ЛЮ­БОВЬ И ПО­ДВИ­ГИ

AiF Chernozemye (Voronezh) - - ВОСКРЕСЕНЬЕ, 9 СЕНТЯБРЯ -

Про раз­вед­чи­ка Наума Эйтингона сни­ма­ли док­филь­мы и из­да­ва­ли книги на раз­ных язы­ках. Мно­гие зна­ют ге­не­рал-май­о­ра гос­бе­зо­пас­но­сти лишь по од­но­му эпи­зо­ду био­гра­фии - Эй­тин­гон был в чис­ле ор­га­ни­за­то­ров устра­не­ния Ль­ва Троц­ко­го в Мек­си­ке в 1940 г. «У де­душ­ки два ор­де­на Ле­ни­на и ор­ден Су­во­ро­ва, ко­то­рый он по­лу­чил от­нюдь не за Троц­ко­го. Сей­час толь­ко и го­во­рят - «убий­ца Троц­ко­го». Но он мно­го ещё че­го сде­лал для Ро­ди­ны», - на­ста­и­ва­ет Та­тья­на Козлова.

В гос­бе­зо­пас­ность Эй­тин­гон при­шёл в 1920 г. Мо­ло­дой опер про­явил се­бя в борь­бе с за­го­вор­щи­ка­ми и бан­ди­та­ми в Бе­ло­рус­сии и Баш­ки­рии, был ра­нен. Тол­ко­во­го со­труд­ни­ка от­пра­ви­ли учить­ся на Во­сточ­ный фа­куль­тет Во­ен­ной ака­де­мии РККА. По­том бы­ли ко­ман­ди­ров­ки в За­пад­ную Ев­ро­пу, Скан­ди­на­вию, на Ближ­ний и Даль­ний Во­сток, в Аме­ри­ку. В Мань­чжу­рии Эй­тин­гон про­во­дил бле­стя­щие опе­ра­ции про­тив ки­тай­ских на­ци­о­на­ли­стов. Во вре­мя вой­ны в Испании ра­бо­тал с ре­зи­ден­ту­рой.

Ко­гда на­ча­лась Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная, он опе­ра­тив­но ор­га­ни­зо­вал дви­же­ние Со­про­тив­ле­ния в ты­лу войск вер­мах­та: ши­ро­кая сеть под­по­лья, ди­вер­си­он­ные груп­пы. Эй­тин­гон был

, - при­зна­ёт­ся внучка Эйтингона.

Её мать Зоя За­ру­би­на бы­ла при­ём­ной до­че­рью раз­вед­чи­ка. «Всё моё счаст­ли­вое дет­ство про­шло с де­душ­кой Лё­ней и ба­буш­кой Олей. Ма­ма пред­став­ля­лась мне ка­кой-то недо­ся­га­е­мой ки­но­звез­дой, - вспо­ми­на­ет Т. Козлова. - Её я ви­де­ла не столь ча­сто, хо­тя жи­ли мы все вме­сте. По­ми­мо ра­бо­ты в ор­га­нах гос­бе­зо­пас­но­сти ма­ма обу­ча­лась на ве­чер­нем от­де­ле­нии Ин­сти­ту­та ино­стран­ных язы­ков. Не­смот­ря на мо­ло­дость, ей до­ве­ри­ли ра­бо­ту на зна­ме­ни­тых кон­фе­рен­ци­ях глав трёх ве­ли­ких дер­жав - СССР, США и Ве­ли­ко­бри­та­нии - в Те­ге­ране, Ял­те и Потс­да­ме. За уча­стие в кон­фе­рен­ции в Те­ге­ране она бы­ла на­граж­де­на ор­де­ном Крас­ной Звез­ды». За­ру­би­на из­вест­на не толь­ко тем, что пе­ре­во­ди­ла Ста­ли­ну. До­ста­точ­но ска­зать, что в 21 год она бы­ла бой­цом ОМСБОН, её за­бра­сы­ва­ли в глу­бо­кий тыл вра­га. По­сле аре­ста Эйтингона ей при­шлось уво­лить­ся из ор­га­нов. За­ру­би­на все­гда пи­са­ла в анкете, что она из се­мьи ре­прес­си­ро­ван­но­го, и не со­гла­ша­лась за­быть об от­чи­ме в поль­зу род­но­го от­ца - ге­не­рал­май­о­ра Василия За­ру­би­на, то­же

ИСТОРИЯ ОТ­КУ­ДА ПОШЛО ВЫ­РА­ЖЕ­НИЕ «РУС­СКИЕ НЕ СДАЮТСЯ!»?

А кто ре­шил, что рус­ские не сдаются? Кто ав­тор это­го вы­ра­же­ния? Н. Глад­ков, Тор­жок

Это вы­ра­же­ние по­яви­лось в го­ды Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. Рус­ская кре­пость Осо­вец в 50 км от Бе­ло­сто­ка при­кры­ва­ла стра­те­ги­че­ское на­прав­ле­ние Бер­лин - Пе­тер­бург. В ин­же­нер­ном от­но­ше­нии она бы­ла обо­ру­до­ва­на по по­след­не­му сло­ву то­гдаш­ней во­ен­ной на­у­ки. Но­вые фор­ты бы­ли по­стро­е­ны из же­ле­зо­бе­то­на. Огром­ную, пре- од­ним из со­зда­те­лей зна­ме­ни­той От­дель­ной мо­то­стрел­ко­вой бригады осо­бо­го на­зна­че­ния (ОМСБОН). Уже по­сле вой­ны вёл борь­бу с «лес­ны­ми бра­тья­ми» в Лит­ве и За­пад­ной Бе­ло­рус­сии.

Дру­зья на­зы­ва­ли Эйтингона Лео­ни­дом Алек­сан­дро­ви­чем. Лео­ни­дом На­у­мо­вым он стал в 1920-е, ко­гда мно­гие евреи-че­ки­сты бра­ли рус­ские име­на из-за ан­ти­се­мит­ских на­стро­е­ний. Но к кон­цу 1940-х ан­ти­се­мит­скую кам­па­нию бла­го­сло­вил сам Ста­лин. По сфаб­ри­ко­ван­но­му де­лу о си­о­нист­ском за­го­во­ре в МГБ Эй­тин­гон был аре­сто­ван в ок­тяб­ре 1951 г. Его вы­пу­сти­ли сра­зу по­сле смер­ти во­ждя, но че­рез пол­го­да опять по­са­ди­ли. По­сле аре­ста Бе­рии в июле 1953-го Эй­тин­гон был объ­яв­лен чле­ном его бан­ды. Ге­не­ра­ла при­го­во­ри­ли к 12 го­дам, ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли толь­ко в 1992 г., че­рез 11 лет по­сле смер­ти. Ге­не­рал Эй­тин­гон, да­же прой­дя тю­рем­ные за­стен­ки, ни­ко­гда не об­ви­нял пар­тию и со­вет­ский строй.

«МОЙ ДЕДУШКА ЛЁНЯ»

Но офи­ци­аль­ная био­гра­фия о мно­гом умал­чи­ва­ет. На­при­мер, о том, что Эй­тин­гон - эру­дит со зна­ни­ем 6 ино­стран­ных язы­ков - был весь­ма непри­хот­ли­вым в бы­ту че­ло­ве­ком, а ещё лю­бим­цем жен­щин. Та­тья­на Козлова в сво­ей кни­ге «Лео­нид Эй­тин­гон. Пись­ма из Вла­ди­мир­ской тюрь­мы» вспо­ми­на­ет де­да и пуб­ли­ку­ет по­чти 50 пи­сем-ис­по­ве­дей. «Я дол­го ко­ле­ба­лась, сто­ит крас­но укреп­лён­ную ци­та­дель обо­ро­ня­ли 26 пе­хот­ных ба­та­льо­нов (по­ло­ви­на - опол­чен­цы) и 2 ди­ви­зи­о­на ар­тил­ле­рии с 200 ору­ди­я­ми (69 из них тя­жё­лых).

Пер­вый штурм Осов­ца со­сто­ял­ся в сен­тяб­ре 1914 г. 40 ба­та­льо­нов не смог­ли взять кре­пость с хо­ду. Вто­рой был под­го­тов­лен луч­ше. Нем­цы под­тя­ну­ли тя­жё­лую осад­ную ар­тил­ле­рию, в том чис­ле че­ты­ре 305-мм мор­ти­ры «Шко­да». Но и они не при­нес­ли успе­ха оса­жда­ю­щим. Тре­тий штурм со­сто­ял­ся в июле-ав­гу­сте 1915 г. Про­тив рус­ских был при- ме­нён отрав­ля­ю­щий газ - смесь хло­ра и бро­ма, а про­ти­во­га­зов на во­ору­же­нии русской ар­мии то­гда не бы­ло. По­сле то­го как жёл­то-зе­лё­ная вол­на га­за на­кры­ла Осо­вец, в на­ступ­ле­ние по­шли 14 ба­та­льо­нов ланд­ве­ра - немец­ко­го опол­че­ния. На­встре­чу под­ня­лись остат­ки 13-й ро­ты 226-го пе­хот­но­го Зем­лян­ско­го пол­ка. Нем­цы об­ра­ти­лись в бег­ство. То­гда весь мир и об­ле­те­ла фра­за «Рус­ские не сдаются!». Кре­пость бы­ла остав­ле­на гар­ни­зо­ном че­рез 10 дней по­сле это­го по при­ка­зу ко­ман­до­ва­ния. ве­те­ра­на внеш­ней разведки.

«Ко­гда де­да Лё­ню аре­сто­ва­ли в пер­вый раз в 1951 г., об­ста­нов­ка в до­ме рез­ко из­ме­ни­лась. «Дру­зья» и мно­го­чис­лен­ные го­сти слов­но ис­па­ри­лись», - вспо­ми­на­ет Та­тья­на Ва­си­льев­на. Пе­ре­ста­ли ле­бе­зить и пе­ре­да­вать де­ду при­ве­ты со­се­ди по дому. Хо­тя бы­ли и те, кто не бро­сил се­мью Эйтингона. Ко­гда в 1953 г. дед вер­нул­ся, в до­ме опять по­яви­лись зна­ко­мые и ма­ло­зна­ко­мые лю­ди. Но че­рез пол­го­да его сно­ва за­бра­ли. «Во вре­мя обыс­ка по­ня­тые - жиль­цы на­ше­го до­ма - бы­ли неска­зан­но удив­ле­ны «убо­гой», на их взгляд, об­ста­нов­кой: ни кар­тин, ни ков­ров, ни по­ли­ро­ван­ной ме­бе­ли».

Три с лиш­ним го­да Эй­тин­гон провёл в СИЗО, и толь­ко по­том его эта­пи­ро­ва­ли во Вла­ди­мир­скую тюрь­му. Та­тья­на Ва­си­льев­на вспо­ми­на­ет, как непро­сто бы­ло то­гда всем близ­ким. «С изум­ле­ни­ем про­чла, что быв­ший гу­бер­на­тор Ки­ров­ской об­ла­сти Ни­ки­та Бе­лых, мо­ло­дой ещё че­ло­век, недо­во­лен объ­ё­мом еже­ме­сяч­ных по­сы­лок в СИЗО - все­го 30 кг. А как на­счёт 5 кг и из­ну­ри­тель­но­го,

В тюрь­ме у Эйтингона не толь­ко обост­ри­лись ста­рые бо­лез­ни, но и по­яви­лись но­вые - в том чис­ле рак. Его сест­ра Со­ня, врач по про­фес­сии, и дочь Зоя, ко­то­рая об­ра­ти­лась за по­мо­щью к вы­со­ко­по­став­лен­ным ге­не­ра­лам, со­вер­ши­ли чу­до: в тюрь­му при­вез­ли луч­ше­го хи­рур­га - про­фес­со­ра Мин­ца. Бла­го­да­ря это­му раз­вед­чик про­жил 81 год.

По­сле осво­бож­де­ния Эйтингона од­ним из пер­вых и по­сто­ян­ных го­стей в до­ме стал Ра­мон Мер­ка­дер, ко­то­рый к то­му вре­ме­ни уже от­си­дел 20 лет в мек­си­кан­ской тюрь­ме за убий­ство Троц­ко­го. «Де­да свя­зы­ва­ли с ним не толь­ко де­ло­вые, но и тёп­лые, до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния. Мно­гие празд­ни­ки - Но­вый год, 7 но­яб­ря - мы от­ме­ча­ли с се­мьёй Ра­мо­на. Он ни­как не мог при­спо­со­бить­ся к со­вет­ской дей­стви­тель­но­сти. Пом- ню, Ра­мон удив­лён­но го­во­рил де­ду, что ка­кие-то об­ще­ствен­ни­ки пы­та­ют­ся уплот­нить его се­мью. Дед по­со­ве­то­вал к сле­ду­ю­ще­му ви­зи­ту на­деть пи­джак со звез­дой Ге­роя. К изум­ле­нию Ра­мо­на, сра­бо­та­ло» ,рас­ска­зы­ва­ет Т. Козлова.

По­сле тюрь­мы Эй­тин­го­ну по­ла­га­лась ми­ни­маль­ная пен­сия - 12 руб. Для по­лу­че­ния нор­маль­ной надо бы­ло от­ра­бо­тать не ме­нее 3 ме­ся­цев. 64-лет­ний, не очень здо­ро­вый че­ло­век, быв­ший по­лит­з­эк, прак­ти­че­ски не имел шан­сов. Зоя За­ру­би­на на тот мо­мент ра­бо­та­ла ди­рек­то­ром кур­сов пе­ре­вод­чи­ков ООН и име­ла свя­зи. Она до­го­во­ри­лась, что­бы его взя­ли в из­да­тель­ство « Меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния». Там он про­ра­бо­тал бо­лее 2 лет, за­ни­мал­ся пе­ре­во­да­ми с фран­цуз­ско­го и ис­пан­ско­го.

ЖЕН­ЩИ­НЫ ЭЙТИНГОНА

«Недав­но в несколь­ких кни­гах про­чла, что дед был баб­ни­ком, - воз­му­ща­ет­ся Та­тья­на Ва­си­льев­на. - По­ка бы­ла жи­ва моя ма­ма, все по­мал­ки­ва­ли. Толь­ко она умер­ла, на­ча­лось: на той же­нат был и на этой. Но в то вре­мя, в на­ча­ле со­вет­ской вла­сти, по­чти ни­кто не был офи­ци­аль­но рас­пи­сан. Эй­тин­гон не был офи­ци­аль­но же­нат, с бу­маж­кой, ни на ком! За ис­клю­че­ни­ем по­след­ней же­ны - Ев­ге­нии Пу­зы­рё­вой, с ко­то­рой он рас­пи­сал­ся, уже ко­гда был в ре­ани­ма­ции, что­бы её из квар­ти­ры не вы­пи­са­ли. Сей­час на­чи­на­ют рас­ска­зы­вать род­ствен­ни­ки о ка­кой­то «незем­ной» люб­ви де­да с дру­гой пер­со­ной. Я ро­ди­лась за 20 дней до на­ча­ла вой­ны, вся по­сле­во­ен­ная жизнь де­да и ба­буш­ки Оли бы­ла на мо­их гла­зах. Для всех этих род­ствен­ни­ков Эй­тин­гон был как сва­деб­ный ге­не­рал, а мы жи­ли вме­сте. По всем квар­ти­рам, где мы жи­ли - Эй­тин­гон, ба­буш­ка Ольга На­у­мо­ва, ма­ма, я, - есть жи­ров­ки. Да, в за­гра­нич­ных ко­ман­ди­ров­ках бы­ли «вре­мен­ные», «по­ле­вые жё­ны»: в Испании - Алек­сандра Ко­чер­ги­на, а во вто­рой ко­ман­ди­ров­ке в Тур­цию - Му­за Ма­ли­нов­ская. Но воз­вра­щал­ся он все­гда до­мой, к сво­ей един­ствен­ной и лю­би­мой Олень­ке».

Зи­мой 1966 г. Ольга На­у­мо­ва умер­ла по­сле тя­жё­лой бо­лез­ни. «Де­да смерть Оль­ги со­вер­шен­но вы­би­ла из ко­леи. Че­рез несколь­ко лет дедушка пе­ре­ехал к Ев­ге­нии Аре­фьевне Пу­зы­рё­вой. Это ей он чи­тал по те­ле­фо­ну но но­чам сти­хи, для неё же про­сил у ма­мы при­вез­ти из-за гра­ни­цы фран­цуз­ские ду­хи. Она скра­си­ла его по­след­ние го­ды и под­дер­жа­ла во вре­мя тя­жё­лой бо­лез­ни. Но всю жизнь он лю­бил толь­ко ба­буш­ку. Они и по­хо­ро­не­ны вме­сте. В кон­це кон­цов, не­важ­но, у ко­го в жиз­ни сколь­ко бы­ло лю­бо­вей, но, су­дя по тем пись­мам, что я опуб­ли­ко­ва­ла в кни­ге, Ольга бы­ла любовью всей его жиз­ни. При этом он, прав­да, ни­ко­гда не за­бы­вал о сво­их де­тях от дру­гих жен­щин».

С Оль­гой На­у­мо­вой и Зо­ей За­ру­би­ной, 1950 г.ли пре­да­вать оглас­ке су­гу­бо лич­ные пись­ма, но в по­след­ние го­ды бы­ло столь­ко на­пи­са­но и ска­за­но о нём, по­яви­лось столь­ко вы­мыс­лов и фан­та­зий. Из всех ныне здрав­ству­ю­щих я един­ствен­ная, кто про­жил ря­дом с этим неза­у­ряд­ным, за­ме­ча­тель­ным че­ло­ве­ком мно­го лет»

Ге­не­рал-май­ор, 1951 г.уни­зи­тель­но­го тор­га ба­буш­ки с при­ём­щи­цей за каж­дую лиш­нюю кот­лет­ку для боль­но­го, немо­ло­до­го уже че­ло­ве­ка?! И по­сыл­ки, и пе­ре­да­чи бы­ли от­нюдь не еже­ме­сяч­ные».

Мо­ло­дой опер На­ум Эй­тин­гон, 1920-е гг.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.