«КОНЦ­ЛА­ГЕРЬ» ДЛЯ ЖИ­ВОТ­НЫХ

AiF Kaliningrad - - НАША ЖИЗНЬ -

ВПЕР­ВЫЕ СУ СК ПО ОБ­ЛА­СТИ ОР­ГА­НИ­ЗО­ВАЛ ПРО­ВЕР­КУ ПО ФАК­ТУ ЖЕСТОКОГО ОБ­РА­ЩЕ­НИЯ С ЖИВОТНЫМИ. ОБЫЧ­НО ИХ СТРА­ДА­НИЯ НЕ УДОСТАИВАЮТСЯ ВНИ­МА­НИЯ ПРА­ВО­ОХРА­НИ­ТЕ­ЛЕЙ. НО ЭТУ ИС­ТО­РИЮ ТРУД­НО БЫ­ЛО НЕ ЗА­МЕ­ТИТЬ: НА ФЕР­МЕ ПОД КРАСНОЗНАМЕНСКОМ СТА­ЛИ УМИ­РАТЬ ОЛЕНИ. ЕЩЁ ЖИ­ВЫЕ ОСО­БИ ОБИ­ТА­ЛИ ПО СО­СЕД­СТВУ С ТРУ­ПА­МИ СОРОДИЧЕЙ.

БЕЗ ЕДЫ И ВО­ДЫ

Тре­во­гу под­ня­ли мест­ные жур­на­ли­сты.

- Здесь слу­хи рас­хо­дят­ся быст­ро. Го­во­ри­ли, что в усадь­бе у пос. Вы­со­кое, где хо­те­ли раз­ви­вать эко­ту­ризм, мрут олени, - рас­ска­зы­ва­ет кор­ре­спон­дент га­зе­ты «Крас­ное зна­мя» Еле­на Звя­гин­це­ва. - По­еха­ла ту­да с кол­ле­га­ми. На ме­сте уви­де­ли на по­ле без еди­ной тра­вин­ки этих жи­вот­ных. Во­ды нет. Тут же - тру­пы. Мы на­счи­та­ли око­ло 20. За­пах, му­хи. Нас са­мих там чуть не при­би­ли: подъ­е­хал друг хо­зя­и­на усадь­бы. Орал, ки­дал­ся на опе­ра­то­ра. Но по­сле это­го оле­ней пе­ре­гна­ли на но­вое паст­би­ще. Они там, бед­ные, на­бро­си­лись на тра­ву. Ещё пять ло­ша­дей оста­ва­лись там. Су­дя по то­му, на ка­ких ма­ши­нах при­е­ха­ли вла­дель­цы, у них есть день­ги. Но усло­вия там ужас­ные - про­сто непри­спо­соб­лен­ный сви­нар­ник. Ни­ка­ких ден­ни­ков, толь­ко ша­та­ю­щи­е­ся ре­шёт­ки. К нашему при­ез­ду уже бы­ло се­но, но ов­са нам не по­ка­за­ли. В ко­нюшне не бы­ло во­ды. Ко­ни - ху­дые, их дер­жат на ве­рёв­ке. Ло­шадь съе­ла всю тра­ву во­круг, хо­чет­ся ещё, а нет. И ес­ли вла­дель­цы не при­е­ха­ли, они сто­ят го­лод­ные и без во­ды. На­чи­на­ет­ся обез­во­жи­ва­ние. Это ка­кой-то конц­ла­герь для жи­вот­ных... Ло­ша­дей нуж­но при­ви­вать, сда­вать ана­ли­зы на за­раз­ные за­бо­ле­ва­ния. На мо­мент осмот­ра нам не по­ка­за­ли этих до­ку­мен­тов. Нуж­но чи­стить ко­пы­та и то­чить зу­бы. Это­го не де­ла­ли. Жи­вот­ные по-преж­не­му там, и все пе­ре­жи­ва­ют, хо­зяй­ка ни­ко­го не пус­ка­ет на тер­ри­то­рию.

«ДЕФЕКТИВНЫЙ» ЗА­КОН

Всё оче­вид­но: есть стра­да­ю­щие жи­вот­ные и вла­де­лец, ко­то­рый до­вёл их до та­ко­го со­сто­я­ния. Но удаст­ся ли при­влечь его - неиз­вест­но.

- Со­брать до­ка­за­тель­ства по ст. 245 УК РФ - про­бле­ма, - го­во­рит юрист Фе­де­ра­ции кон­но­го спор­та Глеб Пет­рен­ко. - На­до, что­бы бы­ла смерть ли­бо уве­чья и что­бы че­ло­век при­чи­нял боль умыш­лен­но. Ес­ли на­ши ис­то­щён­ные ло­шад­ки вы­здо­ро­ве­ют, со­ста­ва пре­ступ­ле­ния не бу­дет. Та­кая по­зи­ция у на­ше­го го­су­дар­ства. Нуж­но гло­баль­но ме­нять нор­ма­тив­ные ак­ты.

В ко­нюш­ню в пос. Вы­со­кое и на оле­нью фер­му под Краснознаменском вы­ез­жа­ли из об­ласт­ной стан­ции по борь­бе с бо­лез­ня­ми жи­вот­ных, ко­то­рая долж­на кон­тро­ли­ро­вать их со­дер­жа­ние. Служ­ба под­чи­ня­ет­ся мин­сель­хо­зу. Опе­ра­тив­но дать ком­мен­та­рий там не смог­ли.

Недав­но ст. 245 УК РФ уже­сто­чи­ли: те­перь мак­си­маль­ное на­ка­за­ние - до 5 лет тюрь­мы. Толь­ко вряд ли это из­ме­нит си­ту­а­цию. Осо­бен­но мно­го слу­ча­ев жестокого об­ра­ще­ния в от­но­ше­нии со­бак. В лю­бом при­юте рас­ска­жут ис­то­рии о том, как вы­ру­ча­ли жи­вот­ных.

- Мы это не афи­ши­ру­ем, - го­во­рят в од­ной из об­ще­ствен­ных ор­га­ни­за­ций. - По­то­му что са­ми, что­бы спа­сти жи­вот­ное, на­ру­ша­ем - кра­дём у вла­дель­цев. Жи­вот­ных са­жа­ют на цепь на пред­при­я­ти­ях или да­чах и не кор­мят. Со­ба­ки съе­да­ют всё во­круг - и тра­ву, и кор­ни. 245-ю ста­тью переписали, но не в том ме­сте. Уве­ли­чи­ли сро­ки за­клю­че­ния, но до­ка­зать со­став пре­ступ­ле­ния по-преж­не­му невоз­мож­но. По­это­му ес­ли де­лать по за­ко­ну: пи­сать за­яв­ле­ния, ждать от­ве­тов, а обыч­но это от­пис­ки, что нет со­ста­ва пре­ступ­ле­ния, зве­ри по­мо­щи не до­ждут­ся.

Сле­до­ва­те­ли на­счи­та­ли 88 жи­вых оле­ней. Ря­дом - мёрт­вые.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.