КРОХИ С «БАРСКОГО СТО­ЛА»

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА СРЕДА ОБИТАНИЯ -

НА ДВО­РЕ ПОЗДНЯЯ ОСЕНЬ. ЗА ГО­РО­ДОМ ЗИ­МА УЖЕ ВСТУ­ПИ­ЛА В СВОИ ПРА­ВА, УКРЫВ ЗЕМ­ЛЮ ПЕР­ВЫМ СНЕЖКОМ. РЕДКИЕ НЕУГОМОННЫЕ РЫБАКИ-ЛЮБИТЕЛИ ЕЩЁ РЕШАЮТСЯ ВЫЕЗЖАТЬ НА РЕЧКИ В НАДЕЖДЕ ПОЙМАТЬ ГОЛЬЦА ИЛИ ХАРИУСА.

Прой­дёт ноябрь, и мож­но со­би­рать­ся на зим­нюю ры­бал­ку. Кру­го­во­рот за­мкнул­ся. А по­ка мож­но осмыс­лить ухо­дя­щий ры­бо­лов­ный год на ре­ке Боль­шой в Усть-Боль­ше­рец­ком рай­оне.

Нач­нём с са­мо­го, по­жа­луй, по­пу­ляр­но­го объ­ек­та ло­ва – гольца. Ещё до на­ча­ла от­кры­тия на­ви­га­ции, как толь­ко тро­нул­ся лёд, мы уже пы­та­лись ло­вить се­реб­ри­сто­го на­ли­то­го кра­сав­ца. В на­ших уло­вах, на­чи­ная с кон­ца мар­та по май­ские праздники вклю­чи­тель­но, по­па­дал­ся в ос­нов­ном ха­ри­ус, ре­же кун­джа и ми­ки­жа. Гольца в ре­ке Боль­шой прак­ти­че­ски на всём её про­тя­же­нии (от п. Ка­ва­лер­ское до ли­ма­на) не бы­ло. Два пой­ман­ных гольца за весь се­зон не в счёт. В ли­мане го­лец был, а в ре­ке не бы­ло.

Не бы­ло его в ре­ке и вес­ной про­шло­го го­да. При­чи­на, на мой взгляд, бра­ко­ньер­ство по пер­вой чи­стой во­де сплав­ны­ми се­тя­ми и от­сут­ствие ло­со­сей на нере­сти­ли­щах это­го боль­шо­го участ­ка ре­ки. Об этом нам рас­ска­зы­вал сам участ­ник ло­ва ве­сен­не­го гольца се­тя­ми. Ло­ви­ли его столь­ко!.. В том чис­ле и хариуса, и ми­ки­жу, хо­зя­е­ва це­хов да­же от­ка­зы­ва­лись при­ни­мать ры­бу, сби­вая це­ну. Это бы­ло три го­да на­зад, по­след­ствия ска­зы­ва­ют­ся и по на­сто­я­щее вре­мя.

Ес­ли до «пе­ре­строй­ки» и пер­вых ко­опе­ра­ти­вов се­ре­ди­ны 80-х го­дов гольца на Камчатке за ры­бу не счи­та­ли, то с при­хо­дом ка­пи­та­лиз­ма этот ре­сурс, впро­чем, как и ко­рюш­ка, пре­вра­тил­ся в «зо­ло­тую рыб­ку», при­но­ся­щую при­быль. Ры­ба­кам-лю­би­те­лям оста­ют­ся лишь крохи с «барского сто­ла».

По­сле голь­цо­вой ры­бал­ки, ес­ли так мож­но вы­ра­зить­ся, ждать на­ча­ла июня – дол­го­ждан­но­го от­кры­тия сезона на ча­вы­чу, оста­ёт­ся все­го ни­че­го: три неде­ли, ко­то­рые ча­вы­чат­ник ис­поль­зу­ет для опро­бо­ва­ния ис­прав­но­сти ра­бо­ты ка­ту­шек, из­го­тов­ле­ния са­мо­дель­ных блё­сен – «вер­ту­шек». Те же, кто по­бо­га­че, мо­жет поз­во­лить се­бе по­куп­ку до­ро­го­сто­я­щих блё­сен и по­пол­нить свой и без то­го рос­кош­ный на­бор раз­но­ка­ли­бер­ны­ми ис­кус­ствен­ны­ми при­ман­ка­ми. По это­му по­во­ду неда­ром го­во­рят, что пер­вым клю­ёт не ры­ба, а ры­бак в ма­га­зине.

Как хо­ро­шо ока­зать­ся на бе­ре­гу пол­но­вод­ной ре­ки! По­ста­вить па­лат­ку, за­го­то­вить впрок суш­ня­ка, ко­то­ро­го до­ста­точ­но, не то­ро­пясь на­стро­ить «сто­я­ки». В ожи­да­нии по­клёв­ки на­блю­дать, как нор­ка про­ве­ря­ет свои охот­ни­чьи уго­дья, или как ры­жая ли­си­ца мыш­ку­ет непо­да­лё­ку в при­бреж­ной тундре.

А ес­ли по­ве­зёт с яс­ной без­вет­рен­ной по­го­дой, то по­лю­бо­вать­ся позд­ним вос­хо­дом пол­ной лу­ны, а но­чью рос­сы­пью Млеч­но­го пу­ти, при­глу­шён­но­го за­ли­тым лун­ным све­том. Ре­ка и но­чью с се­реб­ря­ны­ми жур­ча­щи­ми стру­я­ми во­ды оста­ёт­ся ве­ли­ча­вой и пре­крас­ной.

Поймать первую ча­вы­чу, по­клёв­ки ко­то­рой слу­ча­ют­ся крайне ред­ко, сва­рить аро­мат­ную вкус­ную уху и по­пот­че­вать ей то­ва­ри­щей по увле­че­нию, раз­ве это не ра­дость?

За всё вре­мя, про­ве­дён­ное на ре­ке, а это боль­ше трёх недель, я пой­мал несколь­ко ча­выч неболь­ших раз­ме­ров. В 80-90 го­ды вес рыб до­сти­гал 13-20 ки­ло­грам­мов. Пред­став­ля­е­те, ка­кую ры­бал­ку мы потеряли!

Чем был при­ме­ча­те­лен ны­неш­ний ча­вы­чё­вый се­зон? Очень вы­со­ким лет­ним па­вод­ком и зна­чи­тель­ным со­кра­ще­ни­ем бра­ко­нье­ров в днев­ное вре­мя. В про­шлые же го­ды они по­сто­ян­но сплав­ля­ли свои се­ти под но­сом у спин­нин­ги­стов. Ес­ли и даль­ше бу­дет дей­ствен­ная борь­ба с бра­ко­ньер­ством, то воз­мож­но и уло­вы ры­ба­ков-лю­би­те­лей ста­нут и боль­ше, и ве­со­мее.

О ло­ве лет­не­го гольца и хариуса ни­че­го ска­зать не мо­гу, так как на этих ры­бал­ках не был.

Пер­вый же вы­езд на ки­жу­ча на Боль­шую по­ра­до­вал. Два дня 29 – 30 ав­гу­ста сов­па­ли с про­ход­ны­ми дня­ми. Кижуч кле­вал от­лич­но. Все ли­цен­зии бы­ли по­га­ше­ны. А по­сле этих удач­ных ры­ба­лок на­ча­лось… Ку­да толь­ко мы не хо­ди­ли на мо­тор­ной лод­ке в по­ис­ках. На всём про­тя­же­нии Боль­шой вплоть до ли­ма­на ки­жу­ча не бы­ло. А от­ку­да ему бы­ло взять­ся, ес­ли на его пу­ти де­сят­ки ры­бо­ло­вец­ких бри­гад, на­чи­ная от устья ре­ки и на 40-ки­ло­мет­ро­вом от­рез­ке вы­ше по те­че­нию, с за­вид­ным по­сто­ян­ством в те­че­ние все­го све­то­во­го дня тра­лят жа­бер­ны­ми се­тя­ми! А в по­сле­ду­ю­щем слу­ча­лось так, что и в про­ход­ные дни кижуч ло­вил­ся пло­хо. Объ­яс­ня­лось это тем, что в штор­мо­вую по­го­ду ры­ба в ре­ку не за­хо­ди­ла.

От­крыть гла­за на от­сут­ствие ки­жу­ча в ре­ке по­мог слу­чай. В на­ча­ле сен­тяб­ря в фи­на­ле кра­е­вых со­рев­но­ва­ний по его лов­ле на спин­нинг, про­во­ди­мо­го в рам­ках еже­год­но­го фе­сти­ва­ля «Со­хра­ним ло­со­сей вме­сте!», 41 спортс­мен остал­ся без по­клё­вок. Че­рез де­сят­ки сплав­ных се­тей су­ме­ли про­ско­чить лишь несколь­ко ки­жу­чей. По­бе­ди­те­лем стал участ­ник, пой­мав­ший един­ствен­но­го ки­жу­чён­ка ве­сом 1 340 грам­мов, за что был пре­ми­ро­ван мо­тор­ной лод­кой.

Да­же по то­му, что рыбаки-любители не мог­ли поймать ры­бу, мож­но су­дить об опу­сто­ше­нии ре­ки. Ока­за­лось, что не толь­ко бра­ко­нье­ры ви­нов­ны в опу­сто­ше­нии, но и в боль­шей сте­пе­ни ры­бо­про­мыс­ло­ви­ки сво­ей неуём­ной жад­но­стью к на­жи­ве.

В день фи­на­ла они иг­но­ри­ро­ва­ли ме­ро­при­я­тие кра­е­во­го мас­шта­ба, каким яв­ля­ет­ся фестиваль, и про­дол­жи­ли ры­бал­ку. По­яс­ню, по­лу­фи­нал про­во­дил­ся, ко­гда ре­ка бы­ла сво­бод­на от се­тей и 41-му участ­ни­ку (все­го 160 спортс­ме­нов), уда­лось про­бить­ся в фи­нал (до­ста­точ­но бы­ло поймать од­но­го ки­жу­ча).

15 сен­тяб­ря, ко­гда офи­ци­аль­но про­мыс­ло­вый лов дол­жен быть пре­кра­щён, мы сно­ва по­еха­ли на Боль­шую. Но ока­за­лось, что про­мы­сел про­дол­жал­ся до 18 сен­тяб­ря. Ры­ба­кам лю­би­те­лям в эти дни ред­ко кому по­вез­ло. Не бы­ло ки­жу­ча и по­сле ухо­да ры­бо­про­мыс­ло­ви­ков с ре­ки.

По­лу­ча­ет­ся, что ры­бо­ло­вы по­ку­па­ли ли­цен­зии на лов ки­жу­ча по су­ще­ству в пу­стой ре­ке. Бо­лее то­го сто­и­мость од­ной ли­цен­зии бы­ла уве­ли­че­на с 200 до 500 руб­лей.

СКВОЗЬ СЕТНЫЕ ПОРЯДКИ ПРОРЫ ВАЮТСЯ ЕДИ­НИ­ЦЫ.

При­ше­ствие ка­пи­та­лиз­ма в кон­це 20-го ве­ка при­внес­ло на­сто­я­щую бе­ду – раз­де­ле­ние рек на ры­бо­лов­ные участ­ки, уза­ко­нен­ное про­мыш­лен­ное ры­бо­лов­ство в нере­сто­вых ре­ках и при­ле­га­ю­щих к ним ак­ва­то­ри­ях мо­рей. Опыт­ные кадры ин­спек­то­ров ры­б­во­да и учё­ных Кам­чатНИРО бы­ли за­ме­не­ны приш­лы­ми «спе­ци­а­ли­ста­ми». Ры­бо­про­мыш­лен­ни­кам бы­ла предо­став­ле­на пол­ная сво­бо­да дей­ствий… по уни­что­же­нию ло­со­ся и его вос­про­из­вод­ства. Вы­ло­вы по­след­них лет бьют ре­кор­ды со­вет­ских вре­мён, хо­тя на при­лав­ках мест­ных рын­ков ры­ба недо­ступ­на по цене боль­шин­ству жи­те­лей.

Ве­со­мую леп­ту в уни­что­же­ние ло­со­ся внес­ло бра­ко­ньер­ское со­об­ще­ство. Бо­лее двух дол­гих де­ся­ти­ле­тий вла­сти без­успеш­но «бо­ро­лись», а фак­ти­че­ски делали вид, что бо­рют­ся с бра­ко­нье­ра­ми, ко­то­рые без опас­ки ра­бо­та­ли «сре­ди бе­ло­го дня». В ка­кой-то ме­ре по­нять вла­сти мож­но. Не про­сто тру­до­устро­ить лю­дей, бро­шен­ных го­су­дар­ством, сме­нив­шим социально-эко­но­ми­че­ский строй. За­кры­лись и ста­ли ненуж­ны­ми сот­ни за­во­дов и пред­при­я­тий, оста­вив ты­ся­чи лю­дей без ра­бо­ты. Каж­дый в 90-х вы­жи­вал, как мог. На Камчатке был вос­тре­бо­ван ре­сурс – ры­ба, ик­ра. Вот и не тро­га­ли бра­ко­нье­ров, са­мо­сто­я­тель­но за­ра­ба­ты­ва­ю­щих сво­им се­мьям на жизнь.

На об­рат­ном пу­ти мы за­еха­ли на ры­бо­раз­вод­ный за­вод «Озер­ки» на ре­ке Плот­ни­ко­ва (при­ток Боль­шой, ко­то­рую об­ра­зу­ют ре­ки Быст­рая и Голь­цов­ка). Раз­го­ва­ри­ва­ли с глав­ным ин­же­не­ром за­во­да ГИЛЁВЫМ Алек­сан­дром Ива­но­ви­чем. Он рас­ска­зал, что на про­тя­же­нии пя­ти по­след­них лет ки­жу­ча нет ни в ре­ке Плот­ни­ко­ва, ни ря­дом с за­во­дом в нере­сто­вом озе­ре Ки­жу­чё­вом, ни в ре­ке Быст­рой. Он ту­да про­сто не до­хо­дит. Сквозь сетные порядки про­ры­ва­ют­ся лишь еди­нич­ные осо­би.

По со­об­ще­нию кра­е­во­го мин­рыб­хо­за (на на­ча­ло ок­тяб­ря) – изъ­я­тие ки­жу­ча в бас­сейне ре­ки Боль­шой и при­бреж­ной мор­ской ак­ва­то­рии со­ста­ви­ло 5 тыс. тонн. Учи­ты­вая угне­тён­ное об­щее со­сто­я­ние ви­да, необ­хо­ди­мо бы­ло про­пу­стить про­из­во­ди­те­лей на нере­сти­ли­ща в ко­ли­че­стве не ме­нее 50 % от об­ще­го вы­ло­ва. Но это­го, как ви­дим, не про­изо­шло, как не про­ис­хо­ди­ло и в пред­ше­ству­ю­щую пя­ти­лет­ку.

Бу­ду не да­лёк от ис­ти­ны, ес­ли пред­по­ло­жу, что на­ши ры­бал­ки в ок­тяб­ре ме­ся­це на гольца бы­ли без­успеш­ны­ми из­за от­сут­ствия в ре­ке Боль­шой нере­сто­во­го ки­жу­ча (го­лец по­сто­ян­ный спут­ник ло­со­сей).

По мне­нию быв­ше­го за­ме­сти­те­ля на­чаль­ни­ка «Кам­чат­ры­б­во­да» В. Пи­ни­ги­на, пол­ное изъ­я­тие про­мыс­ло­во­го и нере­сто­во­го за­па­са ки­жу­ча

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.