РЕ­ЖИС­СЁР В ЧУ­ЖОМ МОНАСТЫРЕ

По­че­му на спек­так­ли Ви­та­лия Дья­чен­ко би­ле­тов не до­стать

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА ГОСТЬ НОМЕРА - Эм­ма КИНАС

В КАМ­ЧАТ­СКОМ ТЕ­АТ­РЕ ДРАМЫ ПРО­ШЛА ПРЕМЬЕРА МУ­ЗЫ­КАЛЬ­НОЙ КОМЕДИИ «СКАЗ­КА АРДЕННСКОГО ЛЕ­СА», НАПИСАННОЙ ЗНА­МЕ­НИ­ТЫМ ПО­ЭТОМ, ДРАМАТУРГОМ И КОМПОЗИТОРОМ ЮЛИЕМ КИ­МОМ ПО МОТИВАМ ПЬЕ­СЫ ШЕКСПИРА «КАК ВАМ ЭТО ПОНРАВИТСЯ». ЭТО ЧЕТВЁРТАЯ ПОСТАНОВКА МО­ЛО­ДО­ГО ТАЛАНТЛИВОГО РЕЖИССЁРА ИЗ САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГА ВИ­ТА­ЛИЯ ДЬЯ­ЧЕН­КО.

Год на­зад он впер­вые при­е­хал на Кам­чат­ку, и пер­вой его ра­бо­той здесь стал тон­кий, про­ник­но­вен­ный спек­такль «Да­ма с со­бач­кой», за­тем по­яви­лась ис­кро­мёт­ная де­тек­тив­ная ко­ме­дия «Ду­ра», а за ней – прон­зи­тель­ная дра­ма «Клят­вен­ные де­вы». Все они бы­ли при­ня­ты зри­те­лем с огром­ным ин­те­ре­сом. До­ста­точ­но ска­зать, что би­ле­ты на эти спек­так­ли не до­стать. «На Кам­чат­ке фан­та­сти­че­ская труп­па».

го­ду, и вот – всё со­шлось. То­гда же я стал пред­ла­гать «Ар­денн­ский лес».

Кам­чат­ка – очень за­ман­чи­вое ме­сто для со­зда­ния те­ат­раль­ной ре­аль­но­сти. Кам­чат­ский те­атр неве­ро­ят­но мно­го мо­жет. Здесь ка­кая-то со­вер­шен­но фан­та­сти­че­ская труп­па, ко­то­рой до без­гра­нич­но­сти один шаг. Ещё шаг, и они смо­гут аб­со­лют­но всё. Это очень мощ­ные со­ав­то­ры – по­тря­са­ю­щие ак­тё­ры, му­зы­каль­ный ру­ко­во­ди­тель Еле­на Вы­сто­ро­пец, за­ме­ча­тель­ный ху­дож­ник Ле­ся Бес­паль­чая, та­лант­ли­вый хо­рео­граф Ма­ри­на Те­рен­тье­ва.

Всё осталь­ное мо­жет быть слож­нее... Ты, при­гла­шён­ный ре­жис­сёр, оста­ёшь­ся один на один с те­ат­ром – со сла­жен­ной ма­хи­ной, внут­ри ко­то­рой свой быт, тра­ди­ция от­но­ше­ний, иерар­хия, те­бе неиз­вест­ная и непо­нят­ная. И ес­ли те­бе важ­ны ка­кие-то мо­мен­ты в спек­так­ле, как сде­лать так, что­бы они стали важ­ны вот это­му ор­га­низ­му?

Речь идёт не кон­крет­но о кам­чат­ском те­ат­ре – так вез­де. По­па­да­ешь в чу­жой мо­на­стырь без вся­ко­го уста­ва. Это несколь­ко оше­лом­ля­ет, но это здо­ро­во, как и лю­бые огра­ни­че­ния.

У мно­гих те­ат­ров есть ар­гу­мент – «мы про­вин­ци­аль­ный те­атр, у нас тут вот так». На Кам­чат­ке та­ко­го нет. Это пре­крас­ное ме­сто по труп­пе, по пуб­ли­ке, и мне нра­вит­ся здесь ра­бо­тать.

по­щу­пать, на­хо­дит­ся ша­рик, ко­то­рый всё в нём взры­ва­ет – и вкус со­всем дру­гой. На­до искать этот ша­рик. Моё убеж­де­ние в том, что ар­тист в спек­так­ле пер­ви­чен. Всё осталь­ное – мир, в ко­то­ром ему жить. Он ди­ко ва­жен, и ар­ти­ста долж­но там что-то вдох­нов­лять, за­де­вать, он дол­жен ка­кие-то свои про­бле­мы там ре­шать, сча­стье своё по­лу­чать, тще­сла­вие удо­вле­тво­рять... Ме­ня не ин­те­ре­су­ет, что имен­но и по­че­му, но что­то его там долж­но цеп­лять. А ес­ли нет – на­до ду­мать, как это сде­лать, как его за­деть, что­бы ему ста­ло важ­но. Он мо­жет да­же скан­да­лить, про­те­сто­вать – это то­же энер­гия. Она долж­на тра­тить­ся!

Я очень бо­лез­нен­но от­но­шусь к ру­тине, ко­гда ар­тист транс­ли­ру­ет: «Ну, та­кая у ме­ня ра­бо­та, я так иг­раю...». Это, воз­мож­но, для груз­чи­ка хо­ро­шо: так на­тре­ни­ро­вать свой ор­га­низм, что он пе­ре­ста­нет уста­вать. Он пе­ре­груп­пи­ру­ет ре­сур­сы и най­дёт путь наи­мень­ше­го со­про­тив­ле­ния. Но ес­ли груз­чи­ку это в ра­дость – он те­перь и по­гу­лять по­сле ра­бо­ты мо­жет, то в те­ат­ре путь наи­мень­ше­го со­про­тив­ле­ния все­гда при­во­дит к смер­ти спек­так­ля. Но по­ка ар­тист схо­дит с ума от все­го, что необ­хо­ди­мо сде­лать, понять, успеть, ска­зать, при­ду­мать, и по­ка весь его ор­га­низм на­хо­дит­ся в стрес­се, он не успо­ка­и­ва­ет­ся, и вся эта шту­ко­ви­на жи­вёт. их воз­му­ща­ет, что огор­ча­ет?

В лю­бом го­ро­де (кро­ме, по­жа­луй, Санкт-Пе­тер­бур­га, ко­то­рый от­лич­но на­стра­и­ва­ет всю сен­сор­ную си­сте­му и за­да­ет ей пра­виль­ные век­то­ры) я спра­ши­ваю се­бя: а на по­нят­ном ли язы­ке для пуб­ли­ки я го­во­рю? – и про­бую счи­тать мест­ный куль­тур­ный код.

К при­ме­ру, кам­чат­ско­го зри­те­ля ди­ко ин­те­ре­су­ет ре­аль­ность пер­во­го по­ряд­ка: вот сто­ит на сцене ар­тист Пет­ров, у него на но­гах ке­ды, и он вы­учил текст. В ре­аль­но­сти вто­ро­го по­ряд­ка это известный бе­гун, и он сей­час, в 1918 го­ду, в пер­вый раз в жиз­ни при­зна­ёт­ся в люб­ви. Так вот, кто это и ко­му он при­зна­ёт­ся, кам­чат­ско­го зри­те­ля ин­те­ре­су­ет не осо­бо. Его ин­те­ре­су­ет, что у Пет­ро­ва на но­гах ке­ды, и хо­ро­шо ли он пом­нит текст. Есть этот за­дор, этот драйв пой­мать те­атр на «те­ат­ре»: «О, за­был текст! Че­ты­ре се­кун­ды вспо­ми­нал – ме­ня не об­ма­нешь! И кед та­ких в 1918-м го­ду не бы­ло!».

А те­бе на­до, что­бы они сей­час увлек­лись ре­аль­но­стью как минимум вто­ро­го по­ряд­ка, а луч­ше тре­тье­го, что­бы они по­ве­ри­ли и за­бы­ли, что си­дят в зри­тель­ном за­ле. И это каж­дый раз квест для те­бя – как ты бу­дешь это де­лать? уже стал род­ным до­мом. Ка­ко­вы их впечатления от ра­бо­ты с при­гла­шён­ным ре­жис­сё­ром?

- Ещё ко­гда ре­пе­ти­ро­ва­ли «Да­му с со­бач­кой», в ко­то­рой за­ня­то все­го че­ты­ре че­ло­ве­ка, и осталь­ные не зна­ли, не по­ни­ма­ли, что там про­ис­хо­дит, мы всё вре­мя слы­ша­ли, как они с го­ря­щи­ми гла­за­ми за­яв­ля­ли: «Не тро­гай­те нас! У нас ре­пе­ти­ция!». И мы ду­ма­ли: «Что ж там та­кое, что они ту­да так рвут­ся?!». Но по­том са­ми по­ня­ли – там очень ин­те­рес­но и хо­ро­шо, – рас­ска­за­ла за­слу­жен­ная ар­тист­ка РФ Татьяна Де­ре­гу­зо­ва. – Не часто бы­ва­ет, ко­гда с ре­жис­сё­ром сов­па­да­ешь, как паз­лы: точ­но и креп­ко. В моей жиз­ни был толь­ко один такой ре­жис­сёр ко­гда-то в Вол­го­гра­де. И вот сей­час это про­ис­хо­дит сно­ва с Ви­та­ли­ем Ана­то­лье­ви­чем. Это про­сто мой ре­жис­сёр, всё, что он делает, что он го­во­рит, мне по­нят­но, и я это при­ни­маю. Ду­маю, и его по­ста­нов­ки поль­зу­ют­ся та­ким успе­хом у зри­те­лей по­то­му, что про­сто по­лу­чи­лось сли­я­ние труп­пы и режиссёра.

- У Ви­та­лия Ана­то­лье­ви­ча очень вы­со­кая план­ка, и он не оста­нав­ли­ва­ет ра­бо­ту над спек­так­ля­ми, пра­вит, да­же ра­бо­тая над дру­гой по­ста­нов­кой, все­гда ищет, чем их мож­но обо­га­тить. Он боль­шой ху­дож­ник, у него есть свой по­черк. Он уме­ет за­го­реть­ся сам и увлечь сво­ей энер­ги­ей ак­тё­ров – се­го­дня он в на­шем те­ат­ре ли­дер. То, что с на­ми ра­бо­та­ет такой ум­ный, тон­кий, та­лант­ли­вый ма­стер – про­сто сча­стье, и для те­ат­ра, и для пуб­ли­ки, – счи­та­ет хор­мей­стер, зав. му­зы­каль­ной ча­стью те­ат­ра Еле­на Вы­сто­ро­пец.

- Ре­жис­сёр Дья­чен­ко пол­но­стью со­от­вет­ству­ет мо­е­му по­ни­ма­нию те­ат­ра. Про­дукт, ко­то­рый он вы­пус­ка­ет, это тот са­мый жи­вой те­атр, не ра­ди экс­пе­ри­мен­та или эпа­та­жа пуб­ли­ки, а имен­но со­став­ля­ю­щая жи­во­го дра­ма­ти­че­ско­го Ис­кус­ства с боль­шой бук­вы, ко­то­рое он уме­ет во­пло­щать. Это че­ло­век с по­тря­са­ю­щим вку­сом, с на­сто­я­щи­ми те­ат­раль­ны­ми эти­кой и эс­те­ти­кой, че­ло­век эн­цик­ло­пе­ди­че­ских знаний. Его уро­вень под­го­тов­ки «ка­та­стро­фи­че­ски» вы­сок, как бы аб­сурд­но это ни зву­ча­ло. И, са­мое глав­ное, это один из немно­гих ре­жис­сё­ров, ко­то­рый за по­след­ние го­ды смог со­брать труп­пу во­еди­но, вы­ра­бо­тать до­ста­точ­но вы­со­кий це­лост­ный ху­до­же­ствен­ный уро­вень. На мой взгляд, ес­ли бы Дья­чен­ко остал­ся на Кам­чат­ке, это бы­ло бы сча­стье не толь­ко для кам­чат­ско­го те­ат­ра, для труп­пы, но и для на­ше­го зри­те­ля, по­то­му что би­ле­ты на его спек­так­ли до­стать невоз­мож­но, и это до­ро­го­го сто­ит, – счи­та­ет за­слу­жен­ный ар­тист РФ Алек­сей Вы­сто­ро­пец.

4 СПЕК­ТАК­ЛЯ ПО­СТА­ВИЛ ДЬЯ­ЧЕН­КО НА КАМ­ЧАТ­КЕ.

Фо­то Ана­ста­сии ЕРОХИНОЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.