В

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - СУДЬБЫ - От­дел ре­кла­мы: Под­го­то­вил Вик­тор СОБОЛЕВ

ГО­ДУ ЧУДАКОВЫ УБИ­ЛИ СЕ­БЯ И СВОЮ ДОЧЬ.

Но Си­бирь и за­ка­ли­ла его ха­рак­тер, укре­пи­ла ми­ро­воз­зре­ние, и, ко­неч­но, да­ла бес­цен­ный за­пас жиз­нен­ных впе­чат­ле­ний для твор­че­ства. Воз­мож­но, ссыл­ка и сде­ла­ла Чу­да­ко­ва на­сто­я­щим пи­са­те­лем. вал бур­ный эко­но­ми­че­ский рост. Но и про­блем во всех сфе­рах жизни хва­та­ло. То же и в куль­тур­ной жизни: с од­ной сто­ро­ны, в го­ро­де несколь­ко те­ат­раль­ных трупп, с ко­то­ры­ми ра­бо­та­ют из­вест­ные в пре­де­лах всей стра­ны ан­тре­пре­нё­ры. Из­да­ёт­ся мно­же­ство га­зет, ли­те­ра­тур­ных жур­на­лов. С дру­гой сто­ро­ны, сви­реп­ству­ют цен­зу­ра и по­ли­ти­че­ский сыск, мно­гие жур­на­ли­сты и пи­са­те­ли «под колпаком» по­ли­ции.

Тем не ме­нее наи­боль­шим успе­хом у амур­чан поль­зу­ет­ся со­ци­аль­но за­ост­рён­ная са­ти­ра, осо­бен­но так на­зы­ва­е­мые ма­лень­кие фе­лье­то­ны, ко­то­ры­ми за­пол­не­ны стра­ни­цы всей пе­ри­о­ди­ки. Здесь ра­бо­та­ет пле­я­да бле­стя­щих амур­ских са­ти­ри­ков-фе­лье­то­ни­стов.

Но всех за­тме­ва­ет Чу­да­ков. Под мно­же­ством псев­до­ни­мов: Аму­рец, Бо­сяк, Гус­ляр, Яз­ва, Бли­но­хват, Граж­да­нин Уклей­кин, Мисс Нел­ли, Со­ло­вей Раз­бой­ник, Чи­жик и т. д. - он ра­бо­та­ет в га­зе­тах «Амур­ский край» и «Тор­го­во-про­мыш­лен­ный ли­сток объявлений».

Вско­ре его то­ва­рищ по ссыл­ке Дмит­рий Чер­ны­шёв по­кон­чил жизнь са­мо­убий­ством, потеряв на­деж­ду на из­ле­че­ние. А же­на Дмит­рия ста­ла су­пру­гой Чу­да­ко­ва.

Но в на­ча­ле 1909 го­да Фё­до­ра аре­сто­ва­ли отыс­кав­шие его жан­дар­мы и на пол­го­да по­ме­сти­ли в Бла­го­ве­щен­скую тюрь­му. Уди­ви­тель­но, но и здесь по­эт умуд­ря­ет­ся из­да­вать­ся, ра­бо­тая день и ночь.

В том же 1909 го­ду у Чу­да­ко­ва ро­ди­лась дочь На­та­ша. Но осте­пе­нять­ся гла­ва се­мей­ства не же­ла­ет и, слов­но драз­ня жан­дар­мов, про­дол­жа­ет вы­пуск яв­но ре­во­лю­ци­он­ных ве­щей, сно­ва по­па­дая в 1913 го­ду в тюрь­му.

Имен­но в бла­го­ве­щен­ский пе­ри­од твор­че­ства Чу­да­ков ста­но­вит­ся на­сто­я­щим ма­сте­ром ху­до-

Н.Н. Се­маш­ко ­ ге­не­раль­ный ди­рек­тор И.В. Зу­ба­рев ­ глав­ный ре­дак­тор же­ствен­но­го сло­ва. Ра­бо­ты по гор­ло: в од­них га­зе­тах он один из са­мых про­дук­тив­ных и по­пу­ляр­ных со­труд­ни­ков, в дру­гих - ре­дак­тор-из­да­тель и ос­нов­ной ав­тор. Как из рога изоби­лия сып­лют­ся фе­лье­то­ны, сти­хи, са­ти­ри­че­ские ле­ген­ды и сказки. Здесь же ли­ри­ка, про­за, дра­ма­тур­гия, пуб­ли­ци­сти­ка.

Но, идей­ный враг мо­нар­хии, пе­ре­нес­ший за ре­во­лю­ци­он­ные взгля­ды тюрь­мы и ссыл­ки, Чу­да­ков ни Фев­раль, ни Октябрь 1917-го не при­нял. В на­ча­ле 1918 го­да он на­чал из­да­вать са­ти­ри­че­ский жур­нал «Дятел, бес­пар­тий­ный», кри­ти­куя тех, ко­го он на­зы­вал «власть-со­вет­ски­ми».

А 28 фев­ра­ля то­го же го­да, в день, ко­гда в Бла­го­ве­щен­ске от­ря­ды крас­ных по­то­пи­ли в кро­ви так на­зы­ва­е­мый Га­мов­ский мя­теж, Чу­да­ков и его же­на по­кон­чи­ли жизнь са­мо­убий­ством, обо­рвав жизнь и сво­ей де­вя­ти­лет­ней до­че­ри На­та­ши.

Из пись­ма Чу­да­ко­ва бра­ту Дмит­рию: «...Уми­ра­ем ра­дост­но. Впе­ре­ди ви­дим мно­го лет скор­би и муки. Под­ли­чать и при­спо­соб­лять­ся не же­ла­ем... Ду­маю, что про­жил свою жизнь чест­но, сде­лал для на­ро­да всё, что бы­ло в си­лах, и те­перь, ви­дя, что на­род идёт по лож­но­му пу­ти, ухо­жу от жизни. Ду­маю, что и это чест­но».

Об­ще­ствен­ная ре­ак­ция на уход из жизни пи­са­те­ля бы­ла для При­аму­рья бес­пре­це­дент­ной: ни­ко­гда смерть мест­но­го ав­то­ра не вы­зы­ва­ла та­ко­го по­тря­се­ния, не ка­за­лась на­столь­ко непо­пра­ви­мой для ли­те­ра­ту­ры. Ве­лись раз­го­во­ры о ско­ром из­да­нии пер­вой се­рии из­бран­ных про­из­ве­де­ний Чу­да­ко­ва: пье­сы «Из­гнан­ни­ки», по­э­мы в сти­хах

(4162) 20­19­40 «Оча­ро­ван­ный ле­ший», по­ве­сти «Ди­а­на Кедров­ская», рас­ска­за «Та­тья­на» и т. д.

Но в ито­ге всё «вы­дох­лось» - и по­смерт­ное из­да­ние со­чи­не­ний, и уста­нов­ка па­мят­ни­ка, и со­хра­не­ние ар­хи­ва Фё­до­ра Ива­но­ви­ча. Ар­хив во­об­ще бес­след­но ис­чез по­сле смер­ти род­но­го бра­та Чу­да­ко­ва - Дмит­рия, един­ствен­но­го хра­ни­те­ля ав­тор­ских прав на со­чи­не­ния са­ти­ри­ка.

Сле­ду­ю­щие 70 лет о Чу­да­ко­ве ни зву­ка. Мно­гие по­ко­ле­ния чи­та­те­лей да­же не по­до­зре­ва­ли о его су­ще­ство­ва­нии. Воз­мож­но, по этой при­чине литературная жизнь пред­ре­во­лю­ци­он­но­го Бла­го­ве­щен­ска, да и При­аму­рья, да­же ис­ку­шён­ным лю­дям ка­за­лась пу­стын­ной и ма­ло­ин­те­рес­ной.

Пер­вым о Чу­да­ко­ве, бо­лее чем че­рез 50 лет по­сле его са­мо­убий­ства, вспом­нил Ана­то­лий Ло­сев, ос­но­ва­тель ли­те­ра­тур­но­го кра­е­ве­де­ния При­аму­рья. В его ар­хи­ве на­шлись на­брос­ки неокон­чен­ной ста­тьи о са­ти­ри­ке. Бо­лее мас­штаб­ные ис­сле­до­ва­ния раз­вер­ну­лись в по­след­нее де­ся­ти­ле­тие - на­шлись счи­тав­ши­е­ся утра­чен­ны­ми сбор­ник ли­ри­ки «Пе­ре­жи­тое» (1909) и сбор­ник фе­лье­то­нов и сти­хо­тво­ре­ний «Шпиль­ки» (1909), по кру­пи­цам со­бра­ны мно­гие про­из­ве­де­ния.

Про­из­ве­де­ния Фё­до­ра Ива­но­ви­ча, по утвер­жде­нию со­вре­мен­ни­ков, ни­чем не усту­па­ли са­ти­ре Са­ши Чёр­но­го, Ар­ка­дия Авер­чен­ко, Ар­ка­дия Бу­хо­ва, Тэф­фи (На­деж­ды Лох­виц­кой). И боль­шая уда­ча, что се­год­ня есть хоть ка­кие-то све­де­ния об амурском са­мо­род­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.