­ра­зи­тель­но, но бес­пре­рыв­но на­хо­дясь на фрон­те с 27 мая 1942 го­да, Ан­то­ни­на Фё­до­ров­на со­вер­ши­ла 925 бо­е­вых ноч­ных вы­ле­тов без еди­ной ца­ра­пи­ны. А в 926-м по­лу­чи­ла кон­ту­зию, а её бо­е­вой друг-са­мо­лёт был под­бит. Но она всё-та­ки его по­са­ди­ла, и толь­ко по­сле это­го по­те­ря­ла со­зна­ние…

В кни­ге И.В. Ра­ко­боль­ской и Н.Ф. Крав­цо­вой «Нас на­зы­ва­ли ноч­ны­ми ведь­ма­ми» есть вос­по­ми­на­ния о на­шей зем­ляч­ке: «Кста­ти, это на­ши бом­бы по­па­ли в штаб ге­не­ра­ла фон Клей­ста под Моз­до­ком. Ка­жет­ся, по вре­ме­ни это бом­би­ла Н. Худякова. …Ни­на Худякова. Креп­ко сби­тая, силь­ная де­вуш­ка, ле­тав­шая азарт­но и сме­ло. Она не стес­ня­лась вы­ска­зы­вать своё от­но­ше­ние к на­шей жизни. Не она ли кри­ча­ла пе­хо­те на пе­ре­до­вой, что пора им уже на­сту­пать»…

«Уме­ла Худякова воспитывать но­ва­то­ров, твор­цов пе­ре­до­во­го опы­та, быст­ро под­хва­ты­ва­ла их мысли. В та­ких слу­ча­ях она шла к ин­же­не­ру, ко­ман­ди­ру пол­ка, де­ла­ла всё для то­го, что­бы тол­ко­вые пред­ло­же­ния не ма­ри­но­ва­лись, а быст­ро внед­ря­лись в жизнь. Ан­то­ни­на Фё­до­ров­на не толь­ко хо­ро­шо зна­ла так­ти­ку и штур­ман­ское де­ло. Она в де­та­лях пред­став­ля­ла се­бе осо­бен­но­сти тру­да мо­то­ри­стов, ору­жей­ни­ков, при­бо­ри­стов, ме­ха­ни­ков. Ви­ди­мо, ска­зы­ва­лось её тех­ни­че­ское образование. Как толь­ко де­вуш­ки да­ва­ли ка­кое-ли­бо ра­ци­о­на­ли­за­тор­ское пред­ло­же­ние, о нём немед­лен­но со­об­ща­лось Ан­то­нине Фё­до­ровне.

- Иди к Ху­дя­ко­вой, - на­прав­ля­ли тех­ни­ки мо­ло­до­го но­ва­то­ра.

Ан­то­ни­на Фё­до­ров­на очень лю­би­ла по­раз­мыш­лять над схе­мой или чер­те­жом, за­ду­мать­ся над тем, ка­кой успех су­лит пол­ку но­вое изоб­ре­те­ние. Она по­ощ­ря­ла тот твор­че­ский дух, бла­го­да­ря ко­то­ро­му ча­сто по­яв­ля­лись в пол­ку но­вая кон­троль­ная из­ме­ри­тель­ная ап­па­ра­ту­ра, очень удоб­ные крон­штей­ны для под­све­та при­бо­ров, без­от­каз­ные зам­ки-дер­жа­те­ли, те­леж­ки для под­во­за бомб к са­мо­лё­там… Все эти изоб­ре­те­ния обыч­но бы­ли пло­дом тру­да це­ло­го кол­лек­ти­ва, но без Ху­дя­ко­вой де­ло об­хо­ди­лось ред­ко».

Не­ред­ко жизнь де­ву­шек ви­се­ла на во­лос­ке. Осо­бен­ную труд­ность пред­став­ля­ли по­лё­ты в го­рах, над мо­рем, в слож­ную, из­мен­чи­вую по­го­ду - в дождь и снеж­ные за­ря­ды, в ту­мане, с по­сад­кой при све­те ра­кет. К то­му же на неко­то­рых участ­ках фрон­та у фа­ши­стов дей­ство­ва­ли ноч­ные ис­тре­би­те­ли. В очень слож­ную пе­ре­дел­ку в од­ну из лун­ных но­чей по­пал эки­паж Ху­дя­ко­вой. Два пер­вых вы­ле­та в ту ночь про­шли благополучно. Но тре­тий чуть не кон­чил­ся тра­ги­че­ски.

На под­хо­де к объ­ек­ту По-2 ата­ко­вал ис­тре­би­тель, его пу­ле­мёт­ные трас­сы про­ши­ли ма­ши­ну Ху­дя­ко­вой. То­ня, спа­са­ясь от ог­ня фа­шист­ско­го «эксперта», ре­ши­ла при­крыть­ся об­лач­но­стью. Но об­ла­ка бы­ли тон­ки­ми. За­го­во­ри­ли вра­же­ские зе­нит­ки, лу­чи про­жек­то­ров сле­пи­ли, оскол­ки сна­ря­дов, пу­ле­мёт­ные трас­сы сек­ли об­шив­ку, ды­ря­ви­ли фю­зе­ляж. Пти­цей-подран­ком По-2 пе­ре­шёл в бес­по­ря­доч­ное па­де­ние. Ги­бель бы­ла на­столь­ко оче­вид­ной, что фа­ши­сты пре­кра­ти­ли стрель­бу.

Но, как толь­ко То­ня по­чув­ство­ва­ла, что огонь гит­ле­ров­цев ослаб, вы­ве­ла са­мо­лёт из бес­по­ря­доч­но­го па­де­ния. Вновь вы­шла на цель, точ­но сбро­си­ла бом­бы так, что це­лая се­рия взры­вов со­тряс­ла всю окрест­ность. Гит­ле­ров­цы по­ня­ли, что их об­ве­ли во­круг паль­ца. Сно­ва, ещё ярост­нее, за­гро­хо­та­ли зе­нит­ки, а По-2 тем вре­ме­нем уже был недо­ся­га­ем…

По­бе­да над вра­гом за­ста­ла Ан­то­ни­ну в гос­пи­та­ле. А че­рез ме­сяц её пред­ста­ви­ли к зва­нию Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. Кро­ме Ху­дя­ко­вой, это звание по­лу­чи­ли ещё 22 её бо­е­вые по­дру­ги.

46-й жен­ский полк был рас­фор­ми­ро­ван сра­зу же по­сле окон­ча­ния вой­ны. Но фрон­то­вая друж­ба оста­лась на всю их жизнь. Она со­би­ра­ла остав­ших­ся в жи­вых еже­год­но, 2 мая, у Боль­шо­го Те­ат­ра в Москве. Се­год­ня на эти встре­чи уже при­ез­жа­ют их де­ти и вну­ки.

Ан­то­ни­на по­сле де­мо­би­ли­за­ции ра­бо­та­ла в го­ро­де Тей­ко­во Ива­нов­ской об­ла­сти пред­се­да­те­лем рай­он­но­го ко­ми­те­та Осо­авиа­хи­ма. За­тем её му­жа, то­же во­ен­но­го лёт­чи­ка Иго­ря Се­ми­ре­чен­ско­го, пе­ре­ве­ли в Ни­ко­ла­евск­на-Аму­ре, а по­сле в укра­ин­скую Алек­сан­дрию Ки­ро­во­град­ской об­ла­сти.

На­ша зем­ляч­ка оста­лась верна ак­тив­ной жиз­нен­ной по­зи­ции. Ста­ла од­ним из ор­га­ни­за­то­ров го­род­ско­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея, а за­тем воз­гла­ви­ла его. Сей­час му­зей носит её имя. А ещё имя Ан­то­ни­ны Ху­дя­ко­вой на­все­гда оста­нет­ся в ря­дах «по­чёт­ных алек­сан­дрий­цев» и «ка­ра­чев­цев».

В Ка­ра­че­ве на Ал­лее Ге­ро­ев уста­нов­лен бюст в её честь. В Алек­сан­дрии, на до­ме, в ко­то­ром жи­ла лёт­чи­ца, уста­нов­ле­на ме­мо­ри­аль­ная дос­ка. Есть ме­мо­ри­аль­ные дос­ки в го­ро­де Тей­ко­во и в Ор­ле.

ПРО­СТАЯ ДЕРЕВЕНСКАЯ ДЕ­ВОЧ­КА АН­ТО­НИ­НА ХУДЯКОВА НЕ ПРО­СТО ВОПЛОТИЛА СВОЮ СМЕЛУЮ МЕЧ­ТУ ­ СТАТЬ ЛЁТЧИЦЕЙ ­ В ЖИЗНЬ. ОНА ВО­ШЛА В ИС­ТО­РИЮ, КАК ЛЕ­ГЕН­ДА ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ, НАВОДИВШАЯ УЖАС НА ВРА­ГА И БЕЗ СО­МНЕ­НИЯ ЗАСЛУЖИВШАЯ ЗВАНИЕ ГЕ­РОЯ СО­ВЕТ­СКО­ГО СО­Ю­ЗА.

Хруп­кие со­вет­ские лёт­чи­цы на­во­ди­ли ужас на вра­га.

Ан­то­ни­на Худякова бес­страш­но сра­жа­лась с фа­ши­ста­ми и неуто­ми­мо тру­ди­лась в мир­ной жизни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.