СОЛ­НЕЧ­НЫЙ ТВОРЕЦ

Ху­дож­ник из Бол­га­рии устро­ил пер­со­наль­ную вы­став­ку на Камчатке

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА ГОСТЬ НОМЕРА - Кра­сен БЕРБЕНКОВ. Ека­те­ри­на ДОВГАЛЁВА

Сей­час Кра­сен с же­ной Ру­мя­ной жи­вут в Варне, имен­но там несколь­ко лет на­зад они по­зна­ко­ми­лись с жи­те­ля­ми Кам­чат­ки. Рас­ска­зы но­вых дру­зей о Кам­чат­ском крае за­ин­те­ре­со­ва­ли се­мью ху­дож­ни­ка, но дол­гое вре­мя при­лёт на по­лу­ост­ров с пер­со­наль­ной вы­став­кой бы­ло слож­но ор­га­ни­зо­вать. Но се­го­дня мно­го­чис­лен­ный спи­сок жи­те­лей стран, по­ви­дав­ших кар­ти­ны Кра­се­на Бер­бен­ко­ва, по­пол­ни­ла Рос­сия.

Твор­че­ская встре­ча с ху­дож­ни­ком и его же­ной со­сто­я­лась в Кам­чат­ской кра­е­вой биб­лио­те­ке, где и пред­став­ле­на экс­по­зи­ция из 21 по­лот­на. Го­сти из Бол­га­рии с во­оду­шев­ле­ни­ем по­де­ли­лись сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми о по­лу­ост­ро­ве:

- Рань­ше мы зна­ли о Камчатке толь­ко по фо­то­гра­фи­ям и ка­лен­да­рям, ко­то­рые в Бол­га­рии нам по­ка­зы­ва­ли жи­те­ли по­лу­ост­ро­ва Вадим и Еле­на. Нам все­гда хо­те­лось уви­деть эту кра­со­ту сво­и­ми гла­за­ми. Здесь у вас на­столь­ко со­вер­шен­ная при­ро­да, что её про­сто невоз­мож­но опи­сать сло­ва­ми.

- Кра­сен, ху­дож­ни­ка­ми рож­да­ют­ся или ста­но­вят­ся?

- Од­но­знач­но­го от­ве­та на этот во­прос не мо­жет быть, каж­до­го от­дель­но­го че­ло­ве­ка жизнь по-сво­е­му при­во­дит к твор­че­ству. Кра­сен Бербенков на­шёл по­клон­ни­ков на Камчатке.

Что ка­са­ет­ся ме­ня, пом­ню, ещё в школь­ные го­ды в мо­их ра­бо­чих тет­ра­дях со­всем неболь­шую часть за­ни­ма­ли за­пи­си класс­ной и до­маш­ней ра­бо­ты, а всё остальное бы­ло за­пол­не­но ри­сун­ка­ми, из-за че­го ме­ня по­сто­ян­но на­ка­зы­ва­ли. Кста­ти, в детстве, я с боль­шим удо­воль­стви­ем ри­со­вал ко­шек, и эти жи­вот­ные до сих пор при­вле­ка­ют ме­ня сво­ей доб­ро­той, ко­то­рую вид­но да­же по их взгля­ду. Во­об­ще, твор­че­ство – это то, что да­рит неимо­вер­ное ощу­ще­ние сво­бо­ды и энер­гию, к че­му я стрем­люсь с дет­ско­го воз­рас­та.

- Вы ра­бо­та­е­те в На­ци­о­наль­ном учи­ли­ще искусств. Как уда­ёт­ся сов­ме­щать пре­по­да­ва­ние и соб­ствен­ное твор­че­ство?

- Ко­гда мне толь­ко пред­ло­жи­ли пре­по­да­вать, я до­ста­точ­но дол­го со­мне­вал­ся. Ка­за­лось, что раз­де­лять вре­мя на обу­че­ние дру­гих и соб­ствен­ное твор­че­ство слож­но, мо­жет быть, да­же невоз­мож­но. Но сей­час, спу­стя 25 лет пре­по­да­ва­ния в учи­ли­ще, я да­же пред­ста­вить не мо­гу свою са­мо­сто­я­тель­ную ра­бо­ту без обу­че­ния сту­ден­тов и на­обо­рот. Мои уче­ни­ки вдох­нов­ля­ют ме­ня. Ведь мо­ло­дость, с ко­то­рой я встре­ча­юсь в учеб­ном клас­се, не да­ёт «ста­реть» мне и мо­е­му твор­че­ству.

- Есть ли ка­кие-то мастера живописи, ко­то­рые слу­жи­ли и, воз­мож­но, про­дол­жа­ют быть при­ме­ром для вас?

- Ко­гда я учил­ся в ака­де­мии искусств, учи­тель Свет­лин Ру­сев был для ме­ня на­сто­я­щим на­став­ни­ком. Этот че­ло­век на­учил ме­ня не толь­ко тех­ни­че­ским ху­до­же­ствен­ным тон­ко­стям, но и то­му, ка­ким долж­но быть от­но­ше­ние к ис­кус­ству, как нуж­но жить в нём и вза­и­мо­дей­ство­вать с ним и окру­жа­ю­щим ми­ром. Имен­но ака­де­мик Свет­лин Ру­сев при­вил мне при­выч­ку ра­но про­сы­пать­ся для то­го, что­бы не про­пу­стить ни од­но­го важ­но­го ми­га за це­лый день. Ко­неч­но, это зву­чит сим­во­лич­но, но, тем не ме­нее, в этих сло­вах есть ис­ти­на.

- Вы ко­гда-ни­будь ста­ви­ли се­бе це­ли в ис­кус­стве? Че­го уже уда­лось до­стиг­нуть?

- Ис­кус­ство при­но­сит мне счастье, оду­хо­тво­рён­ность и, как я уже обо­зна­чил, са­мое глав­ное для ме­ня – сво­бо­ду. Зна­е­те, в по­след­ние го­ды у ме­ня скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что я мо­гу ло­вить все нуж­ные мне мо­мен­ты в при­ро­де и жиз­ни, отоб­ра­жать их в кар­ти­нах. А ещё со­всем недав­но у ме­ня сбы­лась глав­ная детская меч­та, от­кры­тие соб­ствен­ной ма­стер­ской с га­ле­ре­ей. Я уже при­об­рёл по­ме­ще­ние в цен­тре Вар­ны для осу­ществ­ле­ния этой це­ли. Во-пер­вых, это ме­сто, где я бу­ду тво­рить, а во-вто­рых, там есть неболь­шой вы­ста­воч­ный зал для пред­став­ле­ния ра­бот. И Кам­чат­ка – это пер­вое ме­сто, где я рас­ска­зы­ваю об этом. Так что с удо­воль­стви­ем при­гла­шаю в га­ле­рею всех жи­те­лей за­ме­ча­тель­но­го по­лу­ост­ро­ва.

- Ду­маю, что те­перь каж­дый, кто бу­дет в Бол­га­рии, за­хо­чет на­ве­стить вас в ма­стер­ской. А как вы справ­ля­е­тесь с кри­ти­кой, ко­то­рая не об­хо­дит сто­ро­ной ни од­но­го твор­че­ско­го че­ло­ве­ка?

- Дей­стви­тель­но, кри­ти­ка – это есте­ствен­но, и имен­но так и нуж­но к ней от­но­сить­ся. Ес­ли за­ме­ча­ния спра­вед­ли­вые, то к ним име­ет смысл при­слу­ши­вать­ся. Но ко­гда я по-на­сто­я­ще­му люб­лю со­тво­рён­ную кар­ти­ну, по­то­му что она на­пи­са­на с мак­си­маль­но от­кры­той ду­шой и све­том, то мне­ние осталь­ных уже не так важ­но. Этим я ру­ко­вод­ству­юсь сам, это же со­ве­тую и сво­им уче­ни­кам.

На­прав­ле­ние ра­бот, пред­став­лен­ных на вы­став­ке в Кам­чат­ском крае, Кра­сен Бербенков опре­де­ля­ет как «по­э­ти­че­ский ре­а­лизм». Это изящ­но на­пи­сан­ные пей­за­жи, из­лу­ча­ю­щие све­жесть, ти­ши­ну и свет.

- Что по­вли­я­ло на фор­ми­ро­ва­ние ва­ше­го соб­ствен­но­го сти­ля на­пи­са­ния кар­тин?

- На опре­де­лён­ных эта­пах всем ху­дож­ни­кам бы­ва­ет слож­но хоть немно­го осво­бо­дить­ся от вли­я­ния учи­те­лей, окру­жа­ю­щей об­ста­нов­ки и да­же вре­ме­ни, в ко­то­ром мы сей­час живём. Обыч­но это дол­гий про­цесс ра­бо­ты, в те­че­ние ко­то­ро­го по­сте­пен­но опре­де­ля­ют­ся соб­ствен­ные фор­мы. Глав­ное, быть чест­ным пе­ред са­мим со­бой и тво­рить с от­кры­тым от­но­ше­ни­ем к ми­ру. Се­го­дня я встре­чаю каж­дый день с же­ла­ни­ем тво­рить и внут­рен­ней энер­ги­ей, и на­де­юсь, что в мо­их ра­бо­тах вид­ны эти ощу­ще­ния и чув­ству­ет­ся по­сыл. Во всех кар­ти­нах для ме­ня очень важ­но отоб­ра­жать по­э­ти­че­ское вдох­но­ве­ние.

- Вы по­се­ща­е­те мно­же­ство го­ро­дов и стран, и боль­шин­ство из них на­хо­дит от­ра­же­ние в ва­шем твор­че­стве. У вас есть ка­кие-то лю­би­мые ме­ста?

- Зна­е­те, в каж­дом ме­сте, в ко­то­ром я ока­зы­ва­юсь, цеп­ля­ет раз­ное, что-то своё, осо­бен­ное. На­при­мер, про­сто­ры Кам­чат­ки впе­чат­ля­ют чи­стой девственной при­ро­дой, до сих пор я та­ко­го ни­где не встре­чал, и это про­буж­да­ет це­лый фон­тан эмо­ций. Ко­неч­но, в мои пла­ны вхо­дит от­ра­зить это ве­ли­ко­ле­пие в твор­че­стве, и я да­же немно­го со­мне­ва­юсь, что по­лу­чит­ся в пол­ной ме­ре изоб­ра­зить здеш­нюю при­ро­ду на­столь­ко прекрасной, нас­коль­ко она есть. Но пи­сать я бу­ду, ко­гда вер­нусь до­мой, хо­чу на­брать­ся здесь впе­чат­ле­ний, а уже по­том ис­поль­зо­вать их в ра­бо­те. Ес­ли я изоб­ра­жаю Бол­га­рию, то важ­ным и да­же глав­ным ста­но­вит­ся солн­це как ис­точ­ник жиз­ни и энер­гии. Так мно­го солн­ца я ви­дел толь­ко в Ис­па­нии, но на­ше, всё рав­но, непо­вто­ри­мо. Ещё од­ним из са­мых ма­ги­че­ских мест для ме­ня ста­ла Сло­ва­кия. Мы бы­ли там в осен­нее вре­мя, ко­гда всё во­круг при­об­ре­та­ет яркие крас­ки, а го­ры и лес со­зда­ют вол­шеб­ную ат­мо­сфе­ру.

- Кра­сен, вы тво­ри­те толь­ко по вдох­но­ве­нию, или же ра­бо­та ху­дож­ни­ка ме­нее ро­ман­тич­на, чем при­ня­то счи­тать?

- В ми­ре рас­про­стра­не­но мне­ние, что мы ждём му­зу, но про ме­ня это­го нель­зя ска­зать, так как мне близ­ко вы­ра­же­ние «Ап­пе­тит при­хо­дит во вре­мя еды». Я на­чи­наю тво­рить, ко­гда у ме­ня по­яв­ля­ет­ся вре­мя для это­го, а при­хо­дя­щее в про­цес­се вдох­но­ве­ние не поз­во­ля­ет ис­чер­пать се­бя.

ПРО­СТО­РЫ КАМ­ЧАТ­КИ ВПЕ­ЧАТ­ЛЯ­ЮТ ЧИ­СТОЙ ДЕВСТВЕННОЙ ПРИ­РО­ДОЙ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.