В ГЛА­ЗАХ ­ ТЬМА, В ДУ­ШЕ ­ СВЕТ

Как из­ме­ни­лась жизнь амур­ча­ни­на с по­те­рей зре­ния?

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Виктория ТЕЛЕПНЁВА

Об этом рассказал амур­ский ма­ну­аль­ный те­ра­певт Вик­тор ЧЕР­НЫХ, ко­то­рый больше 20 лет на­зад ли­шил­ся зре­ния.

ДО­РО­ГА К МАССАЖУ

- Вик­тор Яко­вле­вич, в Бла­го­ве­щен­ске вас мно­гие зна­ют как опыт­но­го ма­ну­аль­щи­ка, ко­то­рый ру­ка­ми чув­ству­ет больше, чем иные ви­дят глазами. А са­ми-то вы от­ку­да ро­дом?

- Я вос­пи­ты­вал­ся в дет­до­ме по­сёл­ка Зель­ви­но, в 1944 го­ду при­ём­ные ро­ди­те­ли при­вез­ли ме­ня в Бла­го­ве­щенск. Дет­ство про­шло вАстра­ха­нов­ке, там же окон­чил семь классов шко­лы, но па­ца­ны мы бы­ли воль­ные - учё­ба на по­след­нем ме­сте. И отец мне ска­зал: «Не хочешь учить­ся - иди ра­бо­тать». Вот с 14 лет и на­чал­ся мой тру­до­вой стаж. Ни­ко­гда не ле­нил­ся. Пер­вый опыт был в тресте «Рай­чи­х­уг­ле­строй», лю­ди там бы­ли на­дёж­ные: фрон­то­ви­ки, ра­бот­ни­ки ком­му­ни­сти­че­ско­го тру­да - и мы, мо­ло­дёжь.

По­том всту­пил в ком­со­мол, до­учил­ся в ве­чер­ней шко­ле, по­сту­пил в стро­и­тель­ный тех­ни­кум, и хо­тя мне так и не уда­лось его за­кон­чить, стро­и­тель­ство я не оста­вил. От ра­бо­ты не от­ка­зы­вал­ся, вез­де был на хо­ро­шем сче­ту, бы­ли и бла­го­дар­но­сти, и зна­ки по­чё­та. Но на ра­бо­те одна зар­пла­та, а жизнь-то дик­то­ва­ла свои усло­вия. На тот мо­мент у ме­ня уже под­рас­та­ли сын и дочь, на­до бы­ло кор­мить се­мью - брал всё больше ка­лы­мов, как го­во­рит­ся.

Во вре­мя та­кой подработки и про­изо­шёл несчаст­ный слу­чай. Мы ве­ли от­де­лоч­ные ра­бо­ты на уг­лу улиц За­го­род­ной и Крас­но­ар­мей­ской, и вот в од­ну се­кун­ду шланг с из­вест­ко­вым рас­тво­ром под боль­шим дав­ле­ни­ем лоп­нул - и стру­ёй мне за­ли­ло гла­за, ли­цо… Ду­мал, что ли­цо будет обез­об­ра­же­но, но кожа всё-та­ки вос­ста­но­ви­лась, а вот зре­ние… То­гда мне бы­ло 34 го­да.

- И не бы­ло ни ма­лей­шей на­деж­ды спа­сти гла­за?

- Де­ло-то бы­ло на ка­лы­ме - при­шлось бить­ся, про­би­вать­ся, до­би­вать­ся по­мо­щи. Мне та­кие бю­ро­кра­ти­че­ские пре­по­ны ста­ви­ли! Мол, кто те­бя ту­да по­сы­лал? Ни­кто! Вот и всё…

В ка­кие две­ри толь­ко не сту­чал­ся. Вра­чи по­на­ча­лу да­ва­ли на­деж­ду: зре­ние долж­но вос­ста­но­вить­ся. Ну а раз долж­но, то я как огла­шен­ный бе­гал и цеп­лял­ся за каж­дый шанс. Толь­ко в на­шей об­ласт­ной боль­ни­це пе­ре­нёс де­вять опе­ра­ций. Но улучшений не бы­ло, и мне чест­но ска­за­ли, что нуж­но об­ра­щать­ся в за­пад­ные кли­ни­ки, но у ме­ня не бы­ло де­нег. То­гда мне по­со­ве­то­ва­ли ехать в Ар­хан­гельск, там я на­шёл вра­ча, ко­то­рый не за день­ги, а на со­весть по­мо­га­ет лю­дям. Так и ле­тал к нему в кли­ни­ку пять лет под­ряд, пе­ре­нёс ещё 15 опе­ра­ций: пе­ре­сад­ки, транс­план­та­ты, бра­ли ма­те­ри­ал с ушей, укреп­ля­ли ро­го­ви­цу, из по­ло­сти рта сли­зи­стую под­ши­ва­ли, ис­кус­ствен­ные про­те­зы даже бы­ли.

В об­щем, бла­го­да­ря всем уси­ли­ям на ле­вый глаз зре­ние нем­но­го вер­ну­лось - ви­дел метров на 20 - 30, мог узнать че­ло­ве­ка, ко­то­рый со мной здо­ро­ва­ет­ся, мог хо­тя бы до­ро­гу пе­рей­ти. Но уже че­рез пол­го­да все ста­ра­ния про­фес­со­ра со­шли на нет - и для ме­ня тём­ная ночь на­ста­ла на­все­гда. Мои «одис­сеи»за­кон­чи­лись, я пе­ре­стал ез­дить на опе­ра­ции.

- Как же вы ста­ли мас­са­жи­стом?

- На­ча­лась пе­ре­строй­ка. Со­бы­тия в стране в оче­ред­ной раз по­ка­зы­ва­ли, что ждать по­мо­щи неот­ку­да, и я ска­зал се­бе: «Всё, хватит! Ищи, на что ты спо­со­бен!» И при­шла в го­ло­ву одна идея. Ко­гда был в кли­ни­ке Ар­хан­гель­ска, по­зна­ко­мил­ся там с мас­са­жи­ста­ми из Ро­сто­ва и Кур­га­на. Я слу­шал их раз­го­во­ры о мас­са­же, всту­пал в диалог, ин­те­ре­со­вал­ся неко­то­ры­ми тон­ко­стя­ми. По­ду­мал: «Ес­ли эти ре­бя­та мо­гут, так по­че­му же я не смо­гу?»

И стал по но­вой про­би­вать брешь бю­ро­кра­ти­че­ской си­сте­мы. Вез­де твер­ди­ли, что не по­ло­же­но мне, как ин­ва­ли­ду, мно­го тру­дить­ся, а зна­чит, и учить­ся не сто­ит. Но я про­сил: «На­учи­те! Мне бы толь­ко по­зна­ния по­лу­чить, а ру­ка­ми и го­ло­вой смо­гу ра­бо­тать». И мы до­го­во­ри­лись с ди­рек­то­ром ле­чеб­но-оздо­ро­ви­тель­но­го ре­а­би­ли­та­ци­он­но­го цен­тра Алек­сан­дром Алек­се­е­ви­чем Ка­та­е­вым: один раз не сдам за­чёт - обу­че­ние пре­кра­ща­ем. И я взял­ся за учё­бу.

Че­рез год я успешно сдал все за­чё­ты, по­лу­чил удо­сто­ве­ре­ние и устро­ил­ся в здрав­пункт неда­ле­ко от до­ма. Это был хо­ро­шо обу­стро­ен­ный неболь­шой ка­би­нет, па­ци­ен­тов бы­ло до­ста­точ­но. Но по­том на­ча­лись за­держ­ки зар­плат, лю­дям ста­ло не до мас­са­жа - вы­жить бы! При­шлось ис­кать ра­бо­ту по пред­при­я­ти­ям.

Так и стал по­мо­гать лю­дям на до­му. Са­ра­фан­ное радио ра­бо­та­ло не ху­же лю­бой ре­кла­мы. На­вер­ное, ле­чил бы пло­хо - лю­ди бы не про­си­ли о по­мо­щи. При­ни­мал очень мно­го па­ци­ен­тов. До сих пор по старой па­мя­ти лю­ди зво­нят: ко­му со­ве­том по­мо­гу, с кем ре­цеп­том на­род­ным по­де­люсь, а ко­го-то про­сто сло­вом добрым под­дер­жу.

С НА­ДЕЖ­ДОЙ

- Вы, зна­чит, по жиз­ни бо­рец? - Нас вос­пи­ты­ва­ли в ду­хе твор­че­ско­го по­ры­ва, пат­ри­о­тиз­ма, и ес­ли бы по мо­ло­до­сти кто-то в мо­ём при­сут­ствии ска­зал бы что-то пло­хое о мо­ей Ро­дине - СССР, я, как ярый ком­со­мо­лец, глот­ку бы пе­ре­грыз. Ме­ня бы уби­ли, но и я бы за со­бой по­та­щил. Но ко­гда столк­нул­ся ли­цом к ли­цу с ре­аль­но­стью и ны­неш­ние гос­по­да ком­му­ни­сты, вла­сти пре­дер­жа­щие, пи­на­ли ме­ня с мо­и­ми про­бле­ма­ми, мол, мы те­бя не зна­ем, на строй­ку не по­сы­ла­ли, тут-то я осо­знал, где добро, где зло, ро­зо­вые оч­ки быст­ро сле­те­ли с глаз. Как тут не ста­нешь бор­цом? Но жизнь рас­по­ря­ди­лась по спра­вед­ли­во­сти: каж­до­му обид­чи­ку мо­е­му судь­бу да­ла по за­слу­гам, кто-то уже ушёл в мир иной, а я ещё жи­ву! И по­ка ну­жен лю­дям, бу­ду жить!

- Ну и су­пру­ге спа­си­бо за под­держ­ку?

- А как же без На­деж­ды Пет­ров­ны?! Вез­де и всю­ду со мной, и мо­раль­но под­дер­жи­ва­ла, и фи­зи­че­ски по­мо­га­ла. И в Ар­хан­гельск ле­та­ла, и на Ал­тай ез­ди­ла, в шко­ле ре­а­би­ли­та­ции в Бий­ске по­мо­га­ла по­сти­гать азы но­вой жиз­ни. Так мы и дер­жим­ся с На­деж­дой за ру­ки уже 58-й год.

- Ну а всё же - как дать се­бе уста­нов­ку не от­ча­и­вать­ся?

- Глав­ное - ни­ко­гда не те­рять чув­ство са­мо­об­ла­да­ния, знать, для че­го ты со­здан и для ко­го жи­вёшь. И в лю­бой слож­ной си­ту­а­ции не те­рять чув­ство соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. Задай се­бе во­прос: кто ты есть? От­ве­тил - зна­чит, бу­дешь стре­мить­ся к нор­маль­ной жиз­ни, не от­ве­тил - про­па­дёшь.

- А что вы се­бе от­ве­ти­ли?

- Что я, преж­де все­го, человек, и не с по­след­ней бук­вы ал­фа­ви­та, а с пер­вой. Мы с же­ной вы­рас­ти­ли дво­их за­ме­ча­тель­ных де­тей, обо­им да­ли хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние. Дочь сей­час в Из­ра­и­ле жи­вёт, сын - в Бла­го­ве­щен­ске.

- А вы ве­ри­те в судь­бу? Мо­же­те се­бя на­звать фа­та­ли­стом?

- Ну а как же! Все мы жи­вём с ве­рой, на­деж­дой и лю­бо­вью - это три сест­ры, ос­но­ва ос­нов. Без это­го человек - бу­каш­ка. И на­до гнать от се­бя зло, за­висть, нена­висть - вот эти три сест­ры всю жизнь пор­тят. Я упо­ваю на во­лю Все­выш­не­го - там мно­го сил и здо­ро­вья, а уже как он рас­су­дит, так и будет. Вот и мне судь­ба до­ста­лась не из лёг­ких, но я все­гда го­во­рю лю­дям: «Жи­ви­те так, как пред­на­чер­та­но, и не жа­луй­тесь».

Во­об­ще, есть в на­шей жиз­ни че­ты­ре энер­ге­ти­че­ские фра­зы: «Я люб­лю те­бя», «Я очень жа­лею», «Про­сти ме­ня», «Я бла­го­да­рю те­бя» - они да­ют каж­дой клет­ке ор­га­низ­ма по­ло­жи­тель­ный за­ряд. А ещё луч­ше жить по за­ве­ту ве­ли­ко­го клас­си­ка - так, что­бы не бы­ло му­чи­тель­но боль­но за бес­цель­но про­жи­тые годы.

КО­ГДА ПОЗАДИ ДВА С ЛИШНИМ ДЕ­СЯТ­КА ОПЕ­РА­ЦИЙ, А ВПЕ­РЕ­ДИ ­ КРОМЕШНАЯ ТЬМА НА ВСЮ ЖИЗНЬ, КАК НЕ ОПУ­СТИТЬ РУ­КИ? КАК НА­УЧИТЬ­СЯ ЖИТЬ ПОЛ­НО­ЦЕН­НО, НЕ ПО­ТЕ­РЯТЬ СЕ­БЯ И СОХРАНИТЬ БОЛЬ­ШОЕ СЕРД­ЦЕ?

В. Чер­ных: «Глав­ное - знать, для че­го ты со­здан».

Фо­то ав­то­ра Фо­то из се­мей­но­го ар­хи­ва

С се­мьёй. Ещё зря­чий.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.