ЗДЕСЬ ЖЕ И РАССТРЕЛИВАЛИ

По­че­му в ре­ги­оне нет па­мят­ни­ка жерт­вам ре­прес­сий?

AiF Bryansk - - БРЯНСК - Еле­на ДОРОШЕНКОВА

А ведь ещё в 2015 го­ду пра­ви­тель­ство Рос­сии утвер­ди­ло кон­цеп­цию го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки по уве­ко­ве­чи­ва­нию па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий, рас­ска­за­ла член Брян­ско­го от­де­ле­ния Все­рос­сий­ско­го об­ще­ства охра­ны па­мят­ни­ков исто­рии и куль­ту­ры (ВООПИиК) Евгения Иль­чен­ко. Пра­ви­тель­ствам ре­ги­о­нов по­ру­чи­ли за­нять­ся этим во­про­сом или под­дер­жать пред­ло­же­ния са­мих лю­дей, не же­ла­ю­щих за­бы­вать свою ис­то­рию. Но и сегодня, спу­стя 80 лет с мо­мен­та мас­со­вых по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий 1938 го­да, жи­те­ли на­шей об­ла­сти не мо­гут от­дать дань па­мя­ти невин­но уби­ен­ным зем­ля­кам. из них две ты­ся­чи свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Каж­до­го чет­вёр­то­го из общего чис­ла ре­прес­си­ро­ван­ных приговорили к выс­шей ме­ре на­ка­за­ния. То есть рас­стре­ля­ли око­ло че­ты­рёх с по­ло­ви­ной ты­сяч че­ло­век.

Ве­ро­ят­но, есть сре­ди них и те, ко­го дей­стви­тель­но осуж­да­ли за по­ли­ти­че­ские пре­ступ­ле­ния. Но в со­вет­ское вре­мя по­чти в каж­дой се­мье ко­го-то ссы­ла­ли, и ча­сто лю­дей аре­сто­вы­ва­ли ни за что. Бо­лее то­го, в рай­о­ны об­ла­сти на­прав­ля­ли пла­ны по ре­прес­си­ям, а вла­сти на ме­стах ста­ра­лись их «пе­ре­вы­пол­нить», со­рев­ну­ясь друг с дру­гом…

Мой де­душ­ка, к при­ме­ру, был в Но­во­си­бир­ске ру­ко­во­ди­те­лем джа­зо­во­го ор­кест­ра, ни­ка­ко­го отношения к по­ли­ти­ке не имел. Но его аре­сто­ва­ли, осу­ди­ли, и, как ста­ло из­вест­но уже в 1950-е го­ды, со­сла­ли на ура­но­вые руд­ни­ки. В 1956 го­ду ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли как без­вин­но осуж­дён­но­го. Толь­ко его мо­ги­лу мы уже не най­дём ни­ко­гда. Мо­ей ма­ме то­гда ис­пол­ни­лось 11 лет, она бы­ла ро­вес­ни­цей до­че­ри во­ждя Свет­ла­ны Ста­ли­ной, они в один ме­сяц ро­ди­лись. И ма­ма пи­са­ла ей письмо: «Ска­жи, по­жа­луй­ста, сво­е­му па­пе, что­бы осво­бо­дил мо­е­го, ведь он ни в чём не ви­но­ват!»… По­ни­ма­е­те, лю­ди верили, что им по­мо­гут, что Ста­лин про­сто не зна­ет о про­ис­хо­дя­щем.

Мо­ей ба­буш­ке то­гда бы­ло 28 лет, она от­пра­ви­лась в Моск­ву до­би­вать­ся прав­ды. Вер­ну­лась вся пе­ре­ко­шен­ная - у мо­ло­дой жен­щи­ны слу­чил­ся ин­сульт, еле вы­жи­ла. Толь­ко то, что на­до рас­тить дочь, по­ста­ви­ло её на но­ги. А ведь их вы­гна­ли из квар­ти­ры зи­мой пря­мо на ули­цу, на сан­ках мать с доч­кой от­пра­ви­лись к дру­зьям и род­ствен­ни­кам, но все от них ша­ра­ха­лись, от­ка­зы­ва­ли в при­юте, по­то­му что са­ми бо­я­лись. Раз­ве та­кое при­ду­ма­ешь?!

В то же вре­мя те, кто уже си­дел в ла­ге­рях, не бы­ли на­стро­е­ны про­тив со­вет­ской вла­сти. За­клю­чён­ные счи­та­ли, что с ними обо­шлись неспра­вед­ли­во, но по­том раз­бе­рут­ся. Да­же ко­гда на­ча­лась Великая Отечественная война они доб­ро­воль­но шли сра­жать­ся за Ро­ди­ну.

- По­че­му, на ваш взгляд, важно уста­но­вить в Брян­ске па­мят­ник жерт­вам ре­прес­сий?

- Брян­щи­на оста­лась един­ствен­ным в ЦФО ре­ги­о­ном, где об этой тра­ге­дии не рас­ска­зы­ва­ет ни один па­мят­ный знак. Все­го в стране их 1200. Боль­шин­ство ста­ли воз­во­дить сра­зу по­сле пе­ре­строй­ки, при­чём на сред­ства бюд­же­тов са­мих этих го­ро­дов и об­ла­стей. Есть мо­ну­мен­таль­ные вы­со­ко­ху­до­же­ствен­ные из­ва­я­ния, есть про­сто по­клон­ные кре­сты на ме­стах рас­стре­лов или по­гре­бе­ний, па­мят­ные дос­ки на зда­ни­ях быв­ших тю­рем и так да­лее. Мы ре­ши­ли сделать го­род­скую скульп­ту­ру.

Воз­гла­ви­ла ини­ци­а­тив­ную груп­пу педагог, ор­га­ни­за­тор му­зея Брян­ско­го фрон­та при шко­ле №60 Алев­ти­на Пас­ту­хо­ва. Её ис­сле­до­ва­ния по­ка­за­ли, что во­е­на­чаль­ни­ки, осво­бож­дав­шие Брянск, такие как Кон­стан­тин Ро­кос­сов­ский и Алек­сандр Гор­ба­тов, бы­ли ре­прес­си­ро­ва­ны пе­ред вой­ной. Плюс в 1930-е - 1940-е го­ды чле­ны её соб­ствен­ной се­мьи по­па­ли под го­не­ния. Необходимость со­зда­ния па­мят­ни­ка жерт­вам тех лет под­дер­жа­ли чле­ны «Клуба лю­би­те­лей род­но­го края» - кра­е­ве­ды, ис­то­ри­ки, свя­щен­но­слу­жи­те­ли, ар­хи­тек­то­ры. Главным об­ра­зом, что­бы ис­то­рия не по­вто­ри­лась и на­ше го­су­дар­ство не ста­ло ав­то­ри­тар­ным.

1 но­яб­ря 2016 го­да мы уста­но­ви­ли за свои день­ги за­клад­ной ка­мень на ме­сте бу­ду­ще­го па­мят­ни­ка в скве­ре у до­ма №9 по ули­це Со­вет­ской и объ­яви­ли кон­курс на луч­ший про­ект мо­ну­мен­та. При­сла­ли 14 эс­ки­зов, в том чис­ле ав­то­ры из Из­ра­и­ля, Кур­ска. Жю­ри во гла­ве с пред­се­да­те­лем «Клуба лю­би­те­лей исто­рии род­но­го края», про­фес­со­ром Алек­сан­дром Го­род­ко­вым, вы­бра­ло про­ект двух молодых скуль­пто­ров из мос­ков­ской сту­дии военных ху­дож­ни­ков Алек­сея Чи­ба­нен­ко и Ми­ха­и­ла Бас­ко­ва. Это брон­зо­вая фи­гу­ра оди­но­кой де­воч­ки с ма­лень­ким узел­ком. Она оли­це­тво­ря­ет со­бой судьбы ты­сяч де­тей, чьи ма­мы и па­пы сги­ну­ли в ГУЛа­ге. Ря­дом с ней сто­ит вы­со­кая бе­тон­ная сте­ла, где вы­гра­ви­ро­ва­ны сло­ва из по­э­мы «Рек­ви­ем» Ан­ны Ах­ма­то­вой.

В преддверии Дня па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий, ко­то­рый от­ме­ча­ют 30 ок­тяб­ря, от­пра­ви­ли письма пред­при­ни­ма­те­лям и ру­ко­во­ди­те­лям 19-ти круп­ных пред­при­я­тий и ор­га­ни­за­ций с прось­бой по­мочь фи­нан­со­во в ре­а­ли­за­ции на­шей идеи. Очень на­де­ем­ся, что си­ту­а­ция сдви­нет­ся с мёрт­вой точ­ки. В Ря­за­ни, к при­ме­ру, пять лет на­зад то­же ре­ши­ли уста­но­вить в од­ном из го­род­ских скве­ров брон­зо­вую скульп­ту­ру, у них она сто­ит пять мил­ли­о­нов, но по­ка спон­со­ры не на­шлись. Од­на­ко там уже дав­но есть дру­гие па­мят­ные зна­ки.

У нас по­ка толь­ко за­клад­ной ка­мень. Но можно считать, что с ним область по­па­ла в ка­та­лог па­мя­ти жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий, ведь те­перь есть хоть что-то, уже не так стыд­но пе­ред осталь­ны­ми ре­ги­о­на­ми.

ПРО­ЕКТ БУ­ДУ­ЩЕ­ГО МЕМОРИАЛА УЖЕ ВЫ­БРА­ЛИ, ЕГО БЕСПЛАТНО ПОД­ГО­ТО­ВИ­ЛИ СКУЛЬПТОРЫ ИЗ СТОЛИЦЫ. НО ЧТО­БЫ ВО­ПЛО­ТИТЬ ИДЕЮ В БРОНЗЕ, НУЖ­НО ТРИ МИЛ­ЛИ­О­НА РУБ­ЛЕЙ. СОБРАТЬ ТАКИЕ СРЕД­СТВА ЗА ДВА ГО­ДА БРЯНЦЫ ТАК И НЕ СМОГ­ЛИ. ДА И МЕСТ­НЫЕ ВЛА­СТИ НЕ ПОД­ДЕР­ЖА­ЛИ ЗАДУМКУ.

- Как вы­би­ра­ли ме­сто для за­клад­но­го кам­ня и бу­ду­ще­го па­мят­ни­ка в Брян­ске?

- Со­вет­ская, 9 - не слу­чай­ный ад­рес. Все, кто в те го­ды был аре­сто­ван, по­след­ние свои ча­сы про­во­дил на­про­тив в тю­рем­ном зам­ке, это зда­ние нынешнего след­ствен­но­го изо­ля­то­ра, ко­то­рый рас­по­ло­жен воз­ле вто­рой дет­ской по­ли­кли­ни­ки. То­гда это бы­ла окра­и­на го­ро­да, можно сказать при­го­род. В СИЗО ещё со­хра­ни­лась та креп­кая по­строй­ка 1780-х го­дов, вре­мён им­пе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны II. Там и дер­жа­ли за­клю­чён­ных, а при­го­во­рён­ных к выс­шей ме­ре на­ка­за­ния там же и расстреливали, и за­ка­пы­ва­ли ря­дом, по­сколь­ку вме­сто пар­ка Тол­сто­го то­гда рас­по­ла­га­лось го­род­ское клад­би­ще, при­мы­кав­шее к тюрь­ме.

На­про­тив СИЗО, на по­во­ро­те, есть уча­сток воз­ле де­вя­то­го до­ма, ко­то­рый два го­да на­зад нам вы­де­ли­ли по ре­ше­нию гор­со­ве­та под уста­нов­ку па­мят­ни­ка. Но поз­же оказалось, что эта зе­лё­ная зо­на не оформ­ле­на как сквер. А та­кой ста­тус важно получить, ведь про­ект преду­смат­ри­ва­ет и бла­го­устрой­ство: мо­ще­ние до­ро­жек, со­зда­ние клумб, вы­сад­ку цве­тов и но­вых де­ре­вьев, уста­нов­ку ска­ме­ек.

Фо­то предо­ста­ви­ла Е. Иль­чен­ко

На па­мят­ник и бла­го­устрой­ство скве­ра нерав­но­душ­ные ищут день­ги.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.