ЗЕМ­ЛЯ­КИ

AiF Chernozemye (Voronezh) - - ВОСКРЕСЕНЬЕ, 30 СЕНТЯБРЯ -

ОБЫКНОВЕННОЕ ДЕ­ЛО: ЗНА­ЧЕ­НИЕ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА В НА­ШЕЙ ЖИЗ­НИ МЫ НАЧИНАЕМ ПО-НА­СТО­Я­ЩЕ­МУ ПО­НИ­МАТЬ ТОЛЬ­КО ПО­СЛЕ ЕГО СМЕР­ТИ.

С мо­мен­та ухо­да дет­ско­го пи­са­те­ля Вла­ди­ми­ра Доб­ря­ко­ва про­шло уже 10 лет, но он как буд­то всё ещё наш со­вре­мен­ник: кру­жив­шая во­круг него де­тво­ра вы­рос­ла и со­зда­ёт се­го­дняш­ний день Во­ро­не­жа. Так, как учил её Доб­ря­ков.

СПАС­ЛА ВЛЮБЛЁННОСТЬ

За свою дол­гую жизнь Вла­ди­мир Доб­ря­ков не раз ме­нял ад­ре­са. Ро­дил­ся он в Москве в 1924 го­ду и про­жил там до вой­ны. На фронт бу­ду­щий пи­са­тель не по­пал, но стро­ил обо­ро­ни­тель­ные со­ору­же­ния на под­сту­пах к Ор­лу, а по­сле от­пра­вил­ся в эва­ку­а­цию в Куй­бы­шев, где ра­бо­тал на авиа­за­во­де.

Ко­гда Вла­ди­мир Ан­дре­евич вме­сте с ма­мой - она с ран­них лет вос­пи­ты­ва­ла его од­на - вер­нул­ся в сто­ли­цу, квар­ти­ра ока­за­лась за­ня­та. Ма­лень­кая се­мья пе­ре­еха­ла во Ль­вов, где Доб­ря­ков и на­шёл своё при­зва­ние. Он так и не за­кон­чил рус­ский фил­фак Ль­вов­ско­го уни­вер­си­те­та - увлёк­ся пи­са­тель­ством и по­свя­щал всё своё вре­мя ли­те­ра­тур­ным опы­там.

Судь­бо­нос­ной ста­ла встре­ча с из­вест­ным укра­ин­ским пуб­ли­ци­стом и ли­те­ра­то­ром Яро­сла­вом Га­ла­ном, ко­то­рый уви­дел в мо­ло­дом че­ло­ве­ке та­лант и ре­ко­мен­до­вал его в Со­юз пи­са­те­лей. Спу­стя все­го три ме­ся­ца Яро­слав Га­лан был убит бан­де­ров­ца­ми, а Вла­ди­мир Доб­ря­ков по­нял, что те­перь про­сто обя­зан во­пло­тить свою мечту.

В 1962 го­ду Доб­ря­ков пе­ре­ехал в Ли­пецк, а 1979-м - обос­но­вал­ся в Во­ро­не­же. Всю жизнь, до по­след­них дней, он пи­сал для де­тей и про де­тей. Дра­ма взрос­ле­ния, пер­вая лю­бовь и пер­вое пре­да­тель­ство, зна­ком­ство с ми­ром и по­иск се­бя в нём - всё это мож­но най­ти в ум­ных и доб­рых кни­гах Доб­ря­ко­ва. На­при­мер, в из­вест­ной по­ве­сти «Ко­роль жи­вёт в ин­тер­на­те», где 15-лет­ний па­ре­нёк, по­пав­ший в плохую ком­па­нию, вы­рвал­ся из неё бла­го­да­ря под­держ­ке сверст­ни­ков и соб­ствен­но­му ха­рак­те­ру. И счаст­ли­вый ко­нец в дан­ном слу­чае во­все не ка­жет­ся ба­наль­но­стью - по­жа­луй, на­сто­я­щий дет­ский пи­са­тель не мо­жет не быть оп­ти­ми­стом.

К то­му же, су­дя по все­му, ис­то­рия во­все не бы­ла вы­ду­ман­ной. По сви­де­тель­ству дру­зей пи­са­те­ля, он не раз рас­ска­зы­вал, как в сво­ём мос­ков­ском дет­стве свя­зал­ся с ху­ли­га­на­ми. Спас­ли влюблённость в зна­ко­мую де­воч­ку и увле­чён­ность чте­ни­ем.

«ЕЖИНОЕ» БРАТСТВО

По­ко­ле­ние 25- 30- лет­них во­ро­неж­цев пом­нит де­душ­ку Вла­ди­ми­ра Доб­ря­ко­ва, преж­де все­го, бла­го­да­ря клу­бу юных со­чи­ни­те­лей и мо­ло­дёж­ной га­зе­те «Во­рон и Ёж», со­зда­те­лем, ру­ко­во­ди­те­лем и вдох­но­ви­те­лем ко­то­рой он был. Очень вы­со­кий, но со­гну­тый бо­лез­нью Бех­те­ре­ва, с ха­рак­тер­ной по­ход­кой, ко­то­рую мож­но услы­шать из­да­ли, - ка­за­лось, раз­ни­ца в воз­расте та­кая, что о друж­бе не мо­жет ид­ти и ре­чи. Тем не ме­нее, как при­зна­ют­ся доб­ря­ков­ские «птен­цы», пи­са­тель был для них стар­шим дру­гом.

В се­ре­дине 2000-х Клуб юных со­чи­ни­те­лей на­шёл про­пис­ку в биб­лио­те­ке им. Мар­ша­ка. Со­би­ра­лись они - в ос­нов­ном де­воч­ки-под­рост­ки - за большим сто­лом в чи­таль­ном за­ле, пи­ли чай и раз­го­ва­ри­ва­ли обо всём что вол­ну­ет и не да­ёт по­коя. На та­ких за­ду­шев­ных чае­пи­ти­ях и рож­да­лись сю­же­ты рас­ска­зов.

По­лу­ча­лось так, что у каж­до­го участника по­си­де­лок скла­ды­ва­лись очень лич­ные от­но­ше­ния с пи­са­те­лем. Ре­бё­нок чув­ство­вал, что имен­но на него, слов­но луч про­жек­то­ра, на­прав­ле­но вни­ма­ние, и эта за­бо­та по­мо­га­ла рас­крыть та­лант и луч­шие ду­шев­ные ка­че­ства.

- Ко­гда де­ти узна­ли, что идея га­зе­ты ре­аль­на, об­ра­до­ва­лись и сра­зу на­ча­ли со­чи­нять назва­ние, - вспо­ми­на­ет быв­ший шеф-ре­дак­тор из­да­ния На­та­лья Даш­ко­ва. - Назва­ние «Во­рон и Ёж» пред­ло­жил Вла­ди­мир Ан­дре­евич. Мне оно сна­ча­ла по­ка­за­лось очень слож­ным, но по­том все при­вык­ли. Юн­ко­ров ста­ли звать «ёжи­ка­ми». Так по­яви­лось на­ше «ежиное» братство.

Впро­чем, сло­во «братство» - до­воль­но ус­лов­но: маль­чиш­ки сре­ди юных со­чи­ни­те­лей все­гда бы­ли в по­дав­ля­ю­щем мень­шин­стве.

СТИ­ХА­МИ И ПРО­ЗОЙ

В августе 2006 го­да «ежи­ная» ре­дак­ция по­лу­чи­ла соб­ствен­ное про­стран­ство: ма­лень­кий ка­би­нет в «свеч­ке» на Заста­ве, два сто­ла, два сту­ла и очень ста­рый ком­пью­тер без свя­зи с ин­тер­не­том. За­то эн­ту­зи­аз­ма бы­ло не за­ни­мать. Пер­вый но­мер вы­шел, как во­дит­ся, комом. Но вско­ре га­зе­та на­бра­ла популярность, по­яв­ля­лись всё но­вые ав­то­ры. А неко­то­рые, за­ра­зив­шись иде­ей, нес­ли по­лу­чен­ный опыт даль­ше: со­зда­ва­ли но­вые дет­ские га­зе­ты в сво­их шко­лах.

Бу­маж­ные пись­ма то­гда ещё не ста­ли ана­хро­низ­мом и ли­лись по­то­ком из рай­о­нов об­ла­сти - га­зе­та очень по­нра­ви­лась пен­си­о­не­рам.

Га­зе­ту от пер­вой до по­след­ней по­ло­сы де­ла­ли де­ти: пи­са­ли рас­ска­зы и кор­ре­спон­ден­ции, фо­то­гра­фи­ро­ва­ли, укра­ша­ли стра­ни­цы ри­сун­ка­ми. И каж­дый ре­бё­нок рас­кры­вал­ся: один - как пи­са­тель, дру­гой - как ху­дож­ник, тре­тий - как жур­на­лист. К сча­стью, в то вре­мя вез­де­су­щая бю­ро­кра­тия ещё не до­ду­ма­лась вме­шать­ся в дет­ское твор­че­ство: не нуж­ны бы­ли раз­ре­ше­ния ро­ди­те­лей на ис­поль­зо­ва­ние тру­да их чад, ни­кто и не слы­шал ни о ка­ких «пер­со­наль­ных дан­ных ре­бён­ка».

Каж­дый юн­кор по­лу­чал «ко­роч­ку» и очень ей гор­дил­ся, а за пуб­ли­ка­цию пла­ти­лись да­же небольшие го­но­ра­ры. Впро­чем, для мно­гих глав­ным бы­ло то, что уви­дев­шие свет ма­те­ри­а­лы об­лег­ча­ли путь на фа­куль­тет журналистики. «Ёжи­ки» ак­тив­но участ­во­ва­ли в фе­сти­ва­лях дет­ско­го твор­че­ства. На­при­мер, юная пи­са­тель­ни­ца Ра­и­са Зайцева, вы­иг­рав кон­курс па­мя­ти Фа­зи­ля Искан­де­ра, по­лу­чи­ла в по­да­рок от Аб­ха­зии квар­ти­ру с ви­дом на мо­ре.

Впро­чем, Вла­ди­мир Доб­ря­ков ни­ко­гда не смот­рел на га­зе­ту лишь как на спо­соб под­го­тов­ки к жур­фа­ку. Ему важ­но бы­ло дать де­тям сво­бо­ду са­мо­вы­ра­же­ния. На чае­пи­ти­ях в клу­бе об­суж­да­лись се­рьёз­ные об­ще­че­ло­ве­че­ские про­бле­мы, и юные со­чи­ни­те­ли ста­но­ви­лись лич­но­стя­ми: учи­лись фор­ми­ро­вать и от­ста­и­вать соб­ствен­ное мне­ние.

Юные ав­то­ры при­но­си­ли в ре­дак­цию и сти­хи - ко­неч­но, в боль­шин­стве сво­ём до­воль­но по­сред­ствен­ные. Но Вла­ди­мир Доб­ря­ков умел вы­ле­чить от гра­фо­ма­нии и при­вить вкус к на­сто­я­щей твор­че­ской ра­бо­те.

- Он го­во­рил де­воч­ке: «Да­вай ты ос­нов­ную мысль, за­ло­жен­ную в сти­хо­тво­ре­нии, на­пи­шешь про­зой. Как? Как есть, так и пи­ши», - рас­ска­зы­ва­ет На­та­лья

Це­лью Вла­ди­ми­ра Доб­ря­ко­ва бы­ло дать де­тям твор­че­скую сво­бо­ду.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.