ЧЕ­ЛО­ВЕК БЕЗ БАШНИ

За что ха­ба­ров­ча­нин про­вёл ме­сяц в ки­тай­ской тюрь­ме и стал пер­со­ной нон гра­та в КНР

AiF Dalinform (Khabarovsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Влад СЕРЕБРЕННИКОВ

ГРА­НИ ЖИЗ­НИ В ПРЕДРАССВЕТНЫЙ ЧАС НА ВЕРШИНЕ ПЕ­КИН­СКО­ГО НЕБОСКРЁБА ЧАЙНА­ЦЗУНЬ, СА­МО­ГО ВЫ­СО­КО­ГО В КИ­ТАЕ, ПО­ЯВИЛ­СЯ ХУДОЩАВЫЙ ЧЕ­ЛО­ВЕК С РЮКЗАКОМ ЗА СПИ­НОЙ.

ПО­ЛЁТ НАД ПЕКИНОМ

Скры­вать­ся боль­ше неза­чем, кас­ка и мас­ка ле­тят в сто­ро­ну. Всё про­шло, как за­ду­мы­ва­лось, без шу­ма и пы­ли. Толь­ко по­за­ди на лест­нич­ных про­лё­тах ста эта­жей оста­лись сле­ды. Пять­сот вер­ти­каль­ных мет­ров, пре­одо­лён­ных за пол­то­ра ча­са че­рез сон­ную охра­ну, трой­ной за­бор, ка­ча­ю­щи­е­ся ле­са. Внизу в утрен­нем смо­ге про­сы­па­лась ни­че­го не по­до­зре­ва­ю­щая сто­ли­ца Под­не­бес­ной. Со­всем ря­дом зер­каль­ные сте­ны зда­ния CCTV свет­ле­ют от раз­ли­ва­ю­щей­ся си­не­вы неба. Мо­жет, это са­мый важ­ный шаг? На­до немно­го по­до­ждать, что­бы солн­це вста­ло по­вы­ше и от­пе­ча­та­ло на мат­ри­це ви­део­ка­ме­ры мель­чай­шие по­дроб­но­сти. Всё, по­ра!

В этот мо­мент пло­щад­ку внизу не­ожи­дан­но за­пол­ня­ет це­лая тол­па ки­тай­ских стро­и­те­лей. Они с недо­уме­ни­ем смот­рят, как с ле­сов са­мо­го верх­не­го эта­жа по­чти по­стро­ен­ной башни от­де­ли­лась ма­лень­кая точ­ка, а че­рез мгно­ве­ние над ней вспых­нул ку­пол па­ра­шю­та. Зна­комь­ся, Пе­кин, это Пы­хов Алек­сей из Ха­ба­ров­ска!

БОЛЕН СКО­РО­СТЬЮ

Хо­тя во­об­ще-то он ро­дом из Амур­ска.

Вирус ско­ро­сти под- хва­тил в дет­стве: за­ни­мал­ся лыж­ны­ми гон­ка­ми, но боль­ше нра­ви­лось про­сто нестись с го­ры. На чём толь­ко мож­но лы­жах, ве­ло­си­пе­де, сно­убор­де.

- К то­му вре­ме­ни я по­нял, что ско­рость мне нра­вит­ся, и хо­ро­шо бы с этим свя­зать свою жизнь, - рас­ска­зы­ва­ет Алек­сей. - Ис­кал ни­шу, в ко­то­рой мог бы и за­ра­ба­ты­вать, и жить, и кай­фо­вать от это­го. Несколь­ко лет я про­вёл в рам­ках офи­сов и на­чаль­ни­ков, по­том на­шёл се­бе увле­че­ние. Ко­неч­но, ро­ди­те­ли бы­ли про­тив, ска­за­ли: не бу­дет нас, де­лай, что хо­чешь! Из­ви­ни­те, ма­ма и па­па, я на­чал немно­го рань­ше.

Спер­ва про­сто пры­гал с «тар­зан­ки», по-ан­глий­ски - ро­упджам­пинг. А за­тем осво­ил па­ра­шют. Ведь ес­ли не за­ни­ма­ешь­ся па­ра­шют­ным спор­том, те­бе не да­дут кар­точ­ку, без кар­точ­ки не до­пу­стят в зо­ну для прыж­ков, хоть у те­бя, как у Пы­хо­ва, этих прыж­ков - да­ле­ко за три­ста. Так что ни на са­мо­лё­ты, ни на па­ра­п­ла­ны его не пус­ка­ли, ни­кто не хо­тел брать на се­бя та­кую от­вет­ствен­ность. А пры­гать с па­ра­шю­том хо­те­лось - и пры­гал со все­го, до­ку­да мог до­брать­ся.

ОТ КРЫЛА ДО СТРОПЫ

Алек­сей от­крыл для се­бя винг­сьют - спе­ци­аль­ный ко­стюм-кры­ло, кон­струк­ция ко­то­ро­го поз­во­ля­ет на­бе­га­ю­щим по­то­кам воз­ду­ха на­пол­нять кры­лья меж­ду но­га­ми, ру­ка­ми и те­лом пи­ло­та, со­зда­вая тем са­мым аэро­ди­на­ми­че­ский про­филь. Преж­де чем пры­гать в нём со ска­лы, нуж­но на­брать как ми­ни­мум 150 прыж­ков с ле­та­тель­но­го ап­па­ра­та. Для но­вич­ка пры­гать в та­ком ко­стю­ме сра­зу со ста­ци­о­нар­но­го объ­ек­та - смер­тель­но. Пы­хов тре­ни­ро­вал­ся, пры­гая с 340-мет­ро­во­го мо­ста в Ки­тае. По­сле па­ры прыж­ков, ко­гда чуть не по­гиб, по­нял, как управ­лять сво­им те­лом в по­то­ке воз­ду­ха.

Се­год­ня Алек­сей до­шёл до точ­ки, ко­гда про­стой пры­жок не при­но­сит при­ят­ных эмо­ций.

- Пры­гаю со ста мет­ров, про­ле­таю, рас­кры­ва­юсь и са­жусь это всё в стан­дарт­ном ре­жи­ме, на зем­ле стою, а у ме­ня ко­лен­ки да­же не дро­жат - оче­ред­ной обы­ден­ный пры­жок, - при­зна­ёт­ся Алек­сей. - А ес­ли по­сле рас­кры­тия у ме­ня про­изо­шёл до­во­рот, ес­ли я ле­чу в опо­ру и в по­след­нюю се­кун­ду спа­са­юсь, то, ко­гда при­зем­ля­юсь и по­ни­маю, что жив имен­но за счёт сво­их дей­ствий, это кру­то.

По­след­ний его ше­девр, боль­ше по­хо­жий на ху­ли­ган­ство, пры­жок в винг­сью­те с дель­та­пла­на в небе Би­ро­би­джа­на.

Недав­но по­яви­лась ещё од­на страсть - хай­лайн, хож­де­ние по стро­пе, на­тя­ну­той меж­ду двух ста­ци­о­нар­ных объ­ек­тов. По сло­вам Алек­сея, это са­мое без­опас­ное из его увле­че­ний, несёт ему стран­ные и по­ка непо­нят­ные ощу­ще­ния. Хо­дят се­бе ре­бя­та в пар­ке по стро­пе, на­тя­ну­той меж­ду дву­мя де­ре­вья­ми, тре­ни­ру­ют­ся, ищут ба­ланс, па­да­ют из­ред­ка. Ино­гда их го­ня­ют за­щит­ни­ки при­ро­ды, мол, стропы пе­ре­ти­ра­ют сто­лет­ние ство­лы. Пы­хов по­ве­сил стро­пу на две 45-мет­ро­вые кир­пич­ные тру­бы в пром­зоне Юж­но­го мик­ро­рай­о­на и про­шёл по ней. Сла­ва бо­гу, со стра­хов­кой.

ВАШ ПО­ТО­ЛОК ­ МОЙ ПОЛ

Пы­хов не скры­ва­ет, что при­вя­зан к эмо­ци­ям. Но раз­ве мы не жи­вём ра­ди эмо­ций ра­ду­ем­ся и ссо­рим­ся с лю­би­мы­ми людь­ми, вос­пи­ты­ва­ем де­тей, раз­вле­ка­ем­ся в ки­но и на ста­ди­оне? Алек­сея мо­ро­зит от слов «успеш­ность» и «ста­биль­ность». Хо­тя его увле­че­ния поз­во­ля­ют ему до­ста­точ­но за­ра­ба­ты­вать, что­бы пол­го­да пу­те­ше­ство­вать по ми­ру - но­чуя в па­лат­ках, га­ма­ках, на ска­мей­ках.

- Я до­воль­но позд­но по­нял, что соц­се­ти да­ют боль­шие ди­ви­ден­ды, ес­ли бы я на­чал за­ни­мать­ся этим с са­мо­го на­ча­ла, то уже был бы на дру­гом уровне, в том чис­ле фи­нан­со­вом, - уве­рен Пы­хов. - Есть же раз­ни­ца - за­пи­сать клип в Арк­ти­ке за спон­сор­ские день­ги ли­бо на Амур­ских стол­бах за соб­ствен­ный счёт.

По­сле то­го прыж­ка с небоскрёба его де­пор­ти­ро­ва­ли из Ки­тая и за­пре­ти­ли по­се­щать стра­ну в те­че­ние пя­ти лет. А он с ко­ман­дой хо­тел по­ста­вить там ми­ро­вой ре­корд, спрыг­нув с ве­рёв­кой с мо­ста вы­со­той 560 мет­ров. Но бу­дут но­вые про­ек­ты: пры­жок в винг­сью­те с на­тя­ну­то­го тро­са в 340-мет­ро­вом ка­ньоне в Тур­ции, воз­мож­ный пры­жок с те­ле­баш­ни в Ку­а­ла-Лум­пур, уча­стие во все­воз­мож­ных events, ко­то­рые про­во­дят па­ра­шю­ти­сты во всём ми­ре.

В ста­ту­се Алек­сея в соц­се­тях зна­чит­ся: «Ваш по­то­лок - это мой пол». Не в плане сво­е­го вос­хва­ле­ния, а в ка­че­стве обо­зна­че­ния ме­ста, ку­да он все­гда при­зем­ля­ет­ся.

- Ка­кой мой по­то­лок? - на се­кун­ду за­ду­мы­ва­ет­ся па­рень. - Стра­ха в прин­ци­пе нет. Го­ло­вой ду­мать. Встре­чал очень мно­го без­го­ло­вых лю­дей, ко­то­рые не мо­гут оста­но­вить­ся. Глу­пые дол­го не жи­вут. Ду­маю, я удач­лив, но уда­ча мо­жет кон­чить­ся. По­это­му лю­бой мой пры­жок, преж­де все­го, тон­кий про­счёт. Ино­гда го­то­вишь­ся дол­го, под­ни­ма­ешь­ся на вы­со­ту и по­ни­ма­ешь - здесь пры­гать нель­зя. Не по­то­му, что я бо­юсь, а по­то­му что по­ни­маю: слу­чит­ся бе­да. По­это­му я лег­ко ухо­жу.

Ему 33 го­да, он не же­нат, де­тей нет и не стре­мит­ся к это­му: «Ес­ли ты от­вет­стве­нен ещё за ка­кие-то жиз­ни, то сво­ей не име­ешь пра­ва рис­ко­вать».

Но ты всё рав­но бе­ре­ги се­бя, Лё­ха Пы­хов, че­ло­век без башни.

Сво­бод­ный по­лёт, ветер в ушах и стре­ми­тель­но несу­ща­я­ся на те­бя зем­ля - что ещё на­до?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.