О БЕДНОМ ХУДОЖНИКЕ МОЛВИТЕ СЛО­ВО…

AiF Chernozemye (Voronezh) - - ВОСКРЕСЕНЬЕ, 17 ДЕКАБРЯ - Люд­ми­ла КОЛЕСНИЧЕНКО

ЗАВЕРШИВШАЯСЯ НА ДНЯХ ВЫ­СТАВ­КА «В КРУ­ГУ ТОВАРИЩЕЙ. К 180-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖ­ДЕ­НИЯ И. Н. КРАМСКОГО» В ВО­РО­НЕЖ­СКОМ ХУ­ДО­ЖЕ­СТВЕН­НОМ МУ­ЗЕЕ ПО­КА­ЗА­ЛА НЕКО­ТО­РЫЕ РА­БО­ТЫ ЗНА­МЕ­НИ­ТО­ГО ЖИВОПИСЦА ВПЕР­ВЫЕ, ЧТО, КО­НЕЧ­НО ЖЕ, ВЫ­ЗВА­ЛО МНО­ГО ВОПРОСОВ.

Как наш зем­ляк стал художником, по­че­му в зре­лом воз­расте он не при­ез­жал на ро­ди­ну и сни­мут ли о нём ко­г­да­ни­будь фильм, мы спро­си­ли у ав­то­ра по­ве­сти « Юность по­скрё­бы­ша» пи­са­те­ля Ми­ха­и­ла ФЁДОРОВА.

САМОУЧКА ИЗ НА­РО­ДА

Иван Крам­ской ро­дил­ся 180 лет на­зад в го­ро­де Остро­гож­с­ке. Та­ких, как он, обыч­но на­зы­ва­ют «са­мо­ро­док». Дей­стви­тель­но, ка­за­лось бы, от­ку­да в уезд­ном го­род­ке в да­лё­кой от ис­кус­ства се­мье взять­ся боль­шо­му ху­дож­ни­ку?! Его отец всю жизнь пи­сал, но не кар­ти­ны - был пи­са­рем, так же, как и дед. Стар­ший брат Ми­ха­ил, уна­сле­до­вав­ший долж­ность от­ца в го­род­ской Ду­ме и его кру­той нрав, рас­счи­ты­вал, что и Иван, ко­то­рый окон­чил уезд­ное учи­ли­ще пер­вым уче­ни­ком, пой­дёт по той же сте­зе.

- Ма­те­ри­ал о Крам­ском очень ин­те­ре­сен, - рас­ска­зы­ва­ет Ми­ха­ил Фёдоров. - Про­стой маль­чик из ни­зов, но с ис­крой бо­жьей. Отец умер, и стар­ший брат, став­ший гла­вой се­мьи, хо­тел её держать, как в ста­ри­ну бы­ло при­ня­то. Бу­дучи че­ло­ве­ком ав­то­ри­тар­ным, гру­бым, он и Ива­на про­чил в пи­са­ри, а маль­чик упи­рал­ся. В Остро­гож­с­ке, по­ми­мо ха­ты, где ро­дил­ся и вы­рос ху­дож­ник, есть двух­этаж­ный дом, при­над­ле­жав­ший Ми­ха­и­лу, - он к кон­цу жиз­ни стал бо­га­тым че­ло­ве­ком…

Ива­на же от­нюдь не при­вле­ка­ла чи­нов­ни­чья служ­ба - да­ром что к нему, 15-лет­не­му по­мощ­ни­ку пись­мо­во­ди­те­ля в Ду­ме, ува­жи­тель­но об­ра­ща­лись «Иван Ни­ко­ла­е­вич» - гра­мот­ный че­ло­век как-ни­как! Он са­мо­заб­вен­но ри­со­вал и хо­тел учиться, и это ста­ло при­чи­ной се­мей­но­го кон­флик­та. Од­на­ко мать, усту­пив на­стой­чи­вым прось­бам сы­на, ре­ши­лась, на­ко­нец, от­вез­ти его в гу­берн­ский го­род, в уче­ние. Так бу­ду­щий ху­дож­ник ока­зал­ся в Во­ро­не­же, у ико­но­пис­ца Боб­ро­ва.

- Пре­бы­ва­ние Крамского у Боб­ро­ва - ис­то­ри­че­ский факт, - про­дол­жа­ет пи­са­тель. - Был та­кой ико­но­пи­сец в Во­ро­не­же, рас­пи­сы­вал Ни­коль­скую цер­ковь. Мать оставила ему Ива­на с усло­ви­ем, что он за шесть лет обу­чит её сы­на ико­но­пи­си в об­мен на по­мощь по хо­зяй­ству. Од­на­ко учить маль­чи­ка Бобров не то­ро­пил­ся, а бес­плат­ная ра­бо­чая си­ла при­шлась очень кста­ти. Ва­ня но­сил хо­зя­и­ну обе­ды на дру­гой бе­рег реки, ко­лол дро­ва, то­пил печь, рас­ти­рал крас­ки. Ед­ва не уто­нул осе­нью, ко­гда до­ста­вал боч­ки с га­ше­ной из­ве­стью из реки. Это ста­ло по­след­ней кап­лей. Он на­пи­сал пись­мо ма­те­ри, и та за­бра­ла его до­мой, со­про­вож­да­е­мая про­кля­ти­я­ми ико­но­пис­ца, не же­лав­ше­го от­пус­кать по­мощ­ни­ка.

От­но­ше­ния со стар­шим бра­том по-преж­не­му оста­ва­лись на­пря­жён­ны­ми, но дру­гой брат, Фё­дор, ра­бо­тав­ший учи­те­лем, под­дер­жал Ива­на. И по­зна­ко­мил с остро­гож­ским художником-лю­би­те­лем Ми­ха­и­лом Ту­ли­но­вым, сыг­рав­шим в судь­бе Крамского боль­шую роль. Стар­ший друг не толь­ко укре­пил в Крам­ском ве­ру в пра­виль­ность вы­бран­но­го пути, но и по­мог с крас­ка­ми, ко­то­рых у юно­ши не бы­ло. На­учил «до­во­дить ак­ва­ре­лью фо­то­гра­фи­че­ские порт­ре­ты» и ре­ко­мен­до­вал его в ка­че­стве ре­ту­шё­ра за­ез­же­му фо­то­гра­фу Да­ни­лев­ско­му. То­гда как раз на­ча­лась Се­ва­сто­поль­ская кам­па­ния, и Остро­гожск ока­зал­ся на пути сле­до­ва­ния во­ен­ных кор­пу­сов. Офи­це­ры пе­ред от­прав­кой на фронт мас­со­во за­ка­зы­ва­ли фо­то­гра­фии на па­мять. Но ка­че­ство фо­то­порт­ре­тов остав­ля­ло же­лать луч­ше­го - толь­ко бла­го­да­ря ис­кус­ству ре­ту­шё­ра они ста­но­ви­лись по­хо­жи­ми на ори­ги­нал. С это­го мо­мен­та на­ча­лась са­мо­сто­я­тель­ная жизнь Ива­на. Вме­сте с фо­то­гра­фом он объ­е­хал полРос­сии. - К Да­ни­лев­ско­му он по су­ти, как к Боб­ро­ву, по­пал в ка­ба­лу. Те­ма экс­плу­а­та­ции дет­ско­го тру­да и сей­час ак­ту­аль­на, а то­гда - тем бо­лее. В то же вре­мя этот опыт поз­во­лил Крам­ско­му позд­нее стать «бо­гом ре­ту­ши». И это бы­ла хо­ро­шая шко­ла жиз­ни, - ре­зю­ми­ру­ет Фёдоров. Иван Ни­ко­ла­е­вич Крам­ской. Ав­то­порт­рет, 1867 г.

В ЧЁМ ЗА­ДА­ЧА?

Спу­стя вре­мя Крам­ской осу­ще­ствил свою за­вет­ную мечту - по­сту­пил в Санк­тПе­тер­бург­скую ака­де­мию художеств. Учил­ся он увле­чён­но и не раз по­лу­чал раз­лич­ные на­гра­ды. Но пе­ред вы­пус­ком вме­сте с три­на­дца­тью то­ва­ри­ща­ми от­ка­зал­ся пи­сать кар­ти­ну на те­му из скан­ди­нав­ской ми­фо­ло­гии и де­мон­стра­тив­но по­ки­нул Ака­де­мию. Крам­ской счи­тал, что за­да­ча ху­дож­ни­ка не в том, что­бы со­зда­вать бле­стя­щие по тех­ни­ке ис­пол­не­ния, но ли­шён­ные мыс­ли и чув­ства по­лот­на. Ма­стер дол­жен вы­ра­зить в твор­че­стве са­мо­го се­бя и мир, уви­ден­ный сво­и­ми гла­за­ми.

Вый­дя из Ака­де­мии, бун­та­ри соз­да­ли Ар­тель ху­дож­ни­ков - пер­вое твор­че­ское объ­еди­не­ние рус­ских жи­во­пис­цев, из ко­то­ро­го в даль­ней­шем вы­рос­ло То­ва­ри­ще­ство пе­ре­движ­ных ху­до­же­ствен­ных вы­ста­вок.

Иван Ни­ко­ла­е­вич об­ла­дал фе­но­ме­наль­ной па­мя­тью на ли­ца - го­во­рил, что пом­нит ли­ца всех ви­ден­ных в жиз­ни лю­дей. Не­уди­ви­тель­но, что глав­ным его жан­ром стал порт­рет. Лев Толстой, дол­гое вре­мя от­ка­зы­вав­ший всем по­зи­ро­вать для порт­ре­та, по­сле зна­ком­ства с Крам­ским со­гла­сил­ся уде­лить ему вре­мя. Бо­лее то­го, сам на­пи­сал порт­рет на­ше­го зем­ля­ка - толь­ко сло­вес­ный. Счи­та­ют, что имен­но Крам­ской стал про­то­ти­пом ху­дож­ни­ка Ми­хай­ло­ва, од­но­го из ге­ро­ев ро­ма­на «Ан­на Ка­ре­ни­на».

Ки­сти Крамского при­над­ле­жат порт­ре­ты мно­гих его зна­ме­ни­тых со­вре­мен­ни­ков, в том чис­ле по­эта Не­кра­со­ва, пи­са­те­ля Салтыкова-Щедрина, им­пе­ра­то­ра Алек­сандра III, ме­це­на­та Тре­тья­ко­ва, кол­лек­ция ко­то­ро­го ста­ла ос­но­вой Го­су­дар­ствен­ной Тре­тья­ков­ской га­ле­реи. С последним ху­дож­ни­ка свя­зы­ва­ли тёп­лые дру­же­ские и парт­нёр­ские от­но­ше­ния. Неко­то­рые ра­бо­ты бы­ли на­пи­са­ны им как раз по прось­бе кол­лек­ци­о­не­ра, за­ду­мав­ше­го со­здать порт­рет­ную га­ле­рею вы­да­ю­щих­ся де­я­те­лей рус­ской куль­ту­ры.

- Вто­рая половина XIX ве­ка - это вре­мя «боль­шой» ли­те­ра­ту­ры, ко­гда со­зда­ва­лись ве­ли­кие ро­ма­ны эпи­че­ско­го раз­ма­ха, - от­ме­ча­ет На­та­лья БАКИНА, ис­кус­ство­вед, учё­ный сек­ре­тарь Во­ро­неж­ско­го ху­до­же­ствен­но­го му­зея им. И.Н. Крамского. - Ис­кус­ство пе­ре­движ­ни­ков, и порт­рет­ные се­рии Крамского в том чис­ле - это то­же та­кие «ро­ма­ны», толь­ко в изоб­ра­зи­тель­ном ис­кус­стве. Их вли­я­ние на со­вре­мен­ни­ков, на ху­до­же­ствен­ную жизнь Рос­сии огром­но.

ПЛАТОНОВФЕСТ ИН­ТЕ­РЕС­НЕЕ?

По­сле отъ­ез­да с Да­ни­лев­ским Крам­ской ни ра­зу не по­бы­вал на ро­дине. По сло­вам Ми­ха­и­ла Фёдорова, есть несколь­ко вер­сий, по­че­му ху­дож­ник не при­ез­жал в Остро­гожск. Не ис­клю­че­но, что это­му спо­соб­ство­ва­ли не са­мые при­ят­ные вос­по­ми­на­ния, свя­зан­ные с бра­том, ко­то­рый его «к по­ряд­ку при­учал». Дру­гой при­чи­ной мог­ла быть твор­че­ская за­гру­жен­ность ма­сте­ра. Он чув­ство­вал ответственность за су­ще­ство­ва­ние Ар­те­ли ху­дож­ни­ков, за об­щую кас­су, мно­го пи­сал и пре­по­да­вал, ор­га­ни­зо­вы­вал вы­став­ки. Да­же умер (не дожив до 50 лет) за моль­бер­том, с ки­стью в ру­ке - во вре­мя ра­бо­ты над порт­ре­том док­то­ра Ра­ух­фу­са.

- Тем не ме­нее для ме­ня непо­нят­но, по­че­му в Во­ро­не­же столь ма­лый ин­те­рес к Крам­ско­му, - удив­ля­ет­ся пи­са­тель. - Хо­тя, по идее, долж­ны про­дви­гать сво­их зем­ля­ков, быть пат­ри­о­та­ми. Про­шлой зи­мой в Москве бы­ло це­лое па­лом­ни­че­ство на выставку Се­ро­ва. То есть в об­ще­стве есть за­прос на по­доб­ные ме­ро­при­я­тия. К ма­те­ри­а­лу о Крам­ском я об­ра­тил­ся по пред­ло­же­нию ре­жис­сё­ра Ва­си­лия Па­ни­на, ко­то­рый пла­ни­ро­вал снять о нём фильм к 170-летию живописца. Уже да­же ге­ро­ев по­до­бра­ли на ро­ли, му­зы­ку. Про­шло бо­лее 10 лет - и до сих пор пер­спек­ти­ва снять этот фильм оста­ёт­ся весь­ма ту­ман­ной. Нет де­нег. Об­ра­ща­лись к во­ро­неж­ским вла­стям - без­ре­зуль­тат­но. А ведь Ва­си­лий Панин - то­же наш зем­ляк, че­ло­век, ко­то­рый лю­бит Во­ро­неж, жи­вёт ду­хом этой зем­ли. И он бы сде­лал фильм с душой, и не за те день­ги, ко­то­рые обыч­но тре­бу­ют сто­лич­ные ре­жис­сё­ры…

НА ФИЛЬМ О ЖИ­ВО ПИСЦЕ НЕ НА­ШЛОСЬ ДЕ­НЕГ.

Ко­гда 8 июня в Остро­гож­с­ке от­ме­ча­ли 180-лет­ний юби­лей ху­дож­ни­ка, в Во­ро­не­же в это вре­мя всё вни­ма­ние бы­ло при­ко­ва­но к Пла­то­нов­ско­му фе­сти­ва­лю ис­кусств. Не до Крамского бы­ло. А жаль. Ведь он в своё вре­мя ока­зал ку­да боль­шее вли­я­ние на куль­тур­ный про­цесс в на­шей стране, чем Пла­то­нов в своё (не в оби­ду ли­те­ра­то­ру бу­дет ска­за­но). Вспом­нить хо­тя бы тот факт, что Ре­пин счи­тал Крамского сво­им учи­те­лем. Во мно­гом бла­го­да­ря имен­но бун­та­рю из ака­де­мии рус­ская жи­во­пись вы­шла на но­вый ви­ток раз­ви­тия. И да­же те ис­сле­до­ва­те­ли, что счи­та­ют, буд­то Крам­ской как ху­дож­ник не за­ни­ма­ет осо­бо вы­да­ю­ще­го­ся по­ло­же­ния в рус­ской жи­во­пи­си, при­зна­ют, что «как мыс­ли­тель, как че­ло­век, на­учив­ший сво­их со­бра­тьев и рус­ское об­ще­ство се­рьёз­но и с про­ник­но­вен­ной лю­бо­вью от­но­сить­ся к ис­кус­ству, он за­слу­жил веч­ную бла­го­дар­ность тех, ко­му оно до­ро­го».

Порт­рет до­че­ри Крамского хра­нит­ся в на­шем му­зее.

В этом бедном невзрач­ном до­ме (вид со дво­ра) ро­дил­ся са­мый из­вест­ный во­ро­неж­ский жи­во­пи­сец. Фото на­ча­ла XX ве­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.