«ТЕ­АТР НЕ УЧИ­ТЕЛЬ, А ПРОВОДНИК»

Режиссёр ха­ба­ров­ско­го театра ­ о за­иг­ры­ва­нии со зри­те­лем, бо­лез­нях об­ще­ства и веч­ном про­ти­во­сто­я­нии Добра и Зла

AiF Dalinform (Khabarovsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ва­дим Сер­ге­е­вич ГОГОЛЬ КОВ, Ксе­ния ТУРТЫГИНА

Наш раз­го­вор с бес­смен­ным ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем и глав­ным ре­жис­сё­ром театра Ва­ди­мом ГО­ГОЛЬ­КО­ВЫМ на­чал­ся с об­суж­де­ния но­ви­нок 29го се­зо­на, но быст­ро пе­ре­шёл на об­щие, веч­ные те­мы.

ДЫ­ШАТЬ В УНИСОН

- Ва­дим Сер­ге­е­вич, ка­ким спек­так­лем вы бу­де­те от­кры­вать се­зон?

- «Зо­ло­тым те­лён­ком». Его пре­мье­ра со­сто­я­лась в кон­це 28-го се­зо­на, зри­тель хо­ро­шо при­нял этот спек­такль. В ок­тяб­ре бу­дет пре­мьер­ный по­каз спек­так­ля «Же­нить­ба» по Ни­ко­лаю Ва­си­лье­ви­чу Го­го­лю.

- По­че­му имен­но «Же­нить­ба»? Эту пье­су со­вре­мен­ной не назовёшь, тем бо­лее, есть мно­же­ство по­ста­но­вок в раз­ных те­ат­рах. До­воль­но слож­но го­во­рить о том, о чём уже бы­ло мно­го сказано.

- Пье­са о люб­ви, о се­мей­ной жиз­ни, о том, как слож­но най­ти свою по­ло­вин­ку - раз­ве это не актуально? Есть мно­го по­го­во­рок и по­сло­виц на те­му же­нить­бы: «Же­нить­ся - пе­ре­ро­дить­ся», «Же­нить­ся - не ла­поть на­деть», «Же­нил­ся на ско­рую ру­ку, да на дол­гую му­ку». Тема се­мьи - од­на из веч­ных. Ме­ня­ют­ся ис­то­ри­че­ские эпо­хи, ска­жем так,- ан­ту­раж, но от­но­ше­ния меж­ду людь­ми, та­кие по­ня­тия, как лю­бовь, вер­ность, пре­да­тель­ство, оста­ют­ся.

В 90-е го­ды (про­шло­го ве­ка прим. авт.) мы ста­ви­ли спек­так­ли злые, на­пи­ра­ли на нега­тив­ные сто­ро­ны че­ло­ве­че­ской ду­ши. При­шла по­ра го­во­рить о доб­рой стороне, вы­тас­ки­вать на свет всё то хо­ро­шее, что есть в че­ло­ве­ке. И зри­тель вме­сте с на­ми начнёт луч­ше ви­деть имен­но эту, свет­лую сто­ро­ну, под­ме­чать доб­ро во­круг, ис­кать и на­хо­дить его в се­бе.

- А ка­ков ваш зри­тель, зри­тель «Три­а­ды»?

- Это необык­но­вен­ные лю­ди. Я бы­ваю по­чти на каж­дом спек­так­ле, смот­рю на тех, кто при­хо­дит. Мно­гих узнаю: при­хо­дят по несколь­ку раз на один и тот же спек­такль. Ощу­ща­ет­ся, что че­ло­ве­ку че­го-то не хва­та­ет. Лет де­сять на­зад ауди­то­рия бы­ла мо­ло­дая, бы­ли спек­так­ли, ко­то­рые ин­те­ре­су­ют в ос­нов­ном мо­ло­дёжь. Сей­час зри­тель под­рос, воз­раст­ной со­став уже бо­лее неод­но­ро­ден, но все лю­ди неслу­чай­ные.

Нет, ко­неч­но, бы­ва­ют та­кие зри­те­ли, ко­то­рые не имен­но у нас, а в те­ат­ре впер­вые. Они за­бе­га­ют и ухо­дят, не воз­вра­ща­ясь. Но в ос­нов­ном это лю­ди, жаж­ду­щие встре­чи с те­ат­ром, ищу­щие со­при­кос­но­ве­ния с дей­ством, ак­тё­ром. Наш зри­тель очень доб­ро­же­ла­те­лен и ин­тел­ли­ген­тен. Бы­ва­ет, не все сра­зу всё понимают, но не воз­му­ща­ют­ся «что вы тут по­ста­ви­ли!», а при­хо­дят ещё раз, что­бы разо­брать­ся. И ра­ду­ет, ко­гда ви­дишь, как про­ис­хо­дит еди­не­ние ар­ти­ста и зри­те­ля, как они на­чи­на­ют ды­шать в унисон.

Мо­жет, всё де­ло в неболь­шом про­стран­стве за­ла - все­го сто мест. Есть мо­мент ин­тим­но­сти, ка­мер­но­сти, ар­тист - вот он, ря­дом. Ма­лей­шая фальшь сра­зу вид­на, по­это­му ар­ти­сты ра­бо­та­ют с пол­ной от­да­чей.

- Есть мне­ние, что те­атр дол­жен го­во­рить со зри­те­лем на од­ном язы­ке, а зри­тель, мол, сей­час лю­бит шут­ки ни­же по­я­са...

- Мы не до­пус­ка­ем пош­ло­сти, не хо­тим и не бу­дем за­иг­ры­вать со зри­те­лем, по­ку­пать на де­шё­вые штуч­ки-дрюч­ки. Есть та­кие те­ат­ры, ко­то­рые впус­ка­ют на сце­ну ка­кие-то по­ли­ти­ческие сию­ми­нут­ные кол­ко­сти, но за­чем?

По­ни­мать язык зри­те­ля, ко­неч­но, нуж­но. Но это не те­атр дол­жен го­во­рить на язы­ке зри­те­ля, а зри­тель учить язык театра. Ина­че не бу­дет ра­бо­ты ду­ши. Я бы да­же не стал де­лить, мы все го­во­рим на рус­ском язы­ке. Нет, это не зна­чит, что у нас в ре­пер­ту­а­ре толь­ко рус­ские дра­ма­тур­ги, но все они пи­шут на кра­си­вом, ли­те­ра­тур­ном язы­ке, не опус­ка­ясь до пош­ло­сти.

ЛЕ­ТО ЗА­КОН­ЧИ­ЛОСЬ, НО ЕСТЬ И ПРИЯТНЫЕ НО­ВО­СТИ ­ УЖЕ СКО­РО КУЛЬ­ТУР­НАЯ ЖИЗНЬ ГО­РО­ДА ОЖИВЁТ, ВО ВСЕХ ШЕ­СТИ ТЕ­АТ­РАХ ХА­БА­РОВ­СКА НАЧ­НУТ­СЯ НО­ВЫЕ ТЕ­АТ­РАЛЬ­НЫЕ СЕЗОНЫ. И ПЕР­ВЫМ ОТ­КРО­ЕТ СВОИ ДВЕ­РИ ХАБАРОВСКИЙ КА­МЕР­НЫЙ ТЕ­АТР «ТРИАДА».

В на­шем ре­пер­ту­а­ре Пуш­кин, Че­хов, Сент-Эк­зю­пе­ри, Шук­шин - я не бу­ду пе­ре­чис­лять всех ав­то­ров.

СВО­БО­ДА В РАМ­КАХ ЛИ­СТА

- Ка­кие пробле­мы со­вре­мен­но­го театра вы бы вы­де­ли­ли? И есть ли они?

- Боль­шин­ство про­блем при­ду­ма­ны. Да, су­ще­ству­ют фи­нан­со­вые за­труд­не­ния. Я мо­гу се­бе поз­во­лить затраты на спек­такль или не мо­гу. Но да­же при ма­лом бюд­же­те мож­но де­лать хо­ро­шие спек­так­ли.

Есть пробле­ма со­вре­мен­ной дра­ма­тур­гии: слиш­ком мно­го пьес на­прав­ле­но на уни­же­ние лич­но­сти, сма­ко­ва­ние са­мых тём­ных и от­вра­ти­тель­ных сто- рон че­ло­ве­ка.

Есть режиссёр- ская тен­ден­ция ис­ка­жать ав­то­ра, при­кры­ва­ясь сво­им ви­де­ни­ем. Я счи­таю - преж­де все­го автор. Нуж­но на­учить ар­ти­ста по­ни­мать и лю­бить ав­тор­ский текст, что­бы он смог до­не­сти мысли дра­ма­тур­га до зри­те­ля.

Это не зна­чит, что у ме­ня как у ре­жис­се­ра нет твор­че­ской свободы, на­о­бо­рот. Я мо­гу брать те про­из­ве­де­ния, ко­то­рые от­ве­ча­ют мо­им внут­рен­ним уста­нов­кам, и не брать то, что не при­ем­лю. Это важ­но. Но ко­гда режиссёр ра­бо­та­ет над по­ста­нов­кой, у него все­гда есть ши­ро­чай­шие воз­мож­но­сти для твор­че­ства, без ис­ка­же­ния ав­тор­ско­го тек­ста и то­го, что на­пи­са­но меж­ду строк. За­ча­стую имен­но эта неви­ди­мая гла­зу часть пье­сы поз­во­ля­ет ре­жис­сё­ру тво­рить. Осо­бен­но это ха­рак­тер­но для клас­си­ков. Пробле­мы, ин­те­рес­ные зри­те­лю век на­зад, сей­час мо­гут быть непо­ня­ты. Но чуть по­ме­няй ак­цен­ты, рас­ставь их ина­че - и пье­са вновь ста­но­вит­ся ак­ту­аль­ной.

Счи­таю, что те­атр не дол­жен учить лю­дей, как жить, но он мо­жет обо­зна­чить про­бле­му. Вот жи­вёт че­ло­век - и вдруг ло­вит се­бя на мысли: как-то не так всё, не хва­та­ет че­го-то, что-то ме­ша­ет. При­хо­дит в те­атр и вдруг! - про­зре­ва­ет. Вот это я в жиз­ни про­пу­стил, на это не об­ра­тил вни­ма­ния, а вот это я

ещё мо­гу на­вер­стать.

ЖИТЬ, А НЕ ВЫЖИВАТЬ

- Для это­го нуж­но по­нять, что с то­бой что-то не то, и за­хо­теть разо­брать­ся в се­бе. А это уже по­ло­ви­на пу­ти к вы­здо­ров­ле­нию. Но не­ко­то­рые да­же не понимают, что боль­ны. На­вер­ня­ка вы слы­ша­ли о нездо­ро­вых со­бы­ти­ях это­го го­да - жи­во­дёр­ки, убий­ство ро­ди­те­ля­ми трёх­лет­ней ма­лыш­ки, дра­ка со смер­тель­ным ис­хо­дом. Это всё симп­то­мы боль­но­го об­ще­ства.

- Глав­ная бе­да об­ще­ства - оди­но­че­ство. Че­ло­век стал оди­нок, он очень ма­ло об­ща­ет­ся с дру­ги­ми людь­ми вжи­вую, в этом ему по­мо­га­ют раз­но­об­раз­ные га­д­же­ты. Возь­ми­те фе­сти­валь «Квар­та­лы», про­шед­ший в Ха­ба­ров­ске,- это бы­ло класс­но! Лю­ди об­ща­лись гла­за в гла­за, слы­ша­ли и ви­де­ли друг дру­га. Хо­ро­шо, что на­ча­ли во­пло­щать та­кие про­ек­ты. Воз­мож­но, у ре­бят просну­лось чув­ство са­мо­со­хра­не­ния, они чи­сто ин­ту­и­тив­но по­чув­ство­ва­ли - на­до что-то де­лать, на­до… (пе­ре­би­ва­ет сам се­бя - прим. авт.). Есть жут­кое сло­во, ко­то­рое я слы­шу всё ча­ще,- «выживать». Осо­бен­но страш­но слы­шать его от по­ли­ти­ков. Оно сра­зу ста­вит че­ло­ве­ка на грань: я вы­жи­ваю, зна­чит, я жи­ву в усло­ви­ях осо­бой опас­но­сти, нель­зя ни­ко­му до­ве­рять! Страш­но.

«На­до выживать!» - од­ни ищут вы­ход в еди­не­нии, в ра­до­сти, в сов­мест­ной ра­бо­те, дру­гие сби­ва­ют­ся в озлоб­лен­ные стаи и на­чи­на­ют из­де­вать­ся над сла­бы­ми. Это фи­ло­со­фия мще­ния: мне пло­хо, я за это бу­ду мстить! Жи­вот­ным, де­тям - всем, кто сла­бее. Про­ще де­лать так, чем ид­ти и тво­рить, со­зи­дать. Хо­тя это об­ман­чи­вая про­сто­та, ведущая к ги­бе­ли че­ло­ве­ка как лич­но­сти.

В че­ло­ве­ке с рож­де­ния за­ло­же­но в рав­ных до­лях - доб­ро и зло, за­висть и ра­дость, лю­бовь и рав­но­ду­шие. В те­че­ние жиз­ни в раз­ных си­ту­а­ци­ях всё это пе­ре­ме­ши­ва­ет­ся, пе­ре­ли­ва­ет­ся, че­го-то ста­но­вит­ся боль­ше, че­го-то мень­ше. На­до взы­вать к доб­ро­му к че­ло­ве­ке.

Ря­дом с эти­ми де­воч­ка­ми (име­ют­ся в ви­ду «ха­ба­ров­ские жи­во­дёр­ки» - прим. авт.) не ока­за­лось во­вре­мя хо­ро­ше­го на­став­ни­ка. Это веч­ная тема, мы на­хо­дим­ся в по­сто­ян­ном про­ти­во­бор­стве Добра и Зла. И у каж­дой сто­ро­ны есть свои апо­ло­ге­ты, свои про­вод­ни­ки. Те­атр один из них, проводник в Доб­ро.

Ис­то­рия ушло­го ком­би­на­то­ра до сих пор спо­соб­на со­би­рать пол­ные за­лы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.