МОР­СКОЙ ВОЛК

До­ро­гу в мо­ре ему открыла кни­га «Два ка­пи­та­на»

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА ГОСТЬ НОМЕРА - Эм­ма КИНАС

В те­че­ние 15 лет он воз­глав­ля­ет Ре­ги­о­наль­ный центр мор­ско­го до­пол­ни­тель­но­го про­фес­си­о­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния, то есть учит всех капитанов Кам­чат­ки – и мо­ло­дых, и опыт­ных мор­ских вол­ков. Пре­по­да­ёт. Пи­шет кни­ги о мор­ском де­ле – не ме­му­а­ры, а по­лез­ные спра­воч­ни­ки, на­пол­нен­ные но­вей­шей ин­фор­ма­ци­ей для штур­ма­нов и ме­ха­ни­ков.

В июле Пётр Ильич при­ни­мал по­здрав­ле­ния с юби­ле­ем. Календарь от­счи­тал ему 70 пол­ных лет. Но мо­ряк смот­рит на это чис­ло удив­лён­но и недо­вер­чи­во: ерун­да ка­кая-то... Он по­лон сил и пла­нов, он влюб­лён в жизнь ни­чуть не мень­ше, чем тот де­ре­вен­ский пар­ниш­ка, ко­то­рый 53 го­да на­зад ре­шил свя­зать свою жизнь с мо­рем и дал се­бе сло­во – со­вер­шить не мень­ше двух кру­го­свет­ных пла­ва­ний. И вдруг он уже – По­чёт­ный ра­бот­ник мор­ско­го фло­та, за­слу­жен­ный юби­ляр...

- Пётр Ильич, вы росли вда­ле­ке от мо­ря, от­ку­да та­кая тя­га к даль­ним мор­ским по­хо­дам?

- Я был лю­бо­зна­тель­ным маль­чон­кой, мно­го чи­тал, и как-то про­чёл «Два ка­пи­та­на» Ка­ве­ри­на. И всё: ре­шил – бу­ду ка­пи­та­ном. Отец ра­бо­тал на­чаль­ни­ком лес­пром­хо­за и хо­тел, что­бы я по­сту­пил в Ле­нин­град­скую лес­ную ака­де­мию. Но я се­бе ска­зал – ни за что не оста­нусь в ле­су! На­ша се­мья жи­ла в се­ле Му­ра­вьёв­ка Ану­чин­ско­го рай­о­на При­мор­ско­го края, мо­ря, дей­стви­тель­но, по­бли­зо­сти не бы­ло – толь­ко реч­ка.

Род­ную де­рев­ню вспо­ми­наю с теп­лом, хо­тя жи­ли мы труд­но. В се­мье – ше­сте­ро де­тей, кор­мить на­до. Бы­ло тя­же­ло с про­дук­та­ми, на­де­вать-обу­вать то­же бы­ло нече­го. Я в пер­вый класс по­шёл бо­си­ком. Ни ру­чек, ни ран­цев – ни­че­го. В ма­га­зи­нах пу­сто.1954-й год шёл. Хо­зяй­ство дер­жа­ли, две ко­ро­вы. К тру­ду нас при­учи­ли с ран­них лет. Мы с сест­рой са­ми ого­род са­жа­ли, по­ка ро­ди­те­ли на ра­бо­те, с пя­то­го клас­са се­но ко­сил. Отец ухо­дил в пять утра, воз­вра­щал­ся в 22 ча­са. И ес­ли я что­то по до­му не сде­лал – тру­ба! Фрон­то­вик был, же­сто­чай­ших пра­вил. За­был дро­ва на­ко­лоть? Пётр Би­кин по­лон сил и пла­нов.

Лад­но. Бу­дит в два ча­са но­чи: «Иди, сы­нок, ру­би дро­ва, я те­бе уже свет сде­лал на ули­це». Ру­бишь, скла­ды­ва­ешь, а по­том в шко­лу бе­жишь.

Так что вос­пи­та­ние бы­ло хо­ро­шее. И ко­гда в седь­мом клас­се я пло­хо­ва­то учить­ся стал, отец толь­ко сжал свои «окоп­ные» ку­ла­ки – сра­зу и ма­те­ма­ти­ка ста­ла от зу­бов от­ска­ки­вать, и ан­глий­ский под­тя­нул­ся... Шко­лу я окон­чил с од­ной чет­вёр­кой, по по­ве­де­нию. По­ме­ша­ла мне зо­ло­тую ме­даль по­лу­чить, – сме­ёт­ся Петр Ильич.

- Вы ста­ли ка­пи­та­ном даль­не­го пла­ва­ния в 26 лет. Бла­го­да­ря че­му мо­ло­дой штур­ман за­слу­жил та­кое до­ве­рие?

- По­сле окон­ча­ния Даль­не­во­сточ­но­го выс­ше­го ин­же­нер­но­го мор­ско­го учи­ли­ща име­ни ад­ми­ра­ла Г. И. Не­вель­ско­го 3 сен­тяб­ря 1968 го­да я при­е­хал на Кам­чат­ку – 49 лет на­зад. И сра­зу устро­ил­ся в Кам­чат­ское мор­ское па­ро­ход­ство. По­пал к очень хо­ро­ше­му ка­пи­та­ну, Лео­ни­ду Шар­лаю. С ним про­ра­бо­тал год тре­тьим по­мощ­ни­ком, год вто­рым и три го­да стар­по­мом.

Все удив­ля­лись – как ты умуд­рил­ся столь­ко с ним вы­дер­жать? Он был жёст­кий, тре­бо­ва­тель­ный, дис­ци­пли­ну под­дер­жи­вал же­лез­ную. Под его ру­ко­вод­ством я про­шёл от­лич­ную шко­лу. И был утвер­ждён об­ко­мом пар­тии ка­пи­та­ном за­гран­пла­ва­ния. Мы пе­ре­во­зи­ли на­род­но­хо­зяй­ствен­ные гру­зы. Всё, что вы ви­ди­те на Кам­чат­ке, ваш по­кор­ный слу­га при­во­зил из раз­ных зе­мель.

- А пер­вое кру­го­свет­ное пу­те­ше­ствие ко­гда со­сто­я­лось?

- В 1974 го­ду ме­ня на­пра­ви­ли в Ру­мы­нию при­ни­мать но­вое суд­но. Эки­паж, 29 че­ло­век, был хо­ро­ший, друж­ный. Мы сде­ла­ли несколь­ко рей­сов с ле­сом из Ле­нин­гра­да в Ан­глию, по­том из Жда­но­ва – в Ту­нис и Ита­лию, за­гру­зи­лись в Гру­зии хлоп­ком для Япо­нии и по­шли во­круг все­го зем­но­го ша­ра. То­гда же СССР с США по­ссо­ри­лись, и че­рез Па­нам­ский ка­нал со­вет­ские су­да пе­ре­ста­ли про­пус­кать: сле­дуй­те во­круг Аф­ри­ки. Та­ко­го я не ожи­дал, у ме­ня был отличный набор карт че­рез ка­нал, а вот штур­ман­ских карт для по­хо­да во­круг Аф­ри­ки не за­го­то­вил. Кое-как на­шёл пло­хие, мел­ко­го мас­шта­ба. Но ни­че­го – по­шли.

- Вы­хо­дит, для хо­ро­ше­го мо­ря­ка кар­ты не глав­ное?

- Ка­пи­тан дол­жен всё знать и уметь: оце­ни­вать по­го­ду, учи­ты­вать ро­зу вет­ров, пред­ви­деть сюр­при­зы сти­хии, знать своё суд­но, быть в нём уве­рен­ным и, ес­ли при­дёт­ся, то ве­сти его без карт – по звёз­дам. Мо­ло­дёжь сей­час тол­ком опре­де­лять­ся не уме­ет: полностью по­ла­га­ет­ся на GPS. А ведь, не дай бог, вой­на – всё при­дёт к из­на­чаль­но­му со­сто­я­нию: звёздный глобус, хро­но­метр, сек­стант. Вот они – у ме­ня на пол­ке сто­ят. С эти­ми ин­стру­мен­та­ми я чув­ствую се­бя в оке­ане спо­кой­но. Им до­ве­ряю боль­ше, чем спут­ни­ко­вой на­ви­га­ции, ко­то­рая, кста­ти, не точ­на. На пе­ре­хо­де из США до Кам­чат­ки ошибка мо­жет до­сти­гать 25 мор­ских миль. По­это­му хо­ро­шую мор­скую прак­ти­ку ни­кто не от­ме­нял. - Пётр Ильич, вы 27 лет про­ве­ли в мо­ре, рей­сы боль­ше го­да бы­ва­ли, рас­ска­жи­те, кто вас ждал на бе­ре­гу?

- Же­на моя, Аль­би­на Пав­лов­на – боль­шая ум­ни­ца. Ра­бо­та­ла в ми­ли­ции. За­пом­ни­те: ни­кто так не ценит жен­щин, как мо­ря­ки. По­ка муж в мо­ре, жен­щи­на са­мо­сто­я­тель­но ве­дёт хо­зяй­ство, обо всем за­бо­тит­ся, вос­пи­ты­ва­ет де­тей. Бы­ла б моя во­ля – я бы на цен­траль­ной пло­ща­ди по­ста­вил бы мо­ряч­ке зо­ло­той па­мят­ник.

Су­пру­га со мной три рей­са в Япо­нию сделала. И ска­за­ла: «Что у те­бя за ра­бо­та? Хо­дишь, ни­че­го не де­ла­ешь!» – сме­ёт­ся Петр Ильич. – Я и де­тей раз­ре­шал в рейс брать, из Пет­ро­пав­лов­ска во Вла­ди­во­сток и об­рат­но. У ме­ня хо­ро­шее суд­но бы­ло – бас­сейн, спорт-ка­ю­та. Ино­гда пять де­тей с на­ми в рейс хо­ди­ли – це­лая бан­да.

- Как же про­изо­шёл в ва­шей судьбе кру­той поворот, за­ста­вив­ший сме­нить ра­бо­ту в мо­ре на пре­по­да­ва­тель­скую сте­зю?

- Поворот этот на­зы­вал­ся раз­вал Кам­чат­ско­го мор­ско­го па­ро­ход­ства в 1999 го­ду. Су­да рас­про­да­ли, а нас, 25 капитанов, в один день сократили: что хо­ти­те, то и де­лай­те. А мне – все­го 52 го­да. В США бра­ли на ра­бо­ту, но раз­ра­зил­ся юго­слав­ский кри­зис, и при­сла­ли от­каз. Об­ра­тил­ся по на­ив­но­сти в служ­бу за­ня­то­сти. И смех, и грех – мне, ка­пи­та­ну даль­не­го пла­ва­ния с дву­мя выс­ши­ми об­ра­зо­ва­ни­я­ми, пред­ло­жи­ли ме­сто на неса­мо­ход­ном плаш­ко­уте!

Как ча­сто бы­ва­ет в жиз­ни, всё ре­ши­ла слу­чай­ная встре­ча. Ан­дрей Го­ро­диштьян, ко­то­рый в своё вре­мя был мо­им тре­тьим по­мощ­ни­ком, пред­ло­жил ру­ко­во­дить кур­са­ми под­го­тов­ки су­до­во­ди­те­лей. Де­ло нуж­ное. С 2002 го­да стал на­чаль­ни­ком Цен­тра мор­ско­го до­пол­ни­тель­но­го про­фес­си­о­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния и до сих пор его воз­глав­ляю. Кол­лек­тив у нас отличный, все тру­дя­ги и класс­ные спе­ци­а­ли­сты. Мы под­дер­жи­ва­ем тес­ные свя­зи с МГУ им. Не­вель­ско­го, где я ко­гда-то учил­ся, го­то­вим транс­порт­ни­ков – Центр име­ет все ви­ды ак­кре­ди­та­ции. Поз­во­лю се­бе от­ме­тить, что экс­пер­ты счи­та­ют наш центр луч­шим на Даль­нем Во­сто­ке и од­ним из луч­ших в Рос­сии.

Да и в це­лом хочу ска­зать – Кам­чатГТУ да­ёт хо­ро­шую под­го­тов­ку сту­ден­там, и кам­чат­ский мор­ской ди­плом вы­со­ко це­нит­ся ра­бо­то­да­те­ля­ми всей стра­ны.

- Че­му же до­пол­ни­тель­но­му учи­те капитанов – бы­ва­лых мор­ских про­фи?

- Прак­ти­че­ски каж­дый год при­ни­ма­ют­ся ка­кие-то но­во­вве­де­ния, и ка­пи­тан фи­зи­че­ски не мо­жет усле­дить за все­ми но­вы­ми тре­бо­ва­ни­я­ми. А к нему при­хо­дят про­ве­ря­ю­щие – по­ка­жи­те жур­нал, где ва­ши за­пи­си? Нет? И во-о-от та­кие штра­фы вы­пи­сы­ва­ют. Что­бы это­го не про­ис­хо­ди­ло, что­бы мо­ря­ки нор­маль­но ра­бо­та­ли, мы и су­ще­ству­ем. Мы пре­под­но­сим им всё но­вое на про­стом до­ступ­ном язы­ке, с анек­до­том. Эко­но­мим ка­пи­та­нам вре­мя и нер­вы.

Об­ща­ясь с капитанами, я по­нял, че­го им не хва­та­ет в ра­бо­те, на что ухо­дит мно­го вре­ме­ни и сил, и в по­мощь на­пи­сал в со­ав­тор­стве с тре­мя коллегами кни­гу «Остой­чи­вость суд­на – ос­но­ва без­опас­ной пе­ре­воз­ки гру­зов мо­рем». В ней до­ста­точ­но про­стым язы­ком, по­чти без ин­те­гра­лов и диф­фе­рен­ци­а­лов, из­ло­же­но всё, что ка­са­ет­ся та­ко­го важ­но­го фак­то­ра, как остой­чи­вость суд­на.

Вто­рая кни­га – «Тре­бо­ва­ния нор­ма­тив­ных до­ку­мен­тов по предот­вра­ще­нию за­гряз­не­ния с су­дов» – на­пи­са­на в со­ав­тор­стве с М.А. Кор­шу­но­вым из МГУ им. Не­вель­ско­го. Здесь со­бра­ны все нор­ма­тив­но-пра­во­вые документы по это­му во­про­су, и текст на­пе­ча­тан 14-м кег­лем, по­то­му что по се­бе знаю – ка­пи­та­ны тер­петь не мо­гут мел­кий шрифт.

- Ду­маю, вы счаст­ли­вый че­ло­век, по­то­му что и на бе­ре­гу нераз­рыв­но свя­за­ны с лю­би­мой про­фес­си­ей. Но при­знай­тесь – в мо­ре тя­нет?

- А я в 2012-м го­ду, во вре­мя от­пус­ка, сде­лал два рей­са, сбе­гал в Япо­нию! – Ве­се­ло сообщает Пётр Ильич. – По­том же­на унес­ла мой ра­бо­чий ди­плом и спря­та­ла. Так что те­перь все мои раз­вле­че­ния в от­пус­ке – ры­бал­ка, гри­бы, да скан­ди­нав­ская ходь­ба. Ну, и кни­гу ещё од­ну пи­шу – «Ком­мер­че­ская экс­плу­а­та­ция суд­на на со­вре­мен­ном эта­пе».

25 КАПИТАНОВ СОКРАТИЛИ В ОДИН ДЕНЬ.

Фо­то из ар­хи­ва Пет­ра БИКИНА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.