В ОБЫДЕННОМ ВСЯ СУТЬ

Жи­тель Зеи уже 30 лет пи­шет ко­рот­кие рас­ска­зы об эвен­ках

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ольга ЗУБАРЕВА

сде­ла­ли за­яв­ку на вы­куп кни­ги по­сле пуб­ли­ка­ции, был за­каз от мест­ных биб­лио­тек и школ, Бом­нак­ско­го сель­со­ве­та, да­же од­ной ро­до­вой об­щи­ны - ито­го око­ло 250 эк­зем­пля­ров. Ну, ещё в ин­тер­не­те вы­став­ляю.

- По­че­му имен­но об эвен­ках? - Я с ни­ми жизнь про­жил, очень хо­те­лось по­ка­зать их по-на­сто­я­ще­му, как я их знаю, что ин­те­рес­но­го, а по­рой и опас­но­го про­ис­хо­ди­ло в их жиз­ни. Ка­ков их ха­рак­тер, мой опыт об­ще­ния с ни­ми.

Жизнь у них те­перь со­всем дру­гая, а я знаю эвен­кий­ских ста­ри­ков, ко­то­рые бе­лых лю­дей толь­ко в Бом­на­ке уви­де­ли: они ро­ди­лись в тай­ге и всю жизнь там про­ве­ли. Вот об этом нуж­но рас­ска­зы­вать да­же мо­ло­дым эвен­кам, ко­то­рые жи­вут уже в со­вре­мен­ном Бом­на­ке. Да да­же для ар­хи­вов, эт­но­гра­фов - со­хра­нить на­зва­ния бы­то­вой утва­ри на эвен­кий­ском язы­ке: ты­евун - та­ёж­ный по­сох, эр­э­вун - снеж­ная ло­па­та; что та­кое ка­му­со­вые лы­жи, лап­ча­тые или по­ло­вин­ча­тые ун­ты и т. д.

Бы­ва­ют, ко­неч­но, пе­ри­о­ды, ко­гда пи­сать не хо­чет­ся - ка­жет­ся, что всё это ерун­да. А по­том кто-то ска­жет, что ждёт но­вых рас­ска­зов, и пи­са­тель­ство про­сы­па­ет­ся сно­ва. И по­том, ме­ня всё-та­ки ве­дёт, как па­фос­но это ни про­зву­чит, и чув­ство от­вет­ствен­но­сти: кто рас­ска­жет о жиз­ни эвен­ков, ес­ли не я? Мо­жет, в этих рас­ска­зах сплошь обы­ден­ность, но в этом и суть, осо­бен­но для тех, кто да­лёк от ко­че­вой жиз­ни…

А как по­пал к ним? В дет­стве мно­го чи­тал Фе­ни­мо­ра Ку­пе­ра - об ин­дей­цах. И так мне хо­те­лось с ни­ми по­об­щать­ся! Но ин­дей­цев у нас нет, по­это­му я от­пра­вил­ся к се­вер­ным на­ро­дам, эвен­ки - это наши рос­сий­ские та­ёж­ные ин­дей­цы.

В ар­мии я по­пал в учеб­ный от­ряд под­вод­но­го пла­ва­ния, там по­зна­ко­мил­ся с эвен­ком. От­слу­жив, при­е­хал к нему в Бом­нак, да так и остал­ся. Же­нил­ся на эвен­кий­ке, у нас ро­дил­ся сын. Он сей­час в Бом­на­ке дер­жит оле­нье ста­до в 700 го­лов. Эвен­кий­ка моя умер­ла, вто­рая же­на - рус­ская, с ней у нас ещё две до­че­ри ро­ди­лись. Те­перь у ме­ня ше­сте­ро вну­чат, трое пра­вну­ков. В об­щем, се­мей­но я бо­га­тый!

ЧТО СГУБИЛО?

- Са­мая неве­ро­ят­ная ис­то­рия, ко­то­рую вы слы­ша­ли от эвен­ков или о них?

- По­ра­зил ме­ня один их обы­чай - я в то вре­мя уже был же­нат на эвен­кий­ке. Мы с те­стем при­вез­ли с охо­ты двух со­ха­тых, раз­де­ла­ли. На­ча­ли со­би­рать­ся го­сти. Смот­рю, тё­ща в кла­дов­ку - и ку­сок мя­са в га­зет­ке го­стю. Всё раз­да­ли. Я по­ра­жён - сколь­ко же мы мог­ли это мя­со есть, а оно всё по лю­дям ушло! По­том смот­рю: тё­ща хо­дит по го­стям, воз­вра­ща­ет­ся с мя­сом. Ока­зы­ва­ет­ся, это ста­рин­ная тра­ди­ция - ни­мат: об­мен до­бы­чи. Сей­час, ко­неч­но, не то: всё про­да­ют и по­ку­па­ют, да­же эвен­ки.

Ещё од­но на­блю­де­ние: я при­е­хал в Бом­нак из Таш­кен­та, в кир­зо­вых са­по­гах, лег­ко оде­тый - гол как со­кол. Ну, эвен­ки ме­ня быст­ро на­кор­ми­ли, сна­ря­ди­ли: оле­нья шу­ба, ун­ты, нож, ру­жьё - пря­мо мест­ный жи­тель! Ме­ня всегда удив­ля­ла их при­род­ная щед­рость, вза­и­мо­вы­руч­ка, ес­ли у те­бя нет че­го-то, они обя­за­тель­но с то­бой по­де­лят­ся. Рань­ше я с та­ким не стал­ки­вал­ся.

Так­же ме­ня по­ра­жа­ла по­ря­доч­ность, от­кро­вен­ность эвен­ков. В тай­ге се­бя не спря­чешь - всё твоё нут­ро на­изнан­ку. И ря­дом с этим на­ро­дом и сам ста­но­вишь­ся от­кры­тым, чест­ным. Что уди­ви­тель­но, они хо­ро­шо объ­яс­ня­ют - кон­крет­но, по су­ще­ству, опе­ра­тив­но, ведь в тай­ге ре­ше­ние нуж­но при­ни­мать мгно­вен­но.

А глав­ное, че­му я у них на­учил­ся - для жиз­ни не нуж­но ни­че­го лиш­не­го. На­при­мер, ко­чуя, ты име­ешь па­лат­ку, же­стя­ную печ­ку, чаш­ку, круж­ку, лож­ку - боль­ше­го и не нуж­но. Так и по жиз­ни я те­перь не тя­ну ни­че­го лиш­не­го.

- Эвен­ков счи­та­ют вы­ми­ра­ю­щим на­ро­дом - они дей­стви­тель­но мо­гут ис­чез­нуть?

- Со­всем, ко­неч­но, не ис­чез­нут. Они, как все се­вер­ные на­род­но­сти, ас­си­ми­ли­ру­ют­ся с дру­ги­ми на­род­но­стя­ми, про­ни­ка­ют в них. Ко­гда я при­е­хал в Бом­нак, в по­сёл­ке бы­ло все­го два ме­ти­са, од­на из них - моя же­на, осталь­ные - чи­стые эвен­ки. Те­перь же в по­сёл­ке по­ло­ви­на ме­ти­сов - кра­си­вые, креп­кие, ум­ные. И мы не де­лим, кто чи­стый, кто нет - дру­жим, с кем нра­вит­ся. Я да­же ду­маю, что со вре­ме­нем на зем­ле по­явит­ся на­род­ность, в ко­то­рой на­ме­ша­но мно­го кро­вей. Да­же у нас в Бом­на­ке есть со­ю­зы эвен­ков и ады­гей­цев, ко­рей­цев, рус­ских, укра­ин­цев.

- Нуж­на ли эвен­кам по­мощь го­су­дар­ства?

- Го­со­бес­пе­че­ние-то их и рас­сла­би­ло, сгубило да­же. Вот де­ти эвен­ков сыз­маль­ства при­вык­ли - в са­дик бесплатно, в шко­лу-ин­тер­нат - на пол­ное обес­пе­че­ние. А у ро­ди­те­лей про­па­да­ет чув­ство от­вет­ствен­но­сти за своё потом­ство - пер­вич­ная обя­зан­ность. Знай ко­чу­ют се­бе. У ме­ня у са­мо­го сын рос в ин­тер­на­те, я при­ве­зу 30 со­бо­лей с охо­ты и пу­щу эти день­ги не на ре­бён­ка, а на что дру­гое… Это гру­бей­шая ошиб­ка го­су­дар­ства.

- Вы, ока­зы­ва­ет­ся, ра­бо­та­ли над кни­гой вме­сте с вну­ком из­вест­но­го охот­ни­ка, сле­до­пы­та, про­вод­ни­ка Улу­ки­тка­на, ко­то­рый для При­аму­рья всё рав­но что Дер­су Уза­ла для При­мо­рья.

- Имя его вну­ка - Юрий Три­фо­нов. Ко­гда я же­нил­ся на эвен­кий­ке, узнал, что она то­же из ро­да Три­фо­но­вых: её мать - пле­мян­ни­ца Улу­ки­тка­на. Юрий при­хо­дил к нам в го­сти, мы об­ща­лись. Рас­ска­зов, ко­неч­но, бы­ло мно­го. Так, Улу­ки­ткан учил Юру охот­ни­чье­му ма­стер­ству. Выс­шим пи­ло­та­жем счи­та­лось под­красть­ся к со­ха­то­му на лёж­ке. Или ещё хо­ро­шая ис­то­рия: Улу­ки­ткан всё вре­мя спра­ши­вал у Юры, как это са­мо­лёт ле­тит по небу в но­чи? Ни­че­го ж не вид­но! Внук ему рас­ска­зы­вал про на­ви­га­цию, кар­ты, ком­пас - Улу­ки­ткан ки­вал, а по­том: «Так как ле­теть-то, ес­ли тем­но?»

Юру во­об­ще дед вос­пи­ты­вал, со всей от­вет­ствен­но­стью. Ка­кто внук за­бо­лел, ле­жал в боль­ни­це, а дед в тай­ге был. Толь­ко вер­нул­ся, узнал - сра­зу к Юре в боль­ни­цу в 5 утра. Из па­ла­ты лишь ша­ги по­слы­ша­лись и во­прос мед­сест­ре: «А Юра мой жить бу­дет?» Внук от это­го во­про­са - в слё­зы.

Фо­то Н. Або­и­мо­ва

Глав­ное, че­му мож­но на­учить­ся у эвен­ков, - для жиз­ни не нуж­но ни­че­го лиш­не­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.