ТО ЛИ ЛЮ­ДИ, ТО ЛИ КУКЛЫ

В Амур­ском те­ат­ре ку­кол ста­вят недет­ские спек­так­ли

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - ПЕРСОНА - От­дел ре­кла­мы: Юлия ГОМАН

НЕИЗЛЕЧИМЫЕ БО­ЛЕЗ­НИ, ДИК­ТА­ТУ­РА… НА СЦЕНЕ АМУРСКОГО ОБ­ЛАСТ­НО­ГО ТЕ­АТ­РА КУ­КОЛ УЖЕ НЕ В ПЕР­ВЫЙ РАЗ ПОДНИМАЮТ НЕДЕТ­СКИЕ ТЕ­МЫ И СТА­ВЯТ СПЕК­ТАК­ЛИ, РАССЧИТАННЫЕ НА ВЗРОС­ЛУЮ АУДИ­ТО­РИЮ.

О том, за­чем это нуж­но, мы по­го­во­ри­ли с глав­ным р е жис­сё­ром Яро­слав­ско­го те­ат­ра ку­кол Алек­се­ем Смир­но­вым, ко­то­рый уже не пер­вый год со­труд­ни­ча­ет с те­ат­ром в Бла­го­ве­щен­ске.

УЙ­ТИ С МИ­РОМ

- В этом го­ду вы вос­ста­но­ви­ли спек­такль «Оскар и Ро­зо­вая да­ма», ко­то­рый уже ста­ви­ли в 2012 г. Почему ре­ши­ли его вос­ста­но­вить имен­но сей­час?

- Это ини­ци­а­ти­ва те­ат­ра. Спек­такль ре­ши­ли вы­вез­ти на об­мен­ные га­стро­ли в Во­ро­неж, в Ха­ба­ровск. Это осо­бый спек­такль, и хо­чет­ся, что­бы он жил. Он по­став­лен по пье­се дра­ма­тур­га Эри­ка-Эм­ма­ну­э­ля Шмит­та «Пись­ма к Бо­гу», и рас­ска­зы­ва­ет­ся в нем про маль­чи­ка Оска­ра, боль­но­го ра­ком. Все зна­ют, что он умрёт, но бо­ят­ся ему это го­во­рить. Впро­чем, Оскар сам до­га­ды­ва­ет­ся. По­ни­мая, что уми­ра­ет, он из­за это­го очень зло от­но­сит­ся ко всем: «Вот я уми­раю, а вы нет». Об­ща­ет­ся Оскар лишь с си­дел­кой Ро­зо­вой да­мой. И она в про­цес­се все­го про­из­ве­де­ния при­ми­ря­ет его с тем, что он умрёт.

- Тя­жё­лая те­ма…

- Те­ма смер­ти - во­об­ще та­бу: мы с детьми, с под­рост­ка­ми об этом не бу­дем го­во­рить, вся­че­ски от­тал­ки­ва­ем мысль о смер­ти. Но ведь это един­ствен­ное, что в тво­ей жиз­ни точ­но слу­чит­ся. Всё осталь­ное мо­жет и не про­изой­ти: ты мо­жешь влю­бить­ся или нет, со­здать се­мью или нет. А смерть - это 100%. И очень важ­но, ка­ким ты при­дёшь к это­му ито­гу.

Оска­ру оста­ёт­ся 12 дней, и Ро­зо­вая да­ма иг­ра­ет с ним в иг­ру: каж­дый день он как бы про­жи­ва­ет 10 лет и пи­шет пись­ма Бо­гу. Так он до­жи­ва­ет до 120 лет, ис­пы­тав всё, что че­ло­век мо­жет ис­пы­тать за это вре­мя. И в ито­ге ухо­дит с ми­ром, при­дя к со­гла­сию с ро­ди­те­ля­ми, со все­ми окру­жа­ю­щи­ми, с вра­ча­ми, с дей­стви­тель­но­стью.

ПРАВИТ СКОТ?

- Ещё один недет­ский спек­такль, ко­то­рый вы ста­ви­те в Бла­го­ве­щен­ске, - «Скот­ный двор» Джор­джа Ору­эл­ла. Ан­ти­уто­пия, опи­сы­ва­ю­щая эво­лю­цию жи­вот­ных, ко­то­рые из­гна­ли со скот­но­го дво­ра его же­сто­ко­го вла­дель­ца и от без­гра­нич­ной сво­бо­ды в ито­ге при­шли к дик­та­ту­ре од­ной сви­ньи. По­ли­ти­че­ская са­ти­ра - необыч­ный вы­бор для ку­коль­но­го те­ат­ра, не на­хо­ди­те?

- Те­атр ку­кол - это из­на­чаль­но бы­ло зре­ли­ще для взрос­лых. И толь­ко в на­ча­ле ХХ ве­ка Образ­цов сде­лал его дет­ским, чем и спас его - этот жанр не ну­жен был в СССР. Сей­час не так мно­го спек­так­лей для взрос­лых, но они всё рав­но воз­вра­ща­ют­ся. И мне бы­ло ин­те­рес­но при­кос­нуть­ся к ан­ти­уто­пии Ору­эл­ла - лю­бо­пыт­на са­ма си­ту­а­ция. Мне ка­жет­ся, есть до­ля прав­ды в том, что мы за­слу­жи­ва­ем то об­ще­ство, в ко­то­ром на­хо­дим­ся, лю­дей, ко­то­рые нас окру­жа­ют. Мне ин­те­рес­но в этом ма­те­ри­а­ле про­ана­ли­зи­ро­вать, как мож­но до­пу­стить воз­ник­но­ве­ние дик­та­ту­ры.

- Ес­ли не ка­сать­ся по­ли­ти­ки, то чем эта исто­рия мо­жет быть ин­те­рес­на зри­те­лям?

- Тут да­же не в по­ли­ти­ке де­ло. Лю­бая ор­га­ни­за­ция, об­ще­ство - это струк­ту­ра. И ин­те­рес­но по­смот­реть, как вы­стра­и­ва­ют­ся от­но­ше­ния в этой струк­ту­ре. Лю­ди ду­ма­ют, что мо­гут всё ис­пра­вить в этой жиз­ни. Мы что-то на­ча­ли, по­том - ой, не по­лу­чи­лось, и на­чи­на­ем за­но­во. Но в жиз­ни так не бы­ва­ет. Всё рав­но мы до­пус­ка­ем ка­кие-то ве­щи, по­сле ко­то­рых нель­зя вер­нуть­ся на­зад. И мы с ар­ти­ста­ми в про­цес­се ре­пе­ти­ций вот эти точ­ки невоз­вра­та на­щу­пы­ва­ем.

- Ра­бо­та над спек­так­лем уже на­ча­лась?

- Да, мы на­ко­нец- то вы­ста­ви­ли всю де­ко­ра­цию на сцене. Для бла­го­ве­щен­ско­го те­ат­ра ку­кол это гран­ди­оз­но, по­то­му что в пер­вом ак­те од­на де­ко­ра­ция, во вто­ром - дру­гая, в тре­тьем - со­еди­не­ны пер­вый и вто­рой. Объ­ё­мы ма­те­ри­аль­ной ча­сти, ко­неч­но, огром­ны.

- А ка­кие бу­дут куклы? Вряд ли для «Скот­но­го дво­ра» по­дой­дут ми­лые три по­ро­сён­ка?

- Ко­неч­но. Над спек­так­лем ра­бо­та­ет ху­дож­ник Еле­на Пя­душ­ки­на из Санкт-Пе­тер­бур­га. Она ре­ша­ет си­сте­му ку­кол - всё долж­но быть в од­ном сти­ле. Вы­со­та двух из них - ло­ша­дей - со­став­ля­ет 1 метр 80 сан­ти­мет­ров, а дли­на - 2 мет­ра. Управ­лять ими бу­дут сра­зу три ар­ти­ста. Во­об­ще, ес­ли счи­тать со все­ми ку­ра­ми, то бу­дет за­дей­ство­ва­но око­ло 30 ку­кол.

В труп­пе те­ат­ра 19 ар­ти­стов, в спек­так­ле бу­дут за­ня­ты 15. Мы

Н.Н. Се­маш­ко ­ ге­не­раль­ный ди­рек­тор И.В. Зу­ба­рев ­ глав­ный ре­дак­тор с ак­тё­ра­ми смот­рим ро­ли­ки, изу­ча­ем, как дви­жут­ся жи­вот­ные, их по­вад­ки. Куклы на­ту­ра­ли­стич­ные. Они, ко­неч­но, есте­ствен­но, без шер­сти, там па­пье-ма­ше, фа­не­ра, но они долж­ны вы­зы­вать ощу­ще­ние жи­вых. И хо­чет­ся мень­ше слов, больше дей­ствия.

Хо­тя са­мое обид­ное - ко­гда чи­та­ешь, всё для те­бя очень важ­но, а ко­гда ста­вишь - по­ни­ма­ешь, что нель­зя за­став­лять зри­те­ля смот­реть спек­такль 6 ча­сов.

- Ка­кой ре­ак­ции от зри­те­лей вы ожи­да­е­те?

- Ре­ак­ции (за­ду­мы­ва­ет­ся)? Во­об­ще, для ме­ня те­атр - это по­пыт­ка ана­ли­зи­ро­вать се­бя, по­нять свою по­зи­цию по жиз­ни. Ко­гда воз­ник­ло пред­ло­же­ние сде­лать «Скот­ный двор», я по­ни­мал, что, мо­жет быть, его и не на­до бы де­лать, но в то же вре­мя я по­ни­маю, что не мо­гу его не сде­лать. И в про­цес­се ре­пе­ти­ций я ви­жу, что лю­дям эта про­бле­ма близ­ка. По­это­му мне ка­жет­ся, что ес­ли у нас ар­ти­сты - 15 че­ло­век - это по­ни­ма­ют, я ду­маю, что най­дёт­ся и зри­тель, ко­то­рый это пой­мёт, най­дёт что-то для се­бя.

- И ко­гда же мож­но бу­дет уви­деть ре­зуль­тат?

- Пла­ни­ру­ем к кон­цу го­да - очень боль­шой объ­ём ра­бот. Это, на­вер­ное, са­мый мас­штаб­ный спек­такль, ко­то­рый я де­лал в сво­ей жиз­ни!

АР­ТИ­СТУ ­ РОСТ

- Как вы уже упо­мя­ну­ли, в ку­коль­ные те­ат­ры воз­вра­ща­ют­ся спек­так­ли для взрос­лых. А почему во­об­ще так важ­но их там ста­вить?

- В дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре у ар­ти­ста есть воз­мож­ность сыг­рать Гам­ле­та, хо­тя утром он мо­жет бе­гать вол­ком в «Трёх по­ро­ся­тах». А дет­ские спек­так­ли обыч­но не да­ют ро­ста ар­ти­стам. На «Трёх по­ро­ся­тах» очень тя­же­ло рас­ти. По­нят­но, что это долж­но то­же быть сыг­ра­но про­фес­си­о­наль­но, ка­че­ствен­но. Но ту­да осо­бый пси­хо­ло­гизм не до­ба­вишь.

- Ну да, ка­кая мо­ти­ва­ция мо­жет быть у вол­ка, кро­ме то­го, что он го­лод­ный?!

- Бо­лее то­го, ка­кая-то до­пол­ни­тель­ная мо­ти­ва­ция на­чи­на­ет ру­шить ма­те­ри­ал, посколь­ку он не рас­счи­тан на это. В прин­ци­пе, взрос­лые спек­так­ли ча­ще все­го бе­рут имен­но для это­го - для твор­че­ско­го ро­ста ар­ти­стов. По­нят­но, что и в дет­ских спек­так­лях же­ла­тель­но под­ни­мать ка­кие-то те­мы, над ко­то­ры­ми мож­но по­ду­мать. Тот же са­мый «Ма­лень­кий принц» - это неба­наль­ный ма­те­ри­ал. А взрос­лый ма­те­ри­ал все­гда неба­на­лен.

Фо­то из ар­хи­ва Те­ат­ра ку­кол

Спек­такль «Оскар и Ро­зо­вая да­ма» - осо­бый, он дол­жен жить.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.