КАК ГО­РЫ ОЧИЩАЮТ

Но рас­слаб­лять­ся нель­зя да­же на про­стом марш­ру­те

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Вик­тор СОБОЛЕВ

«АЛЬПИНИЗМ – ЭТО ПРО­СТО ОБ­РАЗ ЖИЗ­НИ», ­ УТВЕР­ЖДА­ЕТ ПРЕД­СЕ­ДА­ТЕЛЬ ФЕ­ДЕ­РА­ЦИИ АЛЬПИНИЗМА АМУРСКОЙ ОБ­ЛА­СТИ АЛЕК­САНДР ШЕЛКОВНИКОВ.

На исходе лета-2018 амур­ча­нин в со­ста­ве сбор­ной ко­ман­ды Бу­ря­тии по­ко­рил слож­ней­шую вер­ши­ну - пик Ты­ся­че­ле­тия Кре­ще­ния Ру­си (вы­со­та по­чти 4,5 км), один из пи­ков Тур­ке­стан­ско­го хреб­та в Кир­ги­зии. Вер­ши­ну так на­зва­ли пер­во­про­ход­цы в этих ме­стах в 1988 г. Вос­хож­де­ние здесь от­но­сит­ся к выс­шей ка­те­го­рии слож­но­сти - са­мые слож­ные сте­ны в пост­со­вет­ском про­стран­стве, из­вест­ные в ми­ро­вом аль­пи­низ­ме.

ОПАС­НЕЕ СПУСК?

- Алек­сандр, рас­ска­жи­те о вос­хож­де­нии?

- Это бы­ло в уще­лье Ка­рав­шин. Мы шли сна­ча­ла на го­ру вы­со­той 4810 м. Но ис­пор­ти­лась по­го­да, и нам при­ш­лось спу­стить­ся и пой­ти по дру­го­му марш­ру­ту, немно­го пе­ре­ждав. Го­ра, ко­то­рую мы взя­ли, бы­ла ни­же, но в аль­пи­низ­ме прин­ци­пи­аль­нее не вы­со­та, а слож­ность марш­ру­та - его про­тя­жён­ность, кру­тиз­на го­ры (у нас бы­ло 75-80 гра­ду­сов - прак­ти­че­ски вер­ти­каль­ная сте­на). По этим па­ра­мет­рам, счи­тай, марш­рут был выс­шей ка­те­го­рии слож­но­сти. Впро­чем, этот путь в 2015 г. про­хо­ди­ла ко­ман­да из Ека­те­рин­бур­га - у нас бы­ла воз­мож­ность под­го­то­вить­ся.

Подъ­ём за­нял 3,5 дня. Мож­но ска­зать, хо­ро­ший темп, учи­ты­вая, что пер­во­про­хо­дам по­тре­бо­ва­лось 6 дней. Нам бла­го­во­ли­ла по­го­да, и у нас бы­ло всё чёт­ко рас­счи­та­но, да­же по но­чёв­кам.

Спус­ка­лись же 30 ча­сов бес­пре­рыв­но, по­сколь­ку сте­ны от­вес­ные, по­лок не бы­ло. Неболь­шой пе­ре­рыв, ча­са 1,5, был пе­ред рас­све­том, ко­гда на­шли-та­ки пол­ку. Есть та­кая фра­за: «Подъ­ём тру­ден, спуск опа­сен». Ведь, по ста­ти­сти­ке, по­чти 90% про­ис­ше­ствий про­ис­хо­дит на спус­ке. Лю­ди уже фи­зи­че­ски ис­то­ще­ны, но рас­слаб­лять­ся ра­но. Вер­ши­на за­счи­ты­ва­ет­ся, ко­гда спу­стишь­ся в ба­зо­вый ла­герь.

Для ме­ня этот рай­он ин­те­ре­сен, я дав­но хо­тел ту­да по­пасть. Его на­зы­ва­ют пла­не­той Ка­рав­шин - рай­о­ном Ма­сте­ров. Этот марш­рут из­ве­стен в ми­ро­вом мас­шта­бе. Счи­та­ет­ся: про­шёл эти сте­ны - мо­жешь сме­ло счи­тать се­бя ма­сте­ром альпинизма. Хо­тя у нас и до это­го бы­ли слож­ные марш­ру­ты - и на Кав­ка­зе, и в Ти­бе­те, и в Си­бир­ских го­рах.

- В прошлом го­ду СМИ мно­го пи­са­ли о пер­вом все­рос­сий­ском чем­пи­о­на­те по аль­пи­низ­му в Ин­гу­ше­тии на го­ре Гай­комд, в ко­то­ром и вы участ­во­ва­ли. Как всё то­гда про­шло? Хо­ро­шо ли, ко­гда ка­раб­ка­ешь­ся на вре­мя, за­бы­вая о без­опас­но­сти?

- Для гор та­ко­го уров­ня ор­га­ни­за­ция бы­ла на выс­шем уровне. На­ша груп­па од­ну го­ру про­шла, но на вто­рой, к со­жа­ле­нию, од­но­му из участ­ни­ков ста­ло пло­хо и мы со­шли с марш­ру­та. Что по­де­лать, это пра­ви­ло гор­но­го вос­хож­де­ния. К то­му же, сте­на бы­ла очень слож­ной - че­ло­век один ни­как бы не спу­стил­ся. Алек­сандр Шелковников: «Про­шёл сте­ны уще­лья Ка­рав­шин - мо­жешь сме­ло счи­тать се­бя ма­сте­ром альпинизма».

А на­счёт то­го, что ка­раб­ка­ешь­ся на вре­мя и ско­рость - это во­об­ще-то драй­ва до­бав­ля­ет. Да и альпинизм - та­кой спорт, где все друг дру­га зна­ют - ес­ли не лич­но, то от­сле­жи­вая ка­кие-то марш­ру­ты. Да, мы со­пер­ни­ки, но в экс­трен­ном слу­чае все ко­ман­ды мо­гут сой­ти с марш­ру­тов и по­спе­шить на по­мощь.

Это спор­тив­ный альпинизм. То есть пре­жде чем участ­во­вать во­об­ще в ка­ких-то со­рев­но­ва­ни­ях в рам­ках чем­пи­о­на­та Рос­сии, нуж­но вы­пол­нить пер­вый раз­ряд по аль­пи­низ­му. со­сед­ству. Эта го­ра и хо­ро­ша раз­но­об­раз­ны­ми пу­тя­ми, рай­он пер­спек­тив­ный - мно­го стен, хо­ро­ший до­ступ в плане ло­ги­сти­ки. Ту­да мож­но при­е­хать но­вич­ком, а уехать кан­ди­да­том в ма­сте­ра спор­та.

- Есть ли воз­мож­ность на вер­шине хо­тя бы осмот­реть­ся, оце­нить, ра­ди че­го столь­ко ра­бо­ты? По­сто­ять по­ду­мать, в кон­це кон­цов?

- Ко­неч­но, ес­ли ве­че­ром взо­шли, то на­до о ноч­ле­ге думать. В дру­гое вре­мя, по­жа­луй­ста, - ра­дуй­ся, фо­то­гра­фи­руй­ся, кто-то да­же зво­нить на­чи­на­ет, ес­ли связь есть. Ну а во­об­ще ка­кие-то мыс­ли при­хо­дят вни­зу.

Кста­ти, ес­ли спор­тив­ное вос­хож­де­ние, нуж­но обя­за­тель­но за­брать на вер­шине за­пис­ку груп­пы, ко­то­рая бы­ла здесь пре­жде, и оста­вить свою: кто ру­ко­во­ди­тель, сколь­ко че­ло­век, марш­рут подъ­ёма, вре­мя вос­хож­де­ния на вер­ши­ну, ка­кая по­го­да, где бу­дет спуск. Сня­тую за­пис­ку вни­зу в ла­ге­ре пе­ре­да­ют на­чаль­ни­ку по без­опас­но­сти или стар­ше­му тре­не­ру. Это до­ка­зы­ва­ет, что на вер­шине дей­стви­тель­но был. За­пис­ка - это воз­мож­ное спа­се­ние груп­пы, ес­ли вдруг она не вы­шла на связь и нуж­но её спа­сать.

- Ес­ли до вер­ши­ны не до­шёл, то де­ло че­сти - дой­ти в дру­гой раз?

- Каж­дый, ко­неч­но, сам ре­ша­ет. При­хо­ди­лось и мне спус­кать­ся на пол­до­ро­ге - ещё по сту­ден­че­ству. Ин­струк­тор то­гда хо­ро­шо ска­зал: «Го­ры сто­я­ли, сто­ят и бу­дут сто­ять». И точ­но, мы вер­ну­лись - и за день про­шли! На­до во­вре­мя оста­но­вить­ся. Хо­тя есть и «точ­ка невоз­вра­та» - ко­гда уже так да­ле­ко за­шёл, что про­ще ид­ти впе­рёд к вер­шине.

- Ка­кие ещё зна­ко­вые для вас вер­ши­ны вы хо­ти­те по­ко­рить?

- На­при­мер, вер­ши­на Мат­тер­хорн в Аль­пах. Она кра­си­вая, её ча­сто в ре­кла­мах по ТВ по­ка­зы­ва­ют. Там есть и слож­ный, и про­стой марш­ру­ты.

Ещё од­на вер­ши­на - Хан-Тен- гри в Кир­ги­зии. Она от­но­сит­ся уже к вы­сот­но­му аль­пи­низ­му (вы­ше 6000 м), а это со­всем дру­гая под­го­тов­ка.

- На­вер­ное, во­прос для вас уже ба­наль­ный: за­чем ту­да лезть, рис­ко­вать жиз­нью?

- Альпинизм - это про­сто об­раз жиз­ни. А ес­ли всё де­лать пра­виль­но, мно­го тре­ни­ро­вать­ся, то в го­рах не так уж и опас­но. На­вер­ное, са­мое опас­ное - по­го­да, ко­то­рую, кста­ти, то­же мож­но про­счи­тать. Ведь чем боль­ше опы­та, тем луч­ше зна­ешь при­ро­ду гор. Утром по­смот­ришь на небо и мо­жешь да­же из па­лат­ки не вы­хо­дить - при яс­ной-то по­го­де. Или на­обо­рот - снег и ве­тер, а ты по дав­ле­нию опре­де­лил, что че­рез час всё раз­ду­ет.

- Подъ­ём на та­кие вы­со­ты ме­ня­ет со­зна­ние?

- Ко­неч­но, ме­ня­ет. В го­рах твои про­бле­мы в том, что­бы по­есть, по­спать, со­вер­шить вос­хож­де­ние, ну ещё ес­ли за­бо­лел, то бе­речь се­бя. И, спу­стив­шись, ви­дишь, ка­кие вни­зу про­бле­мы смеш­ные и все, по су­ти, ре­ша­е­мые. Го­ра­ми очи­ща­ешь­ся. И сей­час во мно­гих го­ро­дах ста­ло мод­ным в го­ры хо­дить. Тем бо­лее это сей­час на­мно­го до­ступ­нее в плане ин­фра­струк­ту­ры, арен­ды сна­ря­же­ния.

Хо­тя с дру­гой сто­ро­ны, есть лю­ди, ко­то­рые схо­дят раз в го­ры и уже на­зы­ва­ют се­бя аль­пи­ни­ста­ми. Есть спе­ци­аль­ный цикл под­го­тов­ки: те­бя учат про­сто хо­дить - в ле­су, по тра­ве, кам­ням, сне­гу, льду, ска­лам. И в кон­це 10 дней сбо­ров де­ла­ет­ся од­но вос­хож­де­ние. А вот ком­мер­че­ский альпинизм, о ко­то­ром я уже го­во­рил, дей­стви­тель­но, на­по­ми­на­ет про­гул­ку. И от­но­ше­ние: «Мы за­пла­ти­ли - ве­ди­те нас».

ТУ­РИЗ­МА НЕТ

- Вы ещё и спа­са­тель по­ис­ко­во-спа­са­тель­но­го от­ря­да. Как здесь по­мо­га­ет альпинизм?

- У нас в об­ла­сти альпинизма нет, гор­ный ту­ризм не раз­вит, так что за­дей­ству­ют

- Это сек­ция спор­тив­но­го ска­ло­ла­за­ния - под­вид альпинизма. Лю­ди ча­сто пу­та­ют эти два по­ня­тия, а это со­вер­шен­но разное. Тем бо­лее, ска­ло­ла­за­ние те­перь олим­пий­ский вид спор­та, и в 2020 г. бу­дут пер­вые олим­пий­ские чем­пи­о­ны.

Кон­суль­ти­ро­ва­лись у ме­ня по обу­строй­ству ска­ло­дро­мов - и хва­ла тем, кто вот про­сто в спорт­за­ле их уста­нав­ли­ва­ет. Чем боль­ше их бу­дет, тем боль­ше бу­дет раз­ви­вать­ся спор­тив­ное ска­ло­ла­за­ние.

Де­тей в этом мож­но за­дей­ство­вать, как в гим­на­сти­ке - с 4 лет. Рань­ше этим мож­но бы­ло за­ни­мать­ся толь­ко на есте­ствен­ном ре­лье­фе, сей­час да­же в под­ва­ле мож­но по­стро­ить ска­ло­дром. И на этом, кста­ти, нема­лые день­ги де­ла­ют. Ко­неч­но, есть пер­спек­тив­ные ре­бя­та, глав­ное, что­бы не бро­са­ли это. Всё ведь за­ви­сит от де­нег - лю­бой спорт до­ро­гой. Что­бы ре­бё­нок раз­ви­вал­ся, нуж­ны по­сто­ян­ные со­рев­но­ва­ния. А бли­жай­шие - толь­ко в Ха­ба­ров­ске. А наш спорт­ко­ми­тет не в со­сто­я­нии каж­дый раз от­прав­лять всех же­ла­ю­щих. Тем не ме­нее, де­ла­ем что мо­жем. Про­во­дим, на­при­мер, ку­бок фе­де­ра­ции по ска­ло­ла­за­нию, в этом го­ду хо­тим за­явить­ся на про­ве­де­ние куб­ка об­ла­сти.

Ко­неч­но, боль­шое спа­си­бо ро­ди­те­лям на­ших вос­пи­тан­ни­ков. Вот с их по­мо­щью мы вы­во­зи­ли де­тей на ска­лы в Ми­хай­лов­ке Бла­го­ве­щен­ско­го рай­о­на - ла­за­ли там весь день.

- Раз­ви­тию гор­но­го ту­риз­ма в об­ла­сти ме­ша­ет толь­ко от­сут­ствие гор?

- Есть пер­спек­тив­ные ска­лы - в Бу­рей­ском рай­оне. Они хо­ро­ши и для ска­ло­ла­за­ния, и для альпинизма, но их от­кры­ли на ле­вом бе­ре­гу Бу­рей­ско­го во­до­хра­ни­ли­ща, а на­до бы на пра­вом. А вот как ту­да до­брать­ся? По во­де до­ро­го - лод­ка нуж­на, а Нижне-Бу­рей­ская ГЭС, ко­то­рая там сто­ит, - ре­жим­ный объ­ект, хо­тя до скал от­ту­да 5 км.

Есть ска­лы и на Аму­ре, но там колючая про­во­ло­ка - по­гра­нич­ная тер­ри­то­рия. И по­ка про­пуск ту­да по­лу­чишь, уже и се­зон кон­чит­ся. Нуж­но ка­ки­е­то осо­бые ре­жи­ма про­пус­ка раз­ра­ба­ты­вать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.