ЧТО ПРИ­ВЛЕ­КА­ЕТ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ­

Они ро­ди­лись в дру­гой стране,

AiF Dalny Vostok (Blagoveshchensk) - - ФИНАНСЫ -

В При­аму­рье при­е­ха­ли гла­вы ста­ро­об­ряд­че­ских се­мей. Ко­гда-то, во вре­мя ре­во­лю­ции, их пред­ки бе­жа­ли из Рос­сии и со вре­ме­нем осе­ли в Бра­зи­лии, Ар­ген­тине, Уруг­вае. И те­перь, спу­стя 100 лет, они ищут до­ро­гу до­мой. Де­ле­га­ты уже по­бы­ва­ли в При­мо­рье и Хабаровском крае. У се­бя на ро­дине все они кре­стьян­ству­ют - вы­ра­щи­ва­ют сою, ку­ку­ру­зу, рис. Это­му их на­учи­ли ро­ди­те­ли. И ро­ди­те­ли же пе­ре­да­ли зна­ние рус­ско­го язы­ка, ста­ро­об­ряд­че­скую ве­ру и рас­ска­зы о да­лё­кой Рос­сии.

«ШИБКО ГЛЯНЕТСЯ»

Гри­го­рий Куз­не­цов, как ни па­ра­док­саль­но, бра­зи­лец. Он ро­дил­ся в Бра­зи­лии, име­ет та­мош­ний пас­порт, хо­дил в мест­ную шко­лу. По-рус­ски Куз­не­цов, как и боль­шин­ство юж­но­аме­ри­кан­ских ста­ро­об­ряд­цев, го­во­рит с ха­рак­тер­ным го­во­ром: ар­ха­ич­ные фор­мы, кре­стьян­ское «ока­нье», уста­рев­шие сло­ва. Он ка­жет­ся пу­те­ше­ствен­ни­ком во вре­ме­ни.

- Я ро­дил­ся та­ма. Нас у ма­мы с тя­тей бы­ло 11 че­ло­век - во­семь му­жи­ков и три жен­щи­ны. Пред­ки с Ха­ба­ров­ска ушли в Ки­тай. У ме­ня есть де­ти, вну­ча­та есть, все та­ма. У нас шесть де­тей, есть сын же­на­тый, есть дочь от­да­де­на. Два вну­ка есть от до­че­ри, а от сы­на ишо нет. Я в пер­вый раз в Рос­сии. Я в Аме­ри­ке, в Аляс­ке бы­вал, ез­дил ту­ды, у ме­ня там брат­тя жи­вут. Так что уже знаю, что та­кое хо­лод, что та­кое снег. Зде­ся мои бра­та­ны жи­вут, уже чет­вёр­тый год бу­дет. При­е­ха­ли, за­ча­ли сою се­ять, при­гля­ну­ло­ся. У нас ишо воз­ле Ха­ба­ров­ска жи­вёт тёт­ка, сест­ра ма­ми­на. Шибко бы­ло охо­та её уви­деть. Но не уви­дим­ся, - рас­ска­зал Куз­не­цов.

В Бра­зи­лии у Гри­го­рия оста­лась боль­шая ферма. Но ме­ста для боль­шой се­мьи ста­но­вит­ся ма­ло­ва­то:

- Там нам уже шибко тес­но ста­ло. На­ши де­ти вы­рос­ли, сколь у ме­ня уже зем­ли есть, хо­зяй­ство уже ма­ло­ва­то да­ет. А ес­ли су­мем тут хо­зяй­ство хо­ро­ша ку­пить или го­су­дар­ство нам сколь­ко дать, то пе­ре­ез­жать бу­дем. А ес­ли ма­ло по­мо­щи бу­дет, то бу­дем та­ма жить. Я вы­ра­щи­ваю рис, сою и ку­ку­ру­зу. У нас пше­ни­ца там не се­ет­ся. Та­ма, где я живу, та­ма тёп­ло ме­сто.

Амур­ская об­ласть, го­во­рит фер­мер, ему «глянется шибко » . Од­на­ко по­ка ка­ких- то вы­во­дов он не де­ла­ет - нуж­но ещё мно­гое уви­деть и ре­шить. А вот от по­езд­ки в Рос­сию его пы­та­лась от­го­во­рить ма­ма. У стар­ше­го по­ко­ле­ния слиш­ком силь­ны вос­по­ми­на­ния о тя- жё­лых вре­ме­нах в на­ча­ле ХХ ве­ка.

- Труд­но ста­ло из-за ком­му­ни­стов. Мы-то не жи­ли, это­го не знам, а ма­ма-то, она всё ишо живая, так да­же го­во­рит: «Вы не зна­е­те, ку­ды еде­те, как там труд­но. Вас там не знаю, как встре­чать бу­дут, мо­жет так же, как и с на­ми де­ла­ли». Но как мы сей­час про­еха­ли - нам шибко глянется. Это нам всё ещё ка­жет­ся сказ­ка. Мы толь­ко гля­де­ли на бук­ва­рях, толь­ко рас­ска­зы­ва­ли лю­ди. А чо мы щас са­ми ви­дим, то ещё не мо­жешь в го­ло­ве об­ра­бо­тать. Го­ро­да шибко кра­си­вые, чи­стые. Всё устро­е­но вез­де, до­ро­ги хо­ро­шие, поля кра­си­вые. По­ка­мест глянется всё, - по­де­лил­ся Куз­не­цов.

В АМУРСКУЮ ОБ­ЛАСТЬ ПРИБЫЛА ДО­ВОЛЬ­НО КОЛОРИТНАЯ ДЕ­ЛЕ­ГА­ЦИЯ ИЗ ЮЖ­НОЙ АМЕРИКИ. ЧУТЬ БОЛЬ­ШЕ ДЕ­СЯТ­КА ЧЕ­ЛО­ВЕК МОГ­ЛИ БЫ ПО­КА­ЗАТЬ­СЯ УЧАСТ­НИ­КА­МИ КАЗАЧЬЕГО ХОРА В КОНЦЕРТНЫХ КО­СТЮ­МАХ ­ ОКЛАДИСТЫЕ БОРОДЫ У МУЖ­ЧИН, РАСШИТЫЕ ПЛАТЬЯ ДО ПО­ЛА У ЖЕН­ЩИН. ЗА ОД­НИМ ИС­КЛЮ­ЧЕ­НИ­ЕМ ­ ЭТО ВСЁ БЫ­ЛО ПО­НА­СТО­Я­ЩЕ­МУ.

МОЛИТВА И СПУТНИКИ

В При­аму­рье де­ле­га­тов сво­зи­ли на пу­сту­ю­щие поля - по­смот­реть, где мож­но

По­став­лять по до­го­во­ру ово­щи на кос­мо­дром - вот это фер­мер­ство!

Кон­так­ты ста­ро­ве­ров с "ми­ром" ми­ни­маль­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.