«РЕ­БЁ­НОК ­ НЕ ВАШ, А ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НЫЙ!»

Как ка­ли­нин­град­ка от­су­ди­ла сы­на у граж­да­ни­на Гер­ма­нии

AiF Kaliningrad - - ТЕМА НОМЕРА - Ма­рия ПЕТРОВА

НЕДЕ­ЛЮ НА­ЗАД В ГОРСУДЕ САНКТПЕТЕРБУРГА ЗА­ЩИТ­НИ­КАМ МО­ЛО­ДОЙ МА­ТЕ­РИ­КАЛИНИНГРАДКИ УДА­ЛОСЬ ОТ­МЕ­НИТЬ РЕ­ШЕ­НИЕ ПЕР­ВОЙ ИН­СТАН­ЦИИ О ТОМ, ЧТО ОНА ДОЛЖ­НА ОТ­ДАТЬ СВО­Е­ГО ДВУХЛЕТНЕГО СЫ­НА ОТ­ЦУ В ГЕР­МА­НИЮ. У ГРАЖ­ДА­НИ­НА ФРГ ЕСТЬ ПОЛ­ГО­ДА НА ОБЖАЛОВАНИЕ.

«ТЫ МНЕ НЕ ПА­РА»

Мо­ло­дая ма­ма Ин­на Смир­но­ва* (имя из­ме­не­но по эти­че­ским со­об­ра­же­ни­ям) вы­нуж­де­на бы­ла сбе­жать из немец­ко­го Кас­се­ля с ма­лы­шом, не вы­дер­жав из­де­ва­тельств граж­дан­ско­го му­жа. Он на­зы­вал её «рус­ской гря­зью», не да­вал есть, об­щать­ся с род­ны­ми. Но всё это на­ча­лось не сра­зу.

Де­вуш­ка уеха­ла в Гер­ма­нию шесть лет на­зад по­сле окон­ча­ния уни­вер­си­те­та по спе­ци­аль­но­сти «Пе­ре­вод­чик немец­ко­го язы­ка». По­сту­пи­ла там в ма­ги­стра­ту­ру. Учи­лась, ра­бо­та­ла. Встре­ти­ла парня.

- Начиналось всё кра­си­во, - рас­ска­зы­ва­ет ма­ма Ин­ны, Ири­на Ива­нов­на. - Он её встре­чал ве­че­ра­ми с ра­бо­ты, под­во­зил до­мой. Цве­ты, ки­но, ка­фе. Сам - из про­стой мно­го­дет­ной се­мьи. Ра­бо­тал га­зо­свар­щи­ком, учил­ся на ме­не­дже­ра, Ин­на ему по­мо­га­ла, де­ла­ла пе­ре­во­ды с ан­глий­ско­го. Они при­ез­жа­ли в от­пуск в Ка­ли­нин­град. Ему нра­ви­лось мо­ре, Курш­ская ко­са. Но в по­след­ний год муж­чи­ну как под­ме­ни­ли: стал гру­бить, раз­дра­жён­но го­во­рить о том, что всё, что у нас по­ка­зы­ва­ют по те­ле­ви­зо­ру, - вра­ньё. Прав­ду го­во­рят немец­кие СМИ. Я ска­за­ла до­че­ри, что не нра­вит­ся мне это всё. Но они вме­сте вер­ну­лись в Гер­ма­нию. Ин­на ста­ла за­ду­мы­ва­тья о том, что­бы уй­ти от него, и тут узна­ла, что бе­ре­мен­на. Ко­гда со­об­щи­ла об этом До­шло до то­го, что не раз­ре­шал ей есть до­ма. Вы­би­вал та­рел­ку из рук. От­клю­чал те­ле­фон, Ин­тер­нет. За­кры­вал ве­че­ром на ключ и ухо­дил гу­лять с дру­зья­ми. Доч­ка на­хо­ди­лась уже на седь­мом ме­ся­це бе­ре­мен­но­сти, бы­ла угро­за вы­ки­ды­ша. Я ко­гда об этом узна­ла, ска­за­ла: быст­ро снимай ка­кую угод­но квар­ти­ру и ухо­ди от­ту­да. Она бы­ла уже в та­ком по­ло­же­нии, что че­рез гра­ни­цу мы бы её не до­вез­ли. При­шлось ро­дить там. С это­го мо­мен­та они с бывшим му­жем жи­ли от­дель­но.

Че­рез неко­то­рое вре­мя он за­явил Инне, что го­то­вит до­ку­мен­ты на изъ­я­тие ре­бён­ка. В этом слу­чае он по­лу­чал бы по­со­бие от го­су­дар­ства на его вос­пи­та­ние и али­мен­ты от Ин­ны. До то­го она пыталась по­дать на него в суд и ли­шить пра­ва опе­ки, но немец­кий суд ей от­ка­зал. Она ре­ши­лась уехать с сы­ном в Ка­ли­нин­град без его согласия. Быв­ший муж по­дал за­яв­ле­ние о по­хи­ще­нии ре­бён­ка.

В 2011 г. РФ под­пи­са­ла Га­аг­скую кон­вен­цию про­тив меж­ду­на­род­но­го по­хи­ще­ния де­тей, по ко­то­ро­му ре­бён­ка нуж­но воз­вра­щать в стра­ну пре­иму­ще­ствен­но­го про­жи­ва­ния. В Рос­сии на­зна­че­ны су­ды, рас­смат­ри­ва­ю­щие де­ла с уча­сти­ем ино­стран­цев. Один из них - Санкт-Пе­тер­бург­ский суд Дзер­жин­ско­го рай­о­на. Он и ре­шил сна­ча­ла пе­ре­дать ре­бён­ка от­цу-нем­цу.

РОО «Рус­ская об­щи­на Ка­ли­нин­град­ской об­ла­сти», узнав об этой си­ту­а­ции, свя­за­лась с Ин­ной и пред­ло­жи­ла по­мощь, на­ня­ли ещё од­но­го ад­во­ка­та, под­клю­чи­ли пи­тер­ские и фе­де­раль­ные СМИ. И сле­ду­ю­щее ре­ше­ние су­да бы­ло пря­мо про­ти­во­по­лож­ным.

Ве­со­мым ар­гу­мен­том ста­ли по­ка­за­ния сви­де­те­лей из Гер­ма­нии: быв­ших кол­лег и зна­ко­мых Ин­ны. Она при­гла­ша­ла их по­си­деть в со­сед­ней ком­на­те, на вся­кий слу­чай, в то вре­мя, ко­гда при­хо­дил отец ре­бён­ка. Бо­я­лась на­хо­дить­ся с ним на­едине. Они си­де­ли по­ти­хонь­ку в со­сед­ней ком­на­те. Од­на из сви­де­тель­ниц по­дроб­но рас­ска­за­ла, как муж­чи­на швы­рял грудного ре­бён­ка на кро­вать и не под­пус­кал к нему мать, ко­гда сын пла­кал и про­сил есть...

ПОПУЛЯРНОЕ НА­ПРАВ­ЛЕ­НИЕ

По дан­ным быв­ше­го дет­ско­го ом­буд­сме­на об­ла­сти Та­тья­ны Ба­ту­ри­ной, в по­след­ние го­ды в СЗФО бы­ло боль­ше двух де­сят­ков случаев, ко­гда рос­си­ян­ки су­ди­лись с от­ца­ми-ино­стран­ца­ми за де­тей. И слу­чай Ин­ны Смир­но­вой - пер­вый, ко­гда суд пер­вой ин­стан­ции ре­шил вер­нуть ре­бён­ка от­цу.

Су­ды на тер­ри­то­рии Гер­ма­нии, как пра­ви­ло, при­ни­ма­ют сто­ро­ну от­цов. К при­ме­ру, в 2013 г. в об­ла­сти бы­ла исто­рия, ко­гда немец­кий отец за­брал школь­ни­ка пря­мо с уро­ков в Ба­гра­ти­о­нов­ском рай­оне и пы­тал­ся увез­ти в ФРГ. Ока­за­лось, у него бы­ло ре­ше­ние немец­ко­го су­да, опре­де­лив­ше­го ме­сто жи­тель­ства маль­чи­ка у от­ца. В том же го­ду немец­кий суд от­кло­нил апел­ля­цию дру­гой калининградки и оста­вил её 3-лет­нюю дочь с от­цом-нем­цем.

В на­шей об­ла­сти вре­мя от вре­ме­ни офи­ци­аль­ные ор­га­ны разыс­ки­ва­ют де­тей по за­про­сам из Гер­ма­нии. В ап­ре­ле бы­ла ин­фор­ма­ция о двух та­ких де­тях: од­но­го на­шли в Ка­ли­нин­гра­де, дру­го­го - в Ба­гра­ти­о­нов­ском рай­оне. Тем не ме­нее в ЗАГСах об­ла­сти го­во­рят, что Гер­ма­ния оста­ёт­ся са­мым по­пу­ляр­ным «на­прав­ле­ни­ем» для за­гра­нич­ных бра­ков: по­след­ние три го­да за­клю­ча­ли по 20 - 25 со­ю­зов, в этом го­ду - 9. Но с на­ча­лом 2000-х всё же не срав­нить - то­гда калининградки ре­ги­стри­ро­ва­ли с нем­ца­ми до 56 бра­ков за год.

Меж­ду­на­род­ные со­гла­ше­ния не учи­ты­ва­ют важ­ных ве­щей, на­при­мер, к ко­му боль­ше при­вя­зан ре­бё­нок.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.