КРОВАВАЯ НЕДЕЛЯ

Амур­ские кра­е­ве­ды от­кры­ли прав­ду о Га­мов­ском мя­те­же

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - ИСТОРИЯ - От­дел ре­кла­мы: Вик­тор СОБОЛЕВ

В ПРИАМУРЬЕ В СВЕТ ВЫ­ШЛА КНИГА «БЛА­ГО­ВЕ­ЩЕНСК. МАРТ 1918 ГО­ДА» ­ ПЕРВОЕ ЗА 100 ЛЕТ КРАЕВЕДЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ, ПРЕДСТАВИВШЕЕ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ПРОТИВОБОРСТВУЮЩИХ СТО­РОН, А ТАК­ЖЕ СПИСКИ ПОГИБШИХ И РАНЕННЫХ В ХО­ДЕ СОБЫТИЙ НАЧАЛА МАРТА 1918 ГО­ДА, ИЗ­ВЕСТ­НЫХ КАК ГАМОВСКИЙ МЯТЕЖ.

Над кни­гой ра­бо­тал боль­шой кол­лек­тив и не один год. Что же уда­лось узнать?

ШТУРМ ГО­РО­ДА

- В со­вет­ской ис­то­рио­гра­фии при­ме­ня­ли по­ня­тие « Гамовский мятеж » ( тер­мин «мятеж» офор­мил­ся лишь в кон­це 1950-х го­дов), под­ра­зу­ме­вая, что Га­мов, на­каз­ной ата­ман Амур­ско­го ка­за­чье­го вой­ска, под­нял ка­за­ков на борь­бу про­тив со­вет­ской вла­сти, - рас­ска­зы­ва­ет от­вет­ствен­ный ре­дак­тор и один из ав­то­ров, кан­ди­дат фи­ло­соф­ских на­ук Ана­то­лий Те­люк. - Но в то вре­мя со­вет­ской вла­сти в Бла­го­ве­щен­ске ещё не бы­ло. Наш город в на­ча­ле 1918-го во­об­ще оста­вал­ся един­ствен­ным ме­стом на во­сто­ке стра­ны, где дей­ство­ва­ла за­кон­но из­бран­ная и ра­бо­то­спо­соб­ная власть, уста­нов­лен­ная по­сле фев­ра­ля 1917 го­да. Боль­шую роль в успеш­но­сти ра­бо­ты Ду­мы сыг­ра­ла под­держ­ка го­ро­жан - Бла­го­ве­щенск был бо­га­тым го­ро­дом с ми­ни­маль­ной до­лей ре­во­лю­ци­он­ной мас­сы. Здесь во­об­ще в 1917 - 1918 го­дах не бы­ло мас­со­вых внут­рен­них сил, за­ин­те­ре­со­ван­ных в свер­же­нии су­ще­ство­вав­шей вла­сти. Ни­ще­та, конечно, бы­ла, но не кри­ти­че­ская. Про­ле­та­ри­ат в по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве со­став­ля­ли ки­тай­цы, а они в по­ли­ти­ку не вме­ши­ва­лись. Ра­бо­чие здесь бы­ли ма­сте­ра­ми вы­со­кой ква­ли­фи­ка­ции: им пла­ти­ли боль­шие день­ги, стро­и­ли для них до­ма - к че­му им ре­во­лю­ция? Что ка­са­ет­ся ка­за­ков, то они, как ре­аль­ная си­ла, за­щи­ща­ли город толь­ко в первые дни бо­ёв, а по­том ушли в Са­ха­лян (преж­нее на­зва­ние ки­тай­ско­го Хэй­хе). Жертв вос­ста­ния по­хо­ро­ни­ли, в том чис­ле в брат­ской мо­ги­ле. Март 1918 го­да. Да и сам Га­мов был лишь фор­маль­ным ру­ко­во­ди­те­лем про­ти­во­сто­я­ния. Со­вет­ские ис­то­ри­ки за­пи­са­ли его в бе­ло­гвар­дей­цы, хо­тя он не имел к ним ни­ка­ко­го от­но­ше­ния.

Итак, ис­пол­ком со­ве­та ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов во гла­ве с Фё­до­ром

Му­хи­ным сво­ей вла­сти в Бла­го­ве­щен­ске не уста­но­вил. То­гда из Ха­ба­ров­ска при­сла­ли боль­ше­вист­ских ко­мис­са­ров во гла­ве с Та­бель­со­ном (Крас­но­щё­ко­вым) и Гу­бель­ма­ном. Те на­ча­ли ра­бо­тать с мест­ной про­тестной мас­сой: де­мо­би­ли­зо­ван­ные сол­да­ты, остав­ши­е­ся по­сле раз­ва­ла рос­сий­ской ар­мии без де­нег и ра­бо­ты (к мар­ту к го­ро­ду под­тя­ну­лось до 15 ты­сяч бой­цов так на­зы­ва­е­мой крас­ной гвар­дии), при­ис­ко­вые ра­бо­чие, остав­ши­е­ся к весне по­сле зи­мов­ки в го­ро­де без средств к су­ще­ство­ва­нию (взры­во­опас­ный кон­тин­гент), а так­же кре­стьяне из окруж­ных де­ре­вень.

За­щит­ни­ков го­ро­да от боль­ше­ви­ков бы­ло, по раз­ным све­де­ни­ям, око­ло трёх ты­сяч человек: обы­ва­те­ли, уча­щи­е­ся гим­на­зии, ре­аль­но­го и реч­но­го учи­лищ, горст­ка офи­це­ров, при­быв­ших из Ир­кут­ска по­сле раз­гро­ма их боль­ше­ви­ка­ми, ка­за­ки.

Бои шли неде­лю. Са­мые оже­сто­чён­ные - в рай­оне ж.-д. вок­за­ла, у пе­ре­се­лен­че­ско­го управ­ле­ния (неда­ле­ко от Воз­не­сен­ско­го клад­би­ща) и воз­ле тюрь­мы. Вдоль Зеи обо­ро­ну дер­жа­ла уча­ща­я­ся мо­ло­дёжь - ма­ло­чис­лен­ная, не обу­чен­ная во­ен­но­му де­лу (мно­гие впервые слы­ша­ли ру­жей­ные зал­пы).

За­хват го­ро­да со­про­вож­дал­ся ма­ро­дёр­ством и мас­со­вы­ми гра­бе­жа­ми, убий­ства­ми всех без раз­бо­ра по ма­лей­ше­му по­до­зре­нию. Мас­шта­бы кро­ва­вой вак­ха­на­лии по­ра­зи­ли да­же са­мих ко­мис­са­ров. То­му же Му­хи­ну при­шлось на­во­дить по­ря­док - город рас­тас­ки­ва­ли по ча­стям… К кон­цу ле­та 1918-го пришли япон­ские ин­тер­вен­ты - и му­хин­цы про­сто раз­бе­жа­лись.

- Та­кая рез­ня бы­ла здесь впервые, бо­лее ни­где не по­вто­ря­лась, и Бла­го­ве­щенск до кон­ца 40-х - начала 50-х так и не мог вы­брать­ся из это­го по­тря­се­ния, - от­ме­тил Ана­то­лий Те­люк.

Над те­мой Га­мов­ско­го про­ти­во­сто­я­ния амур­ские кра­е­ве­ды кос­вен­но на­ча­ли ра­бо­тать ещё в 2006 - 2008 гг. К при­ме­ру, в био­гра­фи­ях мно­гих бла­го­ве­щен­ских до­ре­во­лю­ци­он­ных пред­при­ни­ма­те­лей бы­ли ука­за­ны год смер­ти 1918-й и при­чи­на: «по­гиб в дни граж­дан­ской вой­ны» - так за­пи­сы­ва­ли в при­ход­ских кни­гах. При­том что Граж­дан­ская вой­на в стране ещё тол­ком не на­ча­лась.

Чле­ны из­да­тель­ско­го кол­лек­ти­ва (11 человек) про­ве­ли ти­та­ни­че­скую ра­бо­ту в ар­хи­вах Вла­ди­во­сто­ка, Ха­ба­ров­ско­го края, Том­ска, Амур­ской области. Впервые за 100 лет бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны об­шир­ные списки жертв этих событий:

Н.Н. Се­маш­ко ­ ге­не­раль­ный ди­рек­тор И.В. Зу­ба­рев ­ глав­ный ре­дак­тор

ПОИМЁННО

373 име­ни погибших и 326 имён - ра­не­ных (хо­тя на са­мом де­ле их бы­ло го­раз­до боль­ше). Цен­ность в том, что эти циф­ры дос­ко­наль­но про­ве­ре­ны, это не без­ли­кие списки, а лю­ди с име­на­ми и фа­ми­ли­я­ми, долж­но­стя­ми, да­же хоть ка­ки­ми-то све­де­ни­я­ми об их се­мьях. Так что мно­гие ны­неш­ние ро­до­ве­ды, ис­сле­до­ва­те­ли смо­гут взгля­нуть на судь­бу своих пред­ков по-но­во­му.

Огром­ную цен­ность име­ли слу­чай­но по­пав­шие в ру­ки амур­ских кра­е­ве­дов вос­по­ми­на­ния о тех со­бы­ти­ях Я. Л. Ло­ви­ча, ко­рен­но­го бла­го­ве­щен­ца, вер­нув­ше­го­ся в 1918 го­ду по­сле окон­ча­ния Пер­вой ми­ро­вой вой­ны в свой род­ной город.

Кро­ме то­го, в кни­ге пред­став­ле­ны уни­каль­ные до­ку­мен­ты тех лет, на­при­мер ре­пор­таж с по­хо­рон жертв мар­тов­ских событий, про­то­ко­лы до­про­сов Му­хи­на по­сле его аре­ста в 1919 го­ду и т. д.

- Моя ра­бо­та, в част­но­сти, за­клю­ча­лась в иден­ти­фи­ка­ции

Жерт­вы этой ко­рот­кой бра­то­убий­ствен­ной вой­ны по­хо­ро­не­ны на несколь­ких клад­би­щах и в брат­ской мо­ги­ле в Бла­го­ве­щен­ске, Астра­ха­нов­ке, в амур­ских де­рев­нях и в Са­ха­ляне, по­то­му что ми­ни­мум три ты­ся­чи го­ро­жан бе­жа­ли че­рез Амур по­сле раз­гро­ма вос­ста­ния. И да­же от­ту­да ор­га­ни­зо­вы­ва­ли по­мощь бе­жен­цам и со­би­ра­ли свои списки уби­тых, ра­не­ных, раз­граб­лен­ных.

- Мы не ста­ви­ли за­да­чу за­но­во опи­сы­вать со­бы­тия 1918 го­да, про­во­дить ис­то­ри­че­ские ис­сле­до­ва­ния, - под­чёр­ки­ва­ет один из ав­то­ров, кан­ди­дат фи­ло­соф­ских на­ук Та­тья­на Те­люк. - Бы­ло ре­ше­но со­брать весь ма­те­ри­ал по те­ме, дать рав­ную воз­мож­ность вы­ска­зать­ся обе­им про­ти­во­бор­ству­ю­щим сто­ро­нам - вла­сти за­кон­ной и неза­кон­ной. На­ша цель - объ­ек­тив­ность, по­то­му что на про­тя­же­нии ХХ ве­ка со­бы­тия марта 1918 го­да осве­ща­лись од­но­бо­ко, с клас­со­вых по­зи­ций, идео­ло­ги­че­ски вы­ве­рен­но. А чи­та­тель дол­жен де­лать вы­во­ды сам. На­ша книга не для спо­ров, а для раз­мыш­ле­ний.

Фо­то из ар­хи­ва

Ата­ман Га­мов.

Фё­дор Му­хин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.