И В ТЮРЬ­МЕ ЕСТЬ ПРА­ВА

Но, за­щи­щая их, че­ло­век дол­жен ид­ти до кон­ца

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Вик­тор СОБОЛЕВ

- А что ста­ло толч­ком для ра­бо­ты с за­клю­чён­ны­ми?

- Изна­чаль­но я хо­те­ла ра­бо­тать в ор­га­нах, при­чём с несо­вер­шен­но­лет­ни­ми. По­че­му с ни­ми? Я ещё в пси­х­дис­пан­се­ре об­ра­ти­ла вни­ма­ние, как мно­го де­тей сре­ди па­ци­ен­тов, и всё ду­ма­ла: по­че­му они? И ещё во­прос воз­ник: с обыч­ны­ми людь­ми есть ко­му ра­бо­тать - а как быть с те­ми, кто с от­кло­не­ни­я­ми?

И вот уже по­том о су­ще­ство­ва­нии на­блю­да­тель­ной ко­мис­сии я узна­ла от на­ше­го де­ка­на в ву­зе - она пи­са­ла док­тор­скую об об­ра­зо­ва­нии за­клю­чён­ных. Она же пред­ло­жи­ла мне всту­пить в ко­мис­сию.

- Го­во­рят, от су­мы и тюрь­мы не за­ре­кай­ся. Вы встре­ча­ли под­твер­жде­ние этих слов?

- При­ме­ров пол­но! Вот за­ни­мал­ся че­ло­век до­воль­но дол­го об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­стью, то­же за­щи­щал пра­ва за­клю­чён­ных. А по­том стал брать взят­ки - и в ито­ге ока­зал­ся сре­ди тех, с кем ра­бо­тал.

- Ча­сто ли в тюрь­му по­па­да­ют без­вин­ные?

- Чест­но го­во­ря, та­кую ста­ти­сти­ку я не ве­ла, но по­сле ва­ше­го во­про­са за­ду­ма­лась - по­жа­луй, хо­ро­шо бы про­ве­сти та­кой мо­ни­то­ринг. Во­об­ще, во­прос без­вин­но­сти - от­но­си­тель­ный. Боль­шой про­цент осуж­дён­ных вы­ска­зы­ва­ют­ся о соб­ствен­ной неви­нов­но­сти, немно­гие са­ми се­бя осуж­да­ют. А вот лю­дей, ко­то­рых по та­кой-то ста­тье мож­но бы­ло не са­жать, а дать услов­ный срок, - та­ких мно­го.

- Итак, да­же за ре­шёт­кой у че­ло­ве­ка есть некие пра­ва?

- Те же, что и у лю­дей на сво­бо­де: лич­ност­ные (пра­во на жизнь, до­сто­ин­ство, сво­бо­да со­ве­сти, ве­ро­ис­по­ве­да­ния), по­ли­ти­че­ские, со­ци­аль­ные, эко­ло­ги­че­ские, куль­тур­ные.

Ко­неч­но, неиз­беж­ны слу­чаи на­ру­ше­ния этих прав, к при­ме­ру ко­гда со­труд­ник (по-на­род­но­му - над­зи­ра­тель) раз­мыш­ля­ет: «Я ему не обя­зан - он пре­ступ­ник!»

- Как во­об­ще скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния «охран­ник - за­клю­чён­ный»?

- По-раз­но­му. Со­труд­ник, по су­ти, тот же за­клю­чён­ный, точ­нее, его ра­бо­та - че­ты­ре тю­рем­ные сте­ны. И он сам по­сте­пен­но мо­жет под­верг­нуть­ся де­гра­да­ции, мо­жет со­рвать­ся, за­пси­хо­вать. И ещё охран­ник пре­крас­но по­ни­ма­ет, что он над кем-то: «Это я от­кры­ваю те­бе за­мок, я ре­шаю, ко­гда те­бе есть и пить»… Че­ло­век власть лю­бит.

Ну и пол­но при­ме­ров, ко­гда со­труд­ни­ки с се­рьёз­ным ста­жем ра­бо­ты сры­ва­лись, из­би­ва­ли за­клю­чён­ных, за что и ока­зы­ва­лись уже по ту сто­ро­ну ре­шёт­ки.

- Ка­ким же об­ра­зом ва­ша ко­мис­сия за­щи­ща­ет пра­ва за­клю­чён­ных?

- На­ша за­да­ча как правозащитной ко­мис­сии - кон­тро­ли­ро­вать ис­пол­не­ние за­ко­но­да­тель­ства, ведь ес­ли че­ло­век об­ра­ща­ет­ся к тю­рем­но­му на­чаль­ству со сво­ей про­бле­мой, а на него не об­ра­ща­ют вни­ма­ния, это гро­зит ка­ким-ли­бо взры­вом. И мы мо­жем по­мочь, в част­но­сти, предот­вра­тить этот взрыв.

У нас ещё по­че­му-то непра­виль­но по­ни­ма­ют сло­во «за­щи­та»: «Как вы мо­же­те убийц защищать?» По­вто­ряю, мы за­щи­ща­ем ис­пол­не­ние за­ко­на.

- Вы под­ни­ма­ли в том чис­ле во­про­сы стан­дар­тов лечения за­клю­чён­ных - то есть и пра­во на ме­доб­слу­жи­ва­ние есть?

- Ко­неч­но. И про­бле­мы с ме­доб­слу­жи­ва­ни­ем под­час та­кие же, как на сво­бо­де. На­при­мер, нехват­ка нуж­ных ле­карств, мед­пер­со­на­ла. Хо­тя в по­след­нее вре­мя кар­ти­на ме­ня­ет­ся в луч­шую сто­ро­ну.

Да, мно­гие счи­та­ют: «Тюрь­ма - это не ку­рорт! Здесь долж­но быть пло­хо - это на­ка­за­ние!» Но вот по­пал че­ло­век в тюрь­му здо­ро­вым, а вы­шел ис­ка­ле­чен­ным: по­лу­чил, ска­жем, ту­бер­ку­лёз, псо­ри­аз и т. д. А ку­да он вы­хо­дит? К нам, здо­ро­вым лю­дям. Вы­хо­дит, мы са­ми се­бе да­рим та­кой «бу­кет».

РАЗ­НАЯ СВО­БО­ДА

- Че­му учит че­ло­ве­ка ли­ше­ние сво­бо- ды?

- На­вер­ное, то­му, как пра­виль­но рас­пре­де­лить своё вре­мя и во­об­ще жизнь. Это ме­сто, где че­ло­век мо­жет не спе­ша по­ду­мать, что он во­об­ще сде­лал в жиз­ни. И тот, кто по­нял, что та­кое сво­бо­да и как ею рас­по­ря­дить­ся, на­вер­ное, са­мый счаст­ли­вый че­ло­век. У нас же ведь су­ще­ству­ет кон­фликт сво­бод: есть лич­ное по­ни­ма­ние сво­бо­ды, а есть по­ни­ма­ние со сто­ро­ны за­ко­на.

- Ду­маю, ещё один неод­но­знач­ный во­прос: нуж­но ли воз­вра­щать смерт­ную казнь или хва­та­ет по­жиз­нен­но­го за­клю­че­ния?

- Дей­стви­тель­но, об этом спо­рят до сих пор, и осо­бен­но ярост­но - ко­гда слу­ча­ют­ся ре­зо­нанс­ные пре­ступ­ле­ния. А для то­го же по­жиз­нен­но­го, по идее, долж­на быть та­кая изо­ля­ция… со­от­вет­ству­ю­щая на­ка­за­нию. У нас в Амур­ской об­ла­сти и по­ме­ще­ний та­ких нет.

Ещё один спор­ный во­прос - адек­ват­ность на­ка­за­ния. По­че­му вли­я­тель­но­му че­ло­ве­ку при­суж­да­ют до­маш­ний арест за та­кое пре­ступ­ле­ние, за ко­то­рое ря­до­во­го по­са­ди­ли бы, на­вер­ное, на всю жизнь? И ведь лю­ди ви­дят всю неспра­вед­ли­вость этой жиз­ни…

- Че­ло­век по­сле тюрь­мы боль­ше не бу­дет преж­ним?

- Бу­дет - ес­ли, к при­ме­ру, со­хра­нил со­ци­аль­ную связь со сво­ей се­мьёй. Хо­тя ми­ро­вос­при­я­тие, ко­неч­но, из­ме­нит­ся, это сто про­цен­тов. А вот что де­лать, ку­да ид­ти оди­но­ким? Мно­гие же от безыс­ход­но­сти сно­ва со­вер­ша­ют пре­ступ­ле­ния и воз­вра­ща­ют­ся в тюрь­му.

Моя цель на бу­ду­щее - со­здать от­дель­ный ре­а­би­ли­та­ци­он­ный центр имен­но для тех, ко­му по­сле вы­хо­да на сво­бо­ду неку­да ид­ти. Я бы­ла в несколь­ких по­доб­ных цен­трах по Рос­сии, смот­ре­ла ор­га­ни­за­цию. Не­ко­то­рые ре­а­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры есть и у нас в об­ла­сти, но у них иное на­прав­ле­ние ра­бо­ты, есть внут­рен­ние осо­бен­но­сти, ко­то­рые, чест­но го­во­ря, не со­всем при­ем­ле­мы.

- Ва­ша ко­мис­сия од­на на всю об­ласть?

- Да, при­чём из вось­ми че­ло­век в со­ста­ве пло­до­твор­но ра­бо­та­ли пять-шесть - та­кое ко­ли­че­ство опре­де­ле­но Об­ще­ствен­ной па­ла­той РФ. И од­но­го эн­ту­зи­аз­ма для этой ра­бо­ты ма­ло - лю­ди долж­ны быть к это­му под­го­тов­ле­ны. Не­ко­то­рые и не вы­дер­жи­ва­ют - ухо­дят.

И со­здать та­кую ко­мис­сию непро­сто. Долж­на быть об­ще­ствен­ная ор­га­ни­за­ция, про­ра­бо­тав­шая не ме­нее пя­ти лет и обя­за­тель­но име­ю­щая в сво­ём уста­ве пра­во­за­щит­ное на­прав­ле­ние. И эта ор­га­ни­за­ция мо­жет вы­дви­нуть лишь двух кан­ди­да­тов в ко­мис­сию. А вот ес­ли не бу­дет та­ких ор­га­ни­за­ций в об­ла­сти, то и ко­мис­сии не бу­дет!

Фо­то с сай­та coudяront.net

Тюрь­ма - ме­сто, где че­ло­век мо­жет не спе­ша по­ду­мать, что он сде­лал в жиз­ни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.