АРИФМЕТИКА ГО­ЛО­ДА

AiF Chernozemye (Voronezh) - - ВОСКРЕСЕНЬЕ, 19 НОЯБРЯ - Юрий ГОЛУБЬ

- Не­дав­но епи­скоп Ти­хон Шев­ку­нов очень мет­ко срав­нил со­бы­тия сто­лет­ней дав­но­сти с бо­лез­нью, - за­ме­ча­ет кра­е­вед. - Ес­ли у че­ло­ве­ка силь­ная им­мун­ная си­сте­ма, ни­ка­кой внеш­ний ви­рус не смо­жет при­не­сти ему вре­да. А ес­ли ор­га­низм ослаб­лен, хва­тит и ма­лей­шей ин­фек­ции. Ви­ру­сом бы­ло внеш­нее воз­дей­ствие гео­по­ли­ти­че­ских кон­ку­рен­тов Рос­сии, а ослаб­лен­ный иммунитет объ­яс­нял­ся на­ко­пив­ши­ми­ся про­бле­ма­ми.

Глав­ным во­про­сом, осо­бен­но в су­гу­бо аг­рар­ной то­гда Во­ро­неж­ской гу­бер­нии, был во­прос о зем­ле. За 23 го­да прав­ле­ния Ни­ко­лая II на­се­ле­ние Рос­сий­ской им­пе­рии вы­рос­ло по­чти на 50 млн че­ло­век - се­го­дня та­кое да­же пред­ста­вить невоз­мож­но. Но бе­да в том, что на­се­ле­ние это бы­ло по­чти пол­но­стью сель­ским. Зем­ли у кре­стьян боль­ше не ста­но­ви­лось, а рост чис­ла едо­ков со­кра­щал и без то­го кро­шеч­ные на­де­лы. Так, ес­ли в на­ча­ле цар­ство­ва­ния на се­мью в гу­бер­нии при­хо­ди­лось око­ло 10 десятин, то в кон­це - уже шесть-семь.

Сокращение на­де­лов при­ве­ло к то­му, что во­ро­неж­ские кре­стьяне не мог­ли выращивать то­вар­ное зер­но, хле­ба хва­та­ло лишь на существование впро­го­лодь. Шанс под­нять уро­вень жиз­ни был у тех, кто ухо­дил в го­род. Но ко­ли­че­ство ра­бо­чих в стране за те же го­ды вы­рос­ло нена­мно­го - с 2 млн до 5 млн че­ло­век.

Ес­ли кре­стьяне в сель­ской об­щине со­би­ра­ли с гек­та­ра око­ло 6 ц, то те, у ко­го участ­ки бы­ли вы­де­ле­ны в на­ту­ре, - до 10. На этом и ос­но­вы­ва­лась сто­лы­пин­ская реформа. Но боль­шин­ство По­сле упла­ты на­ло­гов зер­на ед­ва хва­та­ло на то, что­бы от­се­ять­ся и не уме­реть с го­ло­ду. кре­стьян, сто­ле­тия жив­ших в об­щин­ном со­ци­а­лиз­ме, вы­сту­пи­ло рез­ко про­тив. В слу­чае бо­лез­ни, по­жа­ра, неуро­жая и дру­гих бед­ствий со­се­ди вы­жи­ва­ли всем ми­ром. Тот же, кто ре­шал уй­ти, оста­вал­ся один, и по­мо­щи ждать бы­ло неот­ку­да.

Мож­но пред­ста­вить се­бе мо­раль­ное со­сто­я­ние гла­вы се­мьи. В сущ­но­сти, он был ру­ко­во­ди­те­лем неболь­шой фир­мы и чёт­ко по­ни­мал, что лет че­рез де­сять она неиз­беж­но ра­зо­рит­ся. Па­ни­ка, рас­тя­ну­тая на го­ды, и ни­ка­ко­го све­та в кон­це тун­не­ля… По­сле Сто­лы­пи­на в цар­ском пра­ви­тель­стве за зе­мель­ный во­прос ни­кто все­рьёз не брал­ся, и ко­гда оно па­ло, кре­стьяне не ис­пы­ты­ва­ли со­жа­ле­ния.

ОТО­БРА­ЛИ И СГНОИЛИ

Вой­на в де­ревне по­на­ча­лу бы­ла вос­при­ня­та с оп­ти­миз­мом: часть едо­ков ушла на фронт, при этом за каж­до­го го­су­дар­ство пла­ти­ло се­мьям день­ги. Но ко­гда до­мой ста­ли при­хо­дить по­хо­рон­ки и ис­ка­ле­чен­ные муж­чи­ны, на­сту­пи­ло уны­ние.

Уже в 1916 г. в Во­ро­неж­ской гу­бер­нии каж­дое пя­тое до­мо­хо­зяй­ство не от­се­я­лось: не бы­ло во­лов, ло­ша­дей, зер­на. По­те­ряв сред­ства к су­ще­ство­ва­нию, кре­стьяне дви­ну­лись в го­ро­да. Ес­ли в 1914 г. в Во­ро­не­же жи­ло 85 тыс. че­ло­век, то в кон­це 1916 г. - уже боль­ше 170 тыс. Меж­ду тем ин­фра­струк­ту­ра оста­лась преж­ней, и ко­ли­че­ство ра­бо­чих мест не уве­ли­чи­лось. В чис­ле при­быв­ших бы­ли не толь­ко кре­стьяне, но и ра­не­ные во­и­ны, эва­ку­и­ро­ван­ное на­се­ле­ние за­пад­ных гу­бер­ний. Кро­ме то­го, соб­ствен­ни­ки за­во­дов вы­пи­сы­ва­ли бес­плат­ную тру­до­вую си­лу - во­ен­но­плен­ных, а во­ро­неж­ских ра­бо­чих вы­бра­сы­ва­ли на ули­цу.

Ар­мии и го­ро­дам ста­ло не хва­тать хле­ба. В де­каб­ре 1916 г. цар­ское пра­ви­тель­ство пошло на непро­ду­ман­ный и ра­ди­каль­ный шаг: вве­ло прод­раз­вёрст­ку. План для гу­бер­нии был за­ве­до­мо невы­пол­ним, а це­на не про­сто ни­же ры­ноч­ной, а мень­ше се­бе­сто­и­мо­сти. Чи­нов­ни­ки си­лой вы­рва­ли зер­но, свез­ли на же­лез­но­до­рож­ные стан­ции, но не смог­ли во­вре­мя най­ти со­ста­вы. Хлеб сгни­вал на гла­зах у пла­чу­щих кре­стьян, у ко­то­рых до­ма го­ло­да­ли де­ти.

С ВЕ­РОЙ В ИЛ­ЛЮ­ЗИИ

Ра­зу­ме­ет­ся, ра­зо­ре­ние де­рев­ни бы­ло, хо­тя и глав­ным, но лишь од­ним из обост­рив­ших­ся про­ти­во­ре­чий. Пе­ре­шед­шая на зо­ло­той стан­дарт фи­нан­со­вая си­сте­ма го­су­дар­ства по­па­ла в за­ви­си­мость от ан­глий­ских бан­ки­ров. Це­лый ряд ми­ни­стров, по мне­нию мно­гих ис­то­ри­ков, чуть ли не от­кры­то ра­бо­тал на на­ших бри­тан­ских и фран­цуз­ских со­юз­ни­ков. К кон­цу вой­ны рез­ко воз­рос­ли став­ки в иг­ре за ми­ро­вое гос­под­ство, и са­мо­сто­я­тель­ная, уси­лив­ша­я­ся Рос­сия, по­бед­но за­вер­шив­шая вой­ну, бы­ла са­мым страш­ным кош­ма­ром парт­нё­ров по Ан­тан­те. Ли­де­ры по­ли­ти­че­ских пар­тий, выс­шее чи­нов­ни­че­ство и ге­не­ра­ли­тет бы­ли пол­ны ам­би­ций и ни в грош не ста­ви­ли вер­ность стране и пре­сто­лу.

- У го­су­дар­ства не бы­ло еди­ной мо­би­ли­зу­ю­щей идео­ло­гии, у ца­ря - по­ли­ти­че­ской груп­пы, ко­то­рая бы его под­дер­жа­ла, - от­ме­ча­ет Ни­ко­лай Са­пел­кин. - Оску­де­ла ве­ра - цер­ковь боль­ше за­бо­ти­лась о зем­ных до­хо­дах, чем о нрав­ствен­но­сти лю­дей. Рус­ские ка­пи­та­ли­сты ду­ма­ли не об улуч­ше­нии жиз­ни сво­их со­се­дей, а о сверх­при­бы­лях. Тра­ди­ци­он­ный уклад рус­ской жиз­ни ру­шил­ся, и ни­кто не по­пы­тал­ся его спа­сти.

В мар­те 1917 г. Во­ро­неж был по­тря­сён но­во­стью об от­ре­че­нии ца­ря. На­род немно­го успо­ко­и­ла цер­ковь: боль­шин­ство жи­те­лей гу­бер­нии, есте­ствен­но, узна­ва­ло но­во­сти не из ин­тер­не­та, те­ле­ви­зо­ра или га­зет, а из про­по­ве­дей в бли­жай­шем хра­ме. Уже 6 мар­та из Си­но­да при­шло рас­по­ря­же­ние пре­кра­тить по­ми­но­ве­ние быв­ше­го цар­ствен­но­го до­ма Ро­ма­но­вых и впредь воз­но­сить молитвы за «Бо­гом дан­ное Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство».

- Но ко­гда воз­но­си­лись молитвы за ца­ря Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча и це­са­ре­ви­ча Алек­сея Ни­ко­ла­е­ви­ча, лю­ди, по край­ней ме­ре, по­ни­ма­ли, кто сто­ял во гла­ве стра­ны, - рас­суж­да­ет кра­е­вед. - А са­мо по­ня­тие «Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство» вну­ша­ло тре­во­гу и ощу­ще­ние неста­биль­но­сти.

И всё же ма­ло кто вос­при­ни­мал про­ис­хо­дя­щее как тра­ге­дию: скла­ды­ва­лось впе­чат­ле­ние, что на­ко­нец бу­дут раз­ре­ше­ны ста­рые му­чи­тель­ные кон­флик­ты и про­ти­во­ре­чия. Мно­гие бы­ли уве­ре­ны, что че­рез сво­бод­ное об­суж­де­ние и вы­бо­ры быст­ро удаст­ся по­стро­ить но­вую жизнь. Но ил­лю­зии ско­ро рас­се­я­лись.

ЧЕ­ЛО­ВЕК С РУ­ЖЬЁМ

Си­ту­а­ция ста­ла быст­ро вы­хо­дить из-под кон­тро­ля. В Во­ро­не­же, как и в дру­гих гу­берн­ских го­ро­дах, бы­ла лик­ви­ди­ро­ва­на по­ли­ция. На сме­ну ей при­шла на­род­ная ми­ли­ция: непо­нят­но от­ку­да взяв­ши­е­ся субъ­ек­ты по­лу­ча­ли ору­жие и ис­че­за­ли, чуть ли не на сле­ду­ю­щий день. Уро­вень пре­ступ­но­сти взле­тел. Что­бы охранять за­вод­ское иму­ще­ство и под­дер­жи­вать по­ря­док, бы­ло ре­ше­но со­здать ра­бо­чие дру­жи­ны, но они то­же пре­вра­ща­лись в банд­фор­ми­ро­ва­ния.

По­сле то­го, как гу­бер­на­тор сло­жил пол­но­мо­чия, ко­мис­са­ром Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства стал зем­ский де­я­тель Вла­ди­мир То­ма­нов­ский, но дее­спо­соб­ные ор­га­ны управ­ле­ния со­здать так и не уда­лось. Ле­том 1917 г. слу­чи­лись пер­вые убий­ства свя­щен­ни­ков.

На­ча­лось мас­со­вое де­зер­тир­ство с фрон­та. Кре­стьяне, у ко­то­рых преж­де не бы­ло да­же охот­ни­чьих ру­жей, по­лу­чи­ли бо­е­вые вин­тов­ки: об­ре­зы про­дол­жа­ли стре­лять вплоть до се­ре­ди­ны 30-х. Го­су­дар­ствен­ный ап­па­рат рух­нул, при­шла власть че­ло­ве­ка с ру­жьём.

Кол­лапс го­род­ской си­сте­мы жиз­не­обес­пе­че­ния за­вер­шил­ся к фев­ра­лю 1918 г. В Во­ро­не­же на­чал сви­реп­ство­вать тиф: ста­ло невоз­мож­но до­стать мы­ло и

10 6 С ДО ДЕСЯТИН СО­КРА­ТИЛ­СЯ НАДЕЛ В ГУ­БЕР­НИИ.

ке­ро­син, не хва­та­ло уг­ля, дров и про­до­воль­ствия. Неко­гда бо­га­тая стра­на за год ста­ла сверх­бед­ной. Ос­нов­ная мас­са лю­дей ока­за­лась дез­ори­ен­ти­ро­ва­на. Как и в стране в це­лом, в Во­ро­неж­ской гу­бер­нии бро­шен­ную власть по­до­бра­ли боль­ше­ви­ки, и на­се­ле­ние в об­щем под­дер­жа­ло их про­грам­му.

- Со­вет­ская власть, хоть и бы­ла вла­стью су­ро­вой, как мог­ла, ре­ша­ла ко­рен­ные про­бле­мы, - счи­та­ет Ни­ко­лай Са­пел­кин. - На­до по­ни­мать, что лю­ди, при­шед­шие к ру­ко­вод­ству в гу­бер­нии, не бы­ли го­то­вы к этой ро­ли, но не ис­пу­га­лись ра­ди­каль­ных ре­форм.

Чис­лен­ность кре­стьян­ско­го на­се­ле­ния стре­ми­тель­но рос­ла, и зе­мель­ный во­прос ста­но­вил­ся всё ост­рее.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.