ДОК­ТОР ДВИ­ЖЕ­НИЕ

Ис­то­рия о си­ле жен­щин и о до­сти­же­нии по­став­лен­ных це­лей

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА ГОСТЬ НОМЕРА - Эм­ма КИНАС

ОЛЬ­ГУ ВОВНЕНКО В ПЕТ­РО­ПАВ­ЛОВ­СКЕ-КАМ­ЧАТ­СКОМ ЗНА­ЮТ МНО­ГИЕ СЕ­МЬИ, СТОЛКНУВШИЕСЯ СО СТРАШНОЙ БЕДОЙ. ТА­КОЙ, КАК ИНСУЛЬТ, ИЛИ НЕОБ­ХО­ДИ­МОСТЬ НЕЙРОХИРУРГИЧЕСКОГО ВМЕ­ША­ТЕЛЬ­СТВА, ИЛИ СЕРЬЁЗНЫЕ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВЫЕ ТРАВ­МЫ, ПО­СЛЕ КО­ТО­РЫХ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КУ ЗАНОВО ПРИ­ХО­ДИТ­СЯ УЧИТЬ­СЯ ВЛА­ДЕТЬ СВО­ИМ ТЕЛОМ.

В этом нелёг­ком тру­де и по­мо­га­ет Оль­га Вовненко, врач-ре­а­би­ли­то­лог, че­ло­век, о ко­то­ром го­во­рят: «Пол­го­ро­да на но­ги по­ста­ви­ла». Это, ко­неч­но, ува­жи­тель­ное пре­уве­ли­че­ние, но за 12 лет ра­бо­ты счёт по­шёл уже на сот­ни па­ци­ен­тов, вер­нув­ших­ся к пол­но­цен­ной жиз­ни.

Еже­днев­но, стал­ки­ва­ясь на ра­бо­те с че­ло­ве­че­ской бо­лью и сла­бо­стью, с се­мей­ны­ми дра­ма­ми, сле­за­ми и от­ча­я­ни­ем, обу­чая справ­лять­ся с этим мо­ло­дых и по­жи­лых, муж­чин и жен­щин, Оль­га Ва­си­льев­на и в лич­ной жиз­ни пе­ре­жи­ла боль­шую тра­ге­дию. 13 лет на­зад в ав­то­мо­биль­ной ка­та­стро­фе по­гиб её муж. Их дочери Алине то­гда бы­ло 10. Го­ре не сде­ла­ло их сла­бы­ми. Ма­ма и дочь, под­дер­жи­вая друг дру­га, су­ме­ли пре­одо­леть бе­ду.

- Оль­га Ва­си­льев­на, по­че­му вы за­хо­те­ли быть вра­чом? И ка­кое на­прав­ле­ние вы­бра­ли из­на­чаль­но, ведь врач-ре­а­би­ли­то­лог – спе­ци­аль­ность до­воль­но но­вая?

- Я учи­лась на от­де­ле­нии спор­тив­ной ме­ди­ци­ны, а по­ступ­ле­ние ту­да бы­ло мо­ей меч­той с дет­ства. Я ча­сто бо­ле­ла, осо­бен­но одо­ле­ва­ли вос­па­ле­ния лёг­ких и брон­хи­ты. Бы­ла сла­бым ре­бён­ком, ме­ня осво­бож­да­ли от уро­ков физ­куль­ту­ры, а я при­хо­ди­ла на них. Все де­ти бе­га­ли боль­шой круг, а я – ма­лень­кий. Мне это очень не нра­ви­лось и казалось непра­виль­ным. Я чув­ство­ва­ла свою непол­но­цен­ность и хо­те­ла за­ни­мать­ся на­равне со все­ми. По­ста­ви­ла се­бе та­кую цель – и рва­лась к ней изо всех сил. В 3-м клас­се за­пи­са­лась на лыж­ную сек­цию, в 5-м ме­ня уже сня­ли с учё­та в по­ли­кли­ни­ке, и в ито­ге я до­шла до ма­сте­ра спор­та по лыж­ным гон­кам и за­во­е­ва­ла ти­тул чем­пи­он­ки Рос­сии сре­ди юни­о­ров. Это бы­ло мо­ей по­бе­дой над соб­ствен­ным нездо­ро­вьем.

- То есть вы уже в ран­нем дет­стве по­ни­ма­ли, что дви­же­ние – это жизнь?

- Да, и несу эту ис­ти­ну всю свою жизнь. Ко­гда я со­об­щи­ла ма­ме, что хо­чу стать спор­тив­ным док­то­ром, ма­ма (са­ма врач-пе­ди­атр) ска­за­ла: «Ни за что! Вра­чам так ма­ло пла­тят! Нуж­но учить­ся на эко­но­ми­ста». Я бы­ла неумо­ли­ма и уеха­ла по­даль­ше от ма­ми­но­го недо­воль­ства. В Эсто­нию. По­сту­пи­ла в мед­ин­сти­тут в Тар­ту, но по­сле рас­па­да СССР про­дол­жать обу­че­ние при­шлось в Ха­ба­ров­ске. Там встре­ти­ла бу­ду­ще­го му­жа Са­шу, и вме­сте с ним при­е­ха­ла ра­бо­тать на Кам­чат­ку.

У ме­ня бы­ло два ди­пло­ма: врач-ме­то­дист и тре­нер-пре­по­да­ва­тель физ­куль­ту­ры. Ра­бо­та­ла с детьми с ДЦП. Уже здесь в Ка­мГУ им.В. Бе­рин­га по­лу­чи­ла об­ра­зо­ва­ние ме­ди­цин­ско­го кли­ни­че­ско­го пси­хо­ло­га. А ко­гда мой про­фес­си­о­наль­ный путь свёл ме­ня с Алек­се­ем Те­ре­шо­вым, глав­ным вне­штат­ным нев­ро­ло­гом Кам­чат­ско­го края, я опре­де­ли­лась как спе­ци­а­лист и на­ча­ла ра­бо­тать с ин­сульт­ны­ми боль­ны­ми. Алек­сей Юрье­вич на­прав­лял ме­ня в Моск­ву, где бы­ла очень на­пря­жён­ная учё­ба в Ака­де­мии ме­ди­цин­ских на­ук и в Центре ре­а­би­ли­та­ции лик­ви­да­то­ров ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС – ши­кар­ней­шей кли­ни­ке по вос­ста­нов­ле­нию.

Вме­сте с Алек­се­ем Те­ре­шо­вым до­ро­гу мне от­кры­вал и Олег Фи­лип­пов, на тот мо­мент глав­ный врач кра­е­вой боль­ни­цы, на­прав­ляя на кон­грес­сы, кон­фе­рен­ции и съез­ды по мо­ей те­ме. Так по­лу­чи­лось, что я бы­ла пер­вой и един­ствен­ной в крае, кто се­рьёз­но за­нял­ся вос­ста­но­ви­тель­ной ме­ди­ци­ной. С мо­мен­та со­зда­ния Ре­ги­о­наль­но­го со­су­ди­сто­го цен­тра ра­бо­таю в нём.

- Вы­хо­дит, от спор­тив­ной ме­ди­ци­ны – от силь­ных и уве­рен­ных в се­бе лю­дей – вы по­шли к тем, ко­му пло­хо?

- Да. Ра­бо­таю с людь­ми по­сле ин­суль­та, по­сле травм по­зво­ноч­ни­ка и черепно-моз­го­вых, по­сле опе­ра­ций на го­лов­ной мозг. При­ме­няю в ком­плек­се кли­ни­че­скую пси­хо­ло­гию и спор­тив­ную ме­ди­ци­ну. Врач та­кой спе­ци­аль­но­сти на­зы­ва­ет­ся ещё ки­не­зи­те­ра­певт. Вхо­жу в со­став муль­ти­дис­ци­пли­нар­ной бри­га­ды, в ко­то­рой тру­дят­ся все спе­ци­а­ли­сты ре­ги­о­наль­но­го цен­тра под ру­ко­вод­ством вра­ча-нев­ро­ло­га. Боль­шую роль иг­ра­ет и гра­мот­ный сест­рин­ский уход, и труд са­ни­та­рок.

- Ка­ко­го ро­да несчаст­ные слу­чаи при­во­дят к столь пе­чаль­ным по­след­стви­ям?

- Ча­ще всего это ха­лат­ность по от­но­ше­нию к се­бе: непра­виль­ный об­раз жиз­ни, от­ку­да вы­те­ка­ют непри­ят­ные по­след­ствия – раз­лич­но­го ро­да ава­рии, ДТП, несчаст­ные слу­чаи. По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство па­ци­ен­тов – муж­чи­ны.

- При­хо­ди­лось слы­шать от вра­чей, что боль­ные ча­сто не же­ла­ют вы­пол­нять ре­ко­мен­да­ции. Меч­та­ют о «вол­шеб­ной таб­лет­ке», а са­ми о се­бе по­за­бо­тить­ся не хо­тят. Вы с та­ким стал­ки­ва­е­тесь?

- Да, и в ос­нов­ном со сто­ро­ны муж­чин, ко­то­рые и стра­да­ют от со­су­ди­стых за­бо­ле­ва­ний ча­ще. И до­ма муж­чи­ны, кста­ти, боль­ше ка­приз­ни­ча­ют, чем жен­щи­ны. По­рой ме­ня да­же при­гла­ша­ют на дом, и я ра­бо­таю как кли­ни­че­ский пси­хо­лог, что­бы че­ло­век на­чал при­ни­мать пре­па­ра­ты, дви­гать­ся. Де­ло в том, что мно­гие боль­ные сжи­ва­ют­ся со сво­ей но­вой ро­лью: им хо­ро­шо ле­жать. Су­хие, чи­стые, на­корм­лен­ные. Че­ло­век так хит­ро устро­ен, что, ес­ли бы нам не на­до бы­ло за­ра­ба­ты­вать се­бе на еду, на свои по­треб­но­сти, то мы бы ле­жа­ли, бал­де­ли и уми­ра­ли бы от ожи­ре­ния.

Мы – по при­ро­де сво­ей по­тре­би­те­ли. И дви­га­ем­ся ров­но на­столь­ко, на­сколь­ко дик­ту­ют на­ши по­треб­но­сти. Кто хо­чет про­сто су­харь съесть – то­му мно­го не на­до. Дру­го­му хо­чет­ся этот су­харь уже с мас­лом – тот ра­бо­та­ет по­боль­ше. А ко­му ну­жен хлеб, да не толь­ко с мас­лом, а ещё и с ик­рой, и ез­дить на ма­шине, то­му при­хо­дит­ся по­ста­рать­ся. Мы все рож­да­ем­ся ле­ни­вы­ми, и дви­жет на­ми толь­ко мо­ти­ва­ция. По­это­му, преж­де всего, мы ищем мо­ти­ва­цию – для че­го этот боль­ной дол­жен встать и ид­ти.

- Чем же мож­но мо­ти­ви­ро­вать нас, ле­ни­вых?

- Мо­ти­ва­ция у каж­до­го своя. И за­ча­стую на уровне про­стых, ка­ких-то бы­то­вых ве­щей. Ча­сто для муж­чин силь­ная мо­ти­ва­ция – дой­ти до туа­ле­та сво­и­ми но­га­ми. У жен­щин, кста­ти, ва­ри­ан­тов мно­же­ство. Для них мо­гут быть зна­чи­мы­ми де­ти, вну­ки, да­же да­ча. С муж­чи­на­ми слож­нее ра­бо­тать. Они бо­лее ле­ни­вы, и у них ча­сто сни­же­ны эмо­ци­о­наль­но-во­ле­вые ка­че­ства. А по­сле то­го, как мы до­бра­лись до мо­ти­ва­ции, нуж­но ра­бо­тать – че­рез боль, че­рез немощь. Это очень тя­же­ло, и пер­вые ша­ги очень труд­ны, нуж­но зу­бы стис­нуть и де­лать, и си­ла во­ли хо­ро­шо по­мо­га­ет. По­это­му свой дух нуж­но укреп­лять с мо­ло­до­сти. Кто раз­ви­вал свои во­ле­вые ка­че­ства, кто фи­зи­че­ски раз­вит – тот быст­рее вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся.

- А чу­де­са в ва­шей ра­бо­те слу­ча­ют­ся?

- Чу­дес в на­шей ра­бо­те не бы­ва­ет. Есть по­ра­зи­тель­ные ре­зуль­та­ты упор­но­го тру­да, есть успе­хи, пре­взо­шед­шие ожи­да­ния. Зна­е­те, как это бы­ва­ет? Мы ра­бо­та­ем над че­ло­ве­ком всей бри­га­дой спе­ци­а­ли­стов, сам он ста­ра­ет­ся, как мо­жет, и од­на­ж­ды – о, чу­до слу­чи­лось! В ос­нов­ном, это мо­ло­дёжь по­сле травм. По­том я ви­жу, как устра­и­ва­ет­ся жизнь этих лю­дей, как при­хо­дит успех, как рож­да­ют­ся де­ти...

Но и по­жи­лые лю­ди уме­ют удив­лять. Был слу­чай, ба­буш­ка ни­как пой­ти не мог­ла. Я её и так, и этак, вдруг она на­чи­на­ет рас­ска­зы­вать: «Ко­гда я бы­ла мо­ло­дая, мы в Си­би­ри де­ре­вья ру­би­ли на ле­со­по­ва­ле, вот та­кие вы­со­кие валенки но­си­ли!» «Хва­та­юсь» за эти валенки, на­хо­дим та­кие, на­де­ва­ем ей, и она по­то­па­ла в них. Очень мно­го при­хо­дит­ся раз­го­ва­ри­вать. И здесь важ­но услы­шать, до­стать из глу­бин со­зна­ния ту са­мую ме­лочь, ко­то­рая мо­жет стать пус­ко­вым ме­ха­низ­мом, вы­та­щит че­ло­ве­ка из это­го по­ло­же­ния.

- Оста­ёт­ся ли у вас вре­мя на лич­ную жизнь, на се­мью?

- Ко­неч­но, нет. Дочь вы­рос­ла прак­ти­че­ски са­ма. Ко­гда по­гиб муж, ей бы­ло 10 лет. Пер­вое, что я ска­за­ла дочери: «Не бой­ся, я с то­бой. Мы про­рвём­ся». Мы рас­пре­де­ли­ли обя­зан­но­сти: я ра­бо­таю, она учит­ся. Пер­вые три го­да я жи­ла как в ту­мане, ра­бо­та мне очень силь­но по­мо­га­ла, а доч­ке я ска­за­ла: «Ты ни в ко­ем слу­чае не долж­на бо­леть. И дру­гих непри­ят­но­стей не до­пус­кай». По­то­му что лю­бая про­бле­ма вы­би­ва­ла ме­ня из ко­леи, мне не хва­та­ло сил на всё, а на­до бы­ло ид­ти к па­ци­ен­там. И дочь у ме­ня бы­ла пер­вая по­мощ­ни­ца. Я при­ез­жа­ла до­мой, ме­ня ждал ужин, я ела и па­да­ла. Дочь учи­лась в 33-й шко­ле, в физ­мат клас­се, и бы­ла очень са­мо­сто­я­тель­ной. Она от­лич­но по­ни­ма­ла, что я ра­бо­таю не в пар­фю­мер­ном ма­га­зине и ню­хаю не цве­ты.

Дочь окон­чи­ла с крас­ным ди­пло­мом Рос­сий­ский го­су­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет неф­ти и га­за им. Губ­ки­на. Она очень хо­те­ла учить­ся имен­но в зна­ме­ни­той «ке­ро­син­ке», но был толь­ко плат­ный на­бор, и я по­ста­ви­ла ей усло­вие: учить­ся хо­ро­шо. Она учи­лась от­лич­но. Там же встре­ти­ла свою лю­бовь. Сей­час ра­бо­та­ет в Москве в «Газ­про­ме», вес­ной вы­шла за­муж. И я счаст­ли­ва. Али­на по­че­му-то го­во­рит, что я са­мая луч­шая ма­ма на све­те.

- Те­перь у вас есть воз­мож­ность за­нять­ся чем-то для се­бя.

- Вы зна­е­те, со вре­ме­нем я по­ня­ла, что ра­бо­таю не из-за де­нег. Я дей­стви­тель­но очень люб­лю свою ра­бо­ту. Она на­учи­ла ме­ня ви­деть на­сто­я­щие цен­но­сти, рас­став­лять приоритеты. Ча­сто ви­жу, как же­ны кри­чат на му­жей, «пи­лят», фыр­ка­ют, а ведь им итак тя­же­ло! У него бе­да, а се­мья про­дол­жа­ет жить как рань­ше. Од­на­ж­ды я бы­ла сви­де­те­лем, как мо­ло­дая жен­щи­на умуд­ри­лась раз­ру­гать­ся с мужем и бро­сить клю­чи – в от­де­ле­нии, с муж­чи­ной по­сле ин­суль­та, ко­то­рый не уме­ет раз­го­ва­ри­вать. Ес­ли жен­щи­на за­хо­чет, она из всего сде­ла­ет дра­му, но за­чем?

Я ста­ра­юсь быть тер­пи­мой к лю­дям. Где мои по­дру­ги то­па­ют но­га­ми, там я про­сто улы­ба­юсь. Как я го­во­ри­ла сво­ей дочери: «Мы пла­ка­ли один раз в жиз­ни, а всё осталь­ное – ерун­да».

ВАЛЕНКИ ПОМОГЛИ ВСТАТЬ БАБУШКЕ НА НО­ГИ.

Фото Ва­си­лия ГУМЕНЮКА

По­жи­лые лю­ди уме­ют удив­лять.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.