ЗДЕСЬ РЫБЫ НЕТ

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА ПОДРОБНОСТИ - Алек­сандр ТЕРЕЩЕНКО

и уже не ред­кость встре­тить здесь жи­те­лей уда­лён­ных по­сёл­ков по­лу­ост­ро­ва.

На со­рев­но­ва­ния за­яви­лось 146 че­ло­век. Глав­ный су­дья со­рев­но­ва­ния Ан­дрей Пят­ко объ­явил по­ря­док их про­ве­де­ния. По ито­гам по­лу­фи­на­ла опре­де­лят­ся фи­на­ли­сты, ко­то­рых долж­но быть не бо­лее 50.

Я за­ра­нее изу­чил об­ста­нов­ку на ре­ке и уже знал, что по­ве­зёт тем, кто ста­нет на пер­вые но­ме­ра в сек­то­рах «А» и «Б», где оста­лись бо­лее глу­бо­кие ямы. А вот в сек­то­ре «В», так на­зы­ва­е­мой «Де­вя­той то­ни», пой­мать ры­бу бу­дет очень непро­сто. Всё де­ло в том, что ре­ка из-за боль­ших па­вод­ков ме­ня­ет своё рус­ло, за­мы­ва­ет ста­рые ямы, где за­дер­жи­ва­лась ры­ба, и об­ра­зу­ет но­вые. Так про­изо­шло и с сек­то­ром «В». С воз­рас­та­ни­ем но­ме­ров, а всего их в каж­дом сек­то­ре 25, ры­бу пой­мать слож­нее. Чем вы­ше по те­че­нию, тем плёс ста­но­вит­ся ши­ре и мель­че.

В утрен­нем ту­мане про­зву­чал сиг­нал к на­ча­лу со­рев­но­ва­ний. И с пер­вых же ми­нут, как и сле­до­ва­ло ожи­дать, у об­ла­да­те­лей пер­вых но­ме­ров по­шли ре­зуль­та­тив­ные по­клёв­ки. Быст­ро про­хо­дят от­ве­дён­ные 30 ми­нут, и ры­бо­ло­вы ме­ня­ют­ся ме­ста­ми, пе­ре­хо­дя в сво­ём сек­то­ре на дру­гие но­ме­ра. Ры­ба­чат в каж­дом сек­то­ре в две сме­ны. Са­мый боль­шой улов со­ста­ви­ли че­ты­ре кижуча.

Фи­нал со­сто­ял­ся на сле­ду­ю­щий день, 10 сен­тяб­ря, на плё­се сек­то­ра «Б» («Вось­мая то­ня»). В нём участ­во­вал 41 че­ло­век. В те­че­ние че­ты­рёх ча­сов ры­бо­ло­вы рас­се­ка­ли воз­дух сво­и­ми спин­нин­га­ми, слов­но хлы­ста­ми, стре­мясь за­бро­сить при­ман­ку как мож­но даль­ше. И… всё без­ре­зуль­тат­но. По­клё­вок не бы­ло.

На ис­хо­де тре­тье­го ча­са ры­бац­кое сча­стье всё же улыб­ну­лось од­но­му из рыбаков. Единственный ки­жу­чо­нок ве­сом 1,3 кг стал «золотой» рыб­кой, при­нёс­шей по­бе­ди­те­лю Ни­ки­те Его­ро­ву глав­ный приз – мо­тор­ную лод­ку.

Увы, этот факт стал ещё од­ним объ­ек­тив­ным под­твер­жде­ни­ем от­сут­ствия рыбы в ре­ке. Глав­ный ущерб ло­со­сё­во­му ста­ду на­но­сит про­мыш­лен­ное ры­бо­лов­ство. По­лу­чив офи­ци­аль­ное раз­ре­ше­ние от кам­чат­ских вла­стей, все­воз­мож­ные «ООО» под­чи­стую вы­гре­ба­ют се­тя­ми из ре­ки всё, что ту­да су­ме­ло зай­ти из Охот­ско­го мо­ря.

По­лу­фи­нал при­шёл­ся на про­ход­ной день, ре­ка бы­ла сво­бод­на от се­тей, что да­ло воз­мож­ность зай­ти ки­жу­чу и дой­ти до ме­ста про­ве­де­ния со­рев­но­ва­ния. Но во вре­мя фи­на­ла про­мыс­ло­ви­ки ра­бо­та­ли, бес­пре­рыв­но сплав­ля­ли се­ти на сво­их участ­ках. Тем са­мым про­игно­ри­ро­вав фе­сти­валь «Со­хра­ним ло­со­сей вме­сте!» – ме­ро­при­я­тие кра­е­во­го мас­шта­ба.

Мо­же­те воз­ра­зить: это част­ный слу­чай. Про­сто ки­жуч не за­шёл с мо­ря. Нет, на ры­бал­ку я при­е­хал 28 ав­гу­ста и уже 2930 ав­гу­ста в про­ход­ные дни, как и мно­гие дру­гие ры­бо­ло­вы, успеш­но по­ры­ба­чил, по­га­сив свои ли­цен­зии. Кста­ти, её сто­и­мость уве­ли­чи­лась в два с лиш­ним ра­за и ста­ла 500 руб­лей. Хо­те­лось бы узнать, на ка­ком ос­но­ва­нии?

Но вер­нусь к на­бо­лев­ше­му. Уже, на­чи­ная с 1 сен­тяб­ря и вплоть до 8 сен­тяб­ря, по­бы­вав на об­шир­ном участ­ке от Боль­шо­го ли­ма­на и вы­ше по­сёл­ка Ка­ва­лер­ское, я с тру­дом «за­крыл» всего од­ну ли­цен­зию (пять ки­жу­чей). При­чи­на та­ко­го пла­чев­но­го ре­зуль­та­та – бес­пре­рыв­ное тра­ле­ние сплав­ны­ми се­тя­ми в ре­ке про­мыс­ло­ви­ка­ми всех ма­стей.

На ры­бал­ке я встре­тил ста­рей­ше­го жи­те­ля Усть-Боль­ше­рец­ка Ва­ди­ма Геор­ги­е­ви­ча Кол­ле­го­ва, ко­то­рый про­ра­бо­тал в рыб­ной от­рас­ли Кам­чат­ки мно­го лет. Он рас­ска­зал, что та­ко­го без­об­ра­зия на ре­ке при со­вет­ской вла­сти не бы­ло. Став­ные нево­да раз­ре­ша­лось ста­вить по по­бе­ре­жью не ближе чем 15 км от устья Боль­шой. В ре­ке про­мыш­лен­ный сет­ный лов ис­клю­чал­ся.

Рыбы в ней бы­ло столь­ко, что её мож­но бы­ло пой­мать в лю­бое вре­мя го­да без осо­бо­го тру­да. С при­хо­дом ка­пи­та­лиз­ма, где всё ре­ша­ют день­ги, всё из­ме­ни­лось. «Не ду­мал и не мог се­бе да­же пред­ста­вить, что с ре­кой ми­ро­во­го уров­ня мож­но со­тво­рить та­кое», – с го­ре­чью от­ме­тил ста­ро­жил.

А ведь ре­ка Боль­шая мог­ла бы стать на­сто­я­щей Мек­кой не толь­ко для ры­бо­ло­вов – жи­те­лей Кам­чат­ки, но и рос­си­ян, стре­мя­щих­ся побывать на по­лу­ост­ро­ве. Для это­го нуж­но од­но важ­ней­шее усло­вие, что­бы про­мыс­ло­ви­ки ушли с ре­ки и при­ле­га­ю­щей к устью ак­ва­то­рии Охот­ско­го мо­ря. То­гда у ло­со­сей бу­дет воз­мож­ность сво­бод­но про­хо­дить на нерест. Вто­рое непре­мен­ное усло­вие – дей­ствен­ная борь­ба с бра­ко­ньер­ством. Необ­хо­ди­мо вер­нуть бы­лую сла­ву ре­ке Боль­шая, и от ту­ри­стов не бу­дет от­боя.

40 РЫБАКОВ В ФИНАЛЕ ОСТА­ЛИСЬ БЕЗ КИЖУЧА.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.