ТА­КОЙ ВОТ ПА­РА­ДОКС!

По­че­му рос­сий­ские ко­ме­дии неве­се­лы?

AiF Kaliningrad - - СРЕДА ОБИТАНИЯ - Ма­ри­на ОБРЕВКО

А НА­ЧА­ЛОСЬ С АККОРДЕОНА

-Алек­сандр Сер­ге­е­вич, слы­ша­ла, ва­ша му­зы­каль­ная ис­то­рия на­ча­лась в тю­мен­ском пе­хот­ном учи­ли­ще?

-Да, по ве­че­рам я иг­рал там на ак­кор­деоне на тан­цах. Это бы­ло до­ста­точ­но экс­тре­маль­но в ди­кий хо­лод, с рук не сни­мал пер­ча­ток. Ко­ман­ди­ром взво­да там был Же­ня Мат­ве­ев, став­ший впо­след­ствии зна­ме­ни­тым ак­тё­ром. Мы сдру­жи­лись, несмотря на то, что я был кур­сан­том. Го­ды спу­стя у нас слу­чи­лась за­нят­ная встре­ча в Москве. Же­ня при­гла­сил ме­ня в го­сти, а тут ока­за­лось, что он по­те­рял клю­чи от квар­ти­ры. При­ш­лось мне зай­ти к со­се­ду и пе­ре­прыг­нуть с бал­ко­на на бал­кон.

-Вы та­кой экс­тре­мал?

- Про­сто в юно­сти ак­ро­ба­ти­кой за­ни­мал­ся, этот пры­жок – па­ра пу­стя­ков.

-Му­зы­ку для пер­вых кар­тин Гай­дая пи­сал Бо­го­слов­ский, но они по­ссо­ри­лись...

- Ни­ки­та Бо­го­слов­ский пи­сал му­зы­ку к филь­мам «Пёс Бар­бос и ве­ли­ко­леп­ный кросс» и «Са­мо­гон­щи­ки». Но, по­сколь­ку ха­рак­те­ры у обо­их бы­ли кру­тые, в кон­це кон­цов раз­ра­зил­ся скан­дал. Бо­го­слов­ский по­ло­мал ди­ри­жёр­скую па­лоч­ку и за­явил, что ноги его боль­ше не бу­дет на съё­моч­ной пло­щад­ке Гай­дая. И то­гда же­на Гай­дая Ни­на Гре­беш­ко­ва пред­ло­жи­ла ему при­влечь к ра­бо­те мо­ло­до­го ком­по­зи­то­ра Зацепина, на­пи­сав­ше­го «На­до мной небо си­нее». Так всё и на­ча­лось…

- Не­уже­ли об­хо­ди­лось без раз­но­гла­сий? -Ко­неч­но, не об­хо­ди­лось! На­при­мер, Гай­дай на­ста­и­вал на том, что­бы в сцене, где за­коп­чён­ный Смир­нов бе­жит за сту­ден­том, зву­чал га­лоп, а я на­пи­сал сам­бо. Как ни стран­но, уда­лось его убе­дить. И с «Пе­сен­кой о мед­ве­дях» бы­ла за­ва­руш­ка. Гай­даю она ка­те­го­ри­че­ски не нра­ви­лась, невзи­рая на то, что Ни­ку­лин, Ви­цин и Мор­гу­нов рас­пе­ва­ли её во всё гор­ло. «Пес­ня долж­на нра­вить­ся на­ро­ду, а вы ар­ти­сты, а не народ!» - за­явил Лео­нид Ильич.

– При­гла­си Ар­но Ба­ба­д­жа­ня­на, - ска­зал я ему, - и на­пи­сал за­яв­ле­ние об ухо­де. И ушёл бы, ес­ли бы ру­ко­во­ди­тель ки­но­сту­дии его не по­рвал.

- В кон­це 70-х у вас слу­чил­ся кон­фликт с Ал­лой Пугачёвой во вре­мя съё­мок филь­ма «Жен­щи­на, ко­то­рая по­ёт». По­че­му?

- Рассо­ри­лись мы с Ал­лой из-за то­го, что она вы­бро­си­ла из кар­ти­ны часть мо­их пе­сен, а свои под псев­до­ни­мом Бо­рис Гор­бо­нос, вста­ви­ла. При­чем не ска­за­ла ни сло­ва. Как вы­яс­ни­лось, ини­ци­и­ро­вал это её муж Алек­сандр Сте­фа­но­вич. Впро­чем, мы друг дру­гу дав­но про­сти­ли ста­рые оби­ды. Кста­ти, пе­ред на­ча­лом съё­мок «Ку­ра­жа» Сте­фа­но­вич на­пи­сал мне письмо с пред­ло­же­ни­ем сыг­рать в кар­тине самого се­бя. Но я от­ка­зал­ся. В филь­ме нет ни сло­ва прав­ды.

ПЕСНИ НА МУ­ЗЫ­КУ АЛЕК­САНДРА ЗАЦЕПИНА СТА­ЛИ ХИТАМИ ДЛЯ НЕСКОЛЬ­КИХ ПО­КО­ЛЕ­НИЙ. КАЛИНИНГРАДЦАМ НЕ ТАК ДАВ­НО ДОВЕЛОСЬ УСЛЫШАТЬ ВСЕНАРОДНО ЛЮБИМЫЕ МЕЛОДИИ В КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ. ИХ АВ­ТОР РАС­СКА­ЗАЛ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ РА­БО­ТЫ С ГАЙДАЕМ, ПУГАЧЁВОЙ И МНОГОМ ДРУ­ГОМ…

ВОПРЕКИ ВСЕ­МУ

-По­че­му со­вре­мен­ные рус­ские ко­ме­дии та­кие неве­сё­лые?

- Мне то­же стран­но, что се­год­ня всё ис­кро­мёт­ное и жи­вое в на­шем ки­не­ма­то­гра­фе - с при­став­кой «бы­ло»…

-При­чём, по­яв­ля­лись эти ше­дев­ры в условиях же­сто­чай­шей цен­зу­ры…

- Что же­сто­чай­шая, это точ­но. До­ста­точ­но вспом­нить, как то­ва­рищ Жда­нов сна­ча­ла про­шёл­ся по Про­ко­фье­ву и Шо­ста­ко­ви­чу, а по­том за­пре­тил джаз. А Ни­ки­та Сер­ге­е­вич гро­зил­ся разо­гнуть сак­со­фо­ны. В Ле­нин­гра­де да­же лик­ви­ди­ро­ва­ли за­вод по про­из­вод­ству сак­со­фо­нов. Я то­гда ра­бо­тал в джаз-ор­кест­ре. Его разо­гна­ли, а мне то­гда ска­за­ли: «Или иди сно­ва слу­жить в пе­хо­ту, или на ба­ла­лай­ке иг­рай!» И, тем не ме­нее, искусство жи­ло и раз­ви­ва­лось вопреки все­му. Та­кой вот па­ра­докс!

- И как его объ­яс­нить?

-Искусство – как си­ну­со­и­да. Сей­час глу­бо­кий упа­док и в ки­но, и в му­зы­ке, не толь­ко у нас - во всём ми­ре. Ни­где нет звёзд, рав­ных по мас­шта­бу «Бит­лз», «Рол­линг Сто­унз» или Май­к­лу Джек­со­ну. Да и во­об­ще, звёз­ды рож­да­ют­ся ред­ко.

- Вы ча­сто на­ве­ды­ва­е­тесь в Рос­сию. Ка­ко­вы впе­чат­ле­ния по­сле дол­гих лет жиз­ни во Фран­ции?

-Вы зна­е­те, ко­гда-то впе­чат­ле­ния бы­ли очень кон­траст­ны­ми. Чув­ство за­пу­сте­ния на­чи­на­ло пре­сле­до­вать уже в Ше­ре­ме­тье­во. А сей­час всё как-то срав­ня­лось. А не­ред­ко я ис­пы­ты­ваю чув­ство вос­хи­ще­ния. На­при­мер, ваш гран­ди­оз­ный Ка­фед­раль­ный со­бор ме­ня по­тряс. Воз­ник­ло ощу­ще­ние, что имен­но здесь моя ду­ша на ме­сте..

Пуб­ли­ка обо­жа­ет ком­по­зи­то­ра Алек­сандра Зацепина.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.