ИС­ТО­РИЯ

AiF Chernozemye (Voronezh) - - ВОСКРЕСЕНЬЕ, 22 ОКТЯБРЯ -

200 ЛЕТ НА­ЗАД, 14 ОК­ТЯБ­РЯ 1817 Г., В КНИ­ГЕ СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКОГО СОБОРА УЕЗДНОГО ГО­РО­ДА ТЕМНИКОВА ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ ПО­ЯВИ­ЛАСЬ ЗА­ПИСЬ: «ИСПОВЕДАН И ПРИЧАЩЁН ПРОТОИЕРЕЕМ АСИНКРИТОМ, ПОГРЕБЁН В САНАКСАРСКОМ МОНАСТЫРЕ АДМИРАЛ И РАЗ­НЫХ ОРДЕНОВ КАВАЛЕР ФЁДОР ФЁДОРОВИЧ УШАКОВ».

Боль­ше о кон­чине ад­ми­ра­ла, ко­то­рый не про­иг­рал ни од­но­го сражения и воз­нёс са­мо по­ня­тие «рус­ский мо­ряк» на небы­ва­лую вы­со­ту, во всей мо­гу­чей и слав­ной Рос­сий­ской им­пе­рии не бы­ло на­пи­са­но ни строч­ки. За ис­клю­че­ни­ем двух оскор­би­тель­но крат­ких, да к то­му же и без­на­дёж­но за­поз­дав­ших га­зет­ных со­об­ще­ний.

«СЛИШ­КОМ ХОРОШ»

Не луч­ше бы­ло и по­том. Скуль­птор Ми­ха­ил Ми­ке­шин, со­зда­вая па­мят­ник «Ты­ся­че­ле­тие Рос­сии » , на ярус «Во­ен­ные лю­ди и ге­рои » вполне ожи­да­е­мо за­явил и Уша­ко­ва - на­ря­ду с Су­во­ро­вым. Од­на­ко им­пе­ра­тор Алек­сандр II соб­ствен­но­руч­но вы­черк­нул ад­ми­ра­ла. Ви­ди­мо, по­счи­тав, что « по­бе­ди­тель всех непри­я­те­лей Рос­сии на мо­рях» для та­ко­го мо­ну­мен­та сла­бо­ват. Хо­тя на сче­ту Уша­ко­ва бы­ло 44 го­да бес­по­роч­ной служ­бы, 43 мор­ские ба­та­лии и все - в на­шу поль­зу. По­те­ри - 500 «мор­ских слу­жи­те­лей». И это при том, что под на­ча­лом Уша­ко­ва во все те го­ды хо­ди­ли де­сят­ки ты­сяч. Вот его стро­ки Сра­же­ние у ост­ро­ва Тенд­ра 28-29 ав­гу­ста 1790 г. из ав­то­био­гра­фи­че­ской «За­пис­ки о слу­же­нии рос­сий­ско­му фло­ту»: «Бла­го­да­ре­ние Бо­гу, при всех озна­чен­ных бо­ях с непри­я­те­лем и во всю быт­ность фло­та под мо­им на­ча­лом на мо­ре, ни од­но суд­но из оно­го фло­та не по­те­ря­но и плен­ны­ми ни один че­ло­век из на­ших слу­жи­те­лей непри­я­те­лю не до­стал­ся». Та­ко­го со­от­но­ше­ния по­бед и по­терь нет ни у од­но­го фло­то­вод­ца ми­ра. Это ка­жет­ся неве­ро­ят­ным. Но точ­но та­кой же неве­ро­ят­ной, мож­но ска­зать, на­сквозь «непра­виль­ной», бы­ла и вся био­гра­фия Фё­до­ра Уша­ко­ва. Вот лишь несколь­ко ха­рак- тер­ных эта­пов боль­шо­го пу­ти:

1761 г. Отрок из го­род­ка Романова Яро­слав­ской про­вин­ции по­сту­па­ет в Мор­ской шля­хет­ский кор­пус. Для бу­ду­щей ка­рье­ры вы­бор от­кро­вен­но про­валь­ный - флот во вре­ме­на им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны был в ахо­вом со­сто­я­нии.

1780 г. Ка­пи­тан-лей­те­нант Фёдор Ушаков на­зна­ча­ет­ся ко­ман­ди­ром при­двор­ной ях­ты Ека­те­ри­ны II «Штан­дарт». Для сы­на мел­ко­по­мест­но­го дво­ря­ни­на уда­ча неслы­хан­ная. Служ­ба непыль­ная, хлеб­ная, бо­га­тая на чи­ны и на­гра­ды. Но Ушаков слу­жит здесь ре­корд­но ко­рот­кий срок - два ме­ся­ца. Он так стро­го со­блю­да­ет Мор­ской устав, что осме­ли­ва­ет­ся одёр­ги­вать са­му им­пе­ра­три­цу. Та, бу­дучи жен­щи­ной ум­ной, не оби­жа­ет­ся: «Этот слиш­ком хорош для им­пе­ра­тор­ской ях­ты. Ему ко­ман­до­вать бо­е­вым ли­ней­ным ко­раб­лём».

1784 г. Пер­вый ор­ден. Прав­да, су­гу­бо штат­ский - чи­нов­ни­чий «Вла­ди­мир» IV сте­пе­ни. Хо­тя ка­пи­тан вто­ро­го ран­га Ушаков по­лу­ча­ет его всё-та­ки за сво­е­го ро­да обо­ро­ни­тель­ное сра­же­ние: «По­е­ли­ку при­нял над­ле­жа­щие ме­ры по убе­ре­же­нию го­ро­да Хер­со­на и окрест­но­стей от чу­мы».

1788 г. Пер­вое круп­ное сра­же­ние, ост­ров Фи­до­ни­си. «Еже­ли по­дой­дёт к те­бе ка­пу­дан-па­ша, ты уж со­жги его, ба­тюш­ка, про­кля­то­го!» - та­кую раз­на­ряд­ку по­лу­ча­ет Ушаков от ко­ман­ду­ю­ще­го Се­ва­сто­поль­ской эс­кад­рой Мар­ко Вой­но­ви­ча. По­же­ла­ние, ад­ре­со­ван­ное смерт­ни­ку. По­то­му как ка­пу­дан-па­ша (адмирал фло­та в ту­рец­кой си­сте­ме) Гас­сан-па­ша Дже­за­ир­ли был про­зван «кро­ко­ди­лом мор­ских сра­же­ний» не за кра­си­вые гла­за. К то­му же под его на­ча­лом 17 ли­ней­ных ко­раб­лей. А у рус­ских все­го лишь два «При на­ча­ле же ноч­ной тем­но­ты флот непри­я­тель­ский был со­вер­шен­но раз­бит и бе­жал стес­нён­ной ку­чей под ве­тер. Су­да на­ши, со­мкнув ди­стан­цию, гна­лись за ним и би­ли его из но­со­вых пу­шек. Пре­сле­до­ва­ли непри­я­те­ля всю ночь, од­на­ко ж на рас­све­те оный скрыл­ся из ви­ду».

Де­ло в том, что Фёдор Фёдорович во­е­вал, имея в сво­ём рас­по­ря­же­нии за­ве­до­мо негод­ный ин­стру­мент. Обид­но, но прав­да - рус­ский флот то­го вре­ме­ни силь­но усту­пал не толь­ко по­чти лю­бо­му из ев­ро­пей­ских, но и ту­рец­ко­му. А Тур­ция уже то­гда бы­ла цеп­ным псом Фран­ции, ко­то­рая чу­жи­ми руками пы­та­лась обес­кро­вить Рос­сию. Ту­рец­кие ко­раб­ли стро­и­лись фран­цу­за­ми и бы­ли го­раз­до бо­лее быст­ры­ми и ма­нев­рен­ны­ми, чем на­ши. В об­щем, ко­ман­ду­ю­щий ту­рец­ким фло­том при Ка­лиа­крии ал­жи­рец Се­ит-па­ша, про­зван­ный «гро­зой мо­рей», по­хва­лял­ся при­вез­ти сул­та­ну «рус­ско­го Уша­ка в же­лез­ной клет­ке и ошей­ни­ке» не про­сто так. Он креп­ко на­де­ял­ся на тех­ни­че­ское пре­вос­ход­ство.

Од­на­ко при ре­аль­ной встре­че с Уша­ко­вым все­го это­го пре­вос­ход­ства в ма­нев­рен­но­сти и ско­ро­сти хва­та­ло толь­ко лишь на то, что­бы успеть по­зор­но смыть­ся. Здесь умест­но вспом­нить древ­нюю во­ин­скую муд­рость: «Не меч ру­бит, а ру­ка». Та­кой вот «ру­кой» был адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков. Он не ныл по по­во­ду «пло­хих, мед­лен­ных» ко­раб­лей. И не жа­ло­вал­ся на недо­ста­ток пу­шек. А про­сто сде­лал из сво­их под­чи­нён­ных иде­аль­ную ко­ман­ду по уни­что­же­нию вра­гов Рос­сии. «Мо­ряк, как и мо­нах, по­сто­ян­но дол­жен мо­лить­ся и тру­дить­ся» - ос­нов­ной его прин­цип вос­пи­та­ния лич­но­го со­ста­ва. А вот сло­ва неа­по­ли­тан­ско­го ми­ни­стра Ан­то­нио Ми­ше­ру, ко­то­рый ви­дел, как во­ю­ет рус­ская мор­ская пе­хо­та, при­ве­зён­ная Уша­ко­вым в Ита­лию: «Ка­кая храб­рость! Ка­кая дис­ци­пли­на! Ка­кие крот­кие, лю­без­ные нра­вы! Здесь бо­го­тво­рят их, и па­мять о рус­ских оста­нет­ся в на­шем оте­че­стве на веч­ные вре­ме­на».

44 ГО­ДА СЛУЖ­БЫ И 43 ВЫИГРАННЫХ СРАЖЕНИЯ.

Кар­ти­на Алек­сандра Блин­ко­ва

Кар­ти­на Пет­ра Ба­жа­но­ва

Адмирал Фёдор Ушаков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.