НЕБЕС­НЫЕ ПОВОДЫРИ

Кто ве­дёт са­мо­лё­ты вер­ным кур­сом

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА ЦЕНА УСПЕХА - Ольга ХОХЛОВА

Сам Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич толь­ко 3 го­да на­зад пе­ре­сел из крес­ла авиа­дис­пет­че­ра в ка­би­нет ру­ко­во­ди­те­ля. И о про­фес­сии небес­но­го по­во­ды­ря го­во­рит с вос­хи­ще­ни­ем: шут­ка ли, неко­то­рым его кол­ле­гам в круп­ных аэро­пор­тах уда­ёт­ся од­но­вре­мен­но ве­сти до 30 са­мо­лё­тов в час. Хо­тя учё­ные умы утвер­жда­ют, что че­ло­век мо­жет со­про­вож­дать взгля­дом не бо­лее се­ми объ­ек­тов, но, ви­ди­мо, авиа­дис­пет­че­ры – ис­клю­че­ние.

­ Я – классический потом­ствен­ный авиа­тор – мой па­па, в своё вре­мя, был борт­ме­ха­ни­ком вер­то­лё­та «Ми­8». Ну а я, ко­неч­но, всё дет­ство тор­чал на аэро­дро­ме, по­это­му вы­бор про­фес­сии был для ме­ня пред­опре­де­лён, – вспо­ми­на­ет Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич. – Окон­чил Улья­нов­ское выс­шее авиа­ци­он­ное учи­ли­ще граж­дан­ской авиа­ции и вер­нул­ся на Камчатку на долж­ность дис­пет­че­ра по управлению воз­душ­ным дви­же­ни­ем. Свою про­фес­си­о­наль­ную де­я­тель­ность на­чал в Усть­Боль­ше­рец­ком вспо­мо­га­тель­ном рай­он­ном цен­тре, там был дис­пет­чер­ский пункт, ко­то­рый осу­ществ­лял обес­пе­че­ние по­лё­тов в сво­ём рай­оне от­вет­ствен­но­сти. Ра­бо­ты хва­та­ло – в те вре­ме­на на за­па­де края воз­душ­ное дви­же­ние бы­ло очень плот­ным. Вот мы и ре­гу­ли­ро­ва­ли воз­душ­ное дви­же­ние, ведь без на­ших чёт­ких и уве­рен­ных ре­ко­мен­да­ций пи­ло­ты в небе меж­ду со­бой «не раз­бе­рут­ся». Авиа­дис­пет­че­рам ни­кто ме­шать не мо­жет.

­ А свою первую сме­ну помни­те?

­ Вы спро­си­ли, и я толь­ко сей­час за­ду­мал­ся, что в са­мо­лё­те, ко­то­рый я со­про­вож­дал в первую ра­бо­чую сме­ну, ле­те­ли мои ро­ди­те­ли из Ха­ба­ров­ска. Ко­неч­но, чув­ство­вал от­вет­ствен­ность и на­пря­же­ние. Но все эмо­ции авиа­дис­пет­чер дол­жен остав­лять за пределами ра­бо­че­го ме­ста, ина­че про­фес­си­о­наль­но вы­го­рит очень быст­ро.

Кста­ти, не сто­ит ду­мать, что у кам­чат­ских авиа­дис­пет­че­ров ра­бо­ты немно­го из­за круп­но­го ели­зов­ско­го аэро­пор­та. В воз­душ­ном про­стран­стве на­ше­го края вы­пол­ня­ют по­лё­ты рос­сий­ские и ино­стран­ные авиа­ком­па­нии, воз­душ­ные су­да го­су­дар­ствен­ной и экс­пе­ри­мен­таль­ной авиа­ции. Так­же вы­пол­ня­ют­ся чар­тер­ные рейсы, рейсы биз­нес­авиа­ции ино­стран­ных авиа­ком­па­ний с по­сад­кой в глав­ном камчатском аэропорту. Он, кста­ти, яв­ля­ет­ся и за­пас­ным для воз­душ­ных су­дов ино­стран­ных авиа­ком­па­ний, круг­ло­су­точ­но вы­пол­ня­ю­щих по­лё­ты по тре­кам над Ти­хим оке­а­ном. При­бавь­те к это­му еже­днев­ную ор­га­ни­за­цию по­лё­тов по внут­рен­ним авиа­ли­ни­ям, по­сто­ян­ную опас­ность вы­бро­са вул­ка­ни­че­ско­го пеп­ла, силь­ней­шие цик­ло­ны, и вы пой­мё­те, нас­коль­ко труд­на ра­бо­та кам­чат­ских воз­душ­ных по­сто­вых.

Несколь­ко лет на­зад авиа­дис­пет­че­ры «Кам­ча­таэро­на­ви­га­ции» пе­ре­еха­ли в но­вое ком­фор­та­бель­ное зда­ние, из ко­то­ро­го и кон­тро­ли­ру­ют небо над по­лу­ост­ро­вом. Но что про­ис­хо­дит в сте­нах бело­си­ней ели­зов­ской выш­ки по­се­ти­те­лям аэро­пор­та остаётся толь­ко до­га­ды­вать­ся, ведь на ре­жим­ный объ­ект без спе­ци­аль­но­го про­пус­ка не по­пасть. Посторонним здесь, дей­стви­тель­но, де­лать нече­го – лю­бая невни­ма­тель­ность авиа­дис­пет­че­ра мо­жет стоить очень до­ро­го. По­это­му ча­стое че­ре­до­ва­ние тру­да и от­ды­ха – од­но

из важ­ней­ших пра­вил. По­сле каж­до­го ча­са ра­бо­ты по­ла­га­ет­ся 20­ми­нут­ный от­дых. И да­же ес­ли дис­пет­чер го­во­рит, что не устал – его всё рав­но от­пра­вят.

­ Ко­неч­но, без со­вре­мен­ной ап­па­ра­ту­ры ра­бо­тать бы­ло бы го­раз­до слож­нее. Несколь­ко лет на­зад на сме­ну ста­рым ин­ди­ка­то­рам воз­душ­ной об­ста­нов­ки при­шли со­вре­мен­ные мо­ни­то­ры, на ко­то­рые мож­но смот­реть с лю­бо­го уг­ла, – рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей Бу­та­ков. – Обновлённая си­сте­ма пол­но­стью ав­то­ма­ти­зи­ро­ва­на и за­коль­цо­ва­на – то есть лю­бое дей­ствие дис­пет­че­ра стар­та тут же отоб­ра­зить­ся у дис­пет­че­ра, ко­то­рый по­ве­дёт са­мо­лёт на боль­шой вы­со­те.

И всё же глав­ная со­став­ля­ю­щая без­опас­но­сти лю­бо­го полёта – это про­фес­си­о­на­лизм авиа­дис­пет­че­ра. Про­фес­си­о­на­лизм и от­мен­ное здо­ро­вье: мед­ко­мис­сии у небес­ных по­сто­вых та­кие же стро­гие, как у пи­ло­тов. Каж­дая ра­бо­чая сме­на авиа­дис­пет­че­ра на­чи­на­ет­ся с обя­за­тель­но­го мед­кон­тро­ля, по­то­му что, вы­хо­дя на де­жур­ство, они долж­ны быть аб­со­лют­но здо­ро­вы. Даль­ше – тех­ни­че­ская учё­ба, изу­че­ние но­вых до­ку­мен­тов, пра­вил. За­тем – ин­струк­таж от ру­ко­во­ди­те­ля по­лё­тов, ко­то­рый рас­ска­зы­ва­ет сво­им под­чи­нён­ным о си­ноп­ти­че­ской об­ста­нов­ке, со­сто­я­нии аэро­дро­мов, за­пре­тах и огра­ни­че­ни­ях. Толь­ко по­сле со­блю­де­ния всех ин­струк­ций авиа­дис­пет­чер мо­жет приступить к ра­бо­те. И это не «пе­ре­стра­хов­ка», ведь на пле­чах каж­до­го из них – от­вет­ствен­ность за сот­ни че­ло­ве­че­ских жиз­ней.

­ Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич, Кам­чат­ка на­хо­дит­ся да­ле­ко, и пе­ре­лё­ты сю­да до­ста­точ­но дли­тель­ные. Вот, на­при­мер, рейс на Моск­ву ве­дёт один авиа­дис­пет­чер все де­вять ча­сов полёта?

­ Ко­неч­но, нет. На­ша ра­бо­та тре­бу­ет мак­си­маль­ной кон­цен­тра­ции, а со­хра­нить её на про­тя­же­нии мно­гих ча­сов без пе­ре­ры­ва невоз­мож­но. У каж­до­го дис­пет­че­ра своя зо­на от­вет­ствен­но­сти: кто­то от­ве­ча­ет за за­пуск дви­га­те­ля и на­бор минимальной вы­со­ты, сле­ду­ю­щий – за опре­де­лён­ный уча­сток пу­ти и так до са­мо­го Ше­ре­ме­тье­во, до мо­мен­та оста­нов­ки дви­га­те­лей. Ни од­но воз­душ­ное суд­но не остаётся без зор­ко­го при­гля­да авиа­дис­пет­че­ра. Эта си­сте­ма от­то­че­на де­сят­ка­ми лет, и ни­ка­ких ис­клю­че­ний здесь быть не мо­жет. ­ Пи­ло­ты с ва­ми не спо­рят? ­ Спо­ры в эфи­ре ни к че­му хо­ро­ше­му не при­во­дят. Это по­ни­ма­ют и дис­пет­че­ры, и пи­ло­ты. Сло­во дис­пет­че­ра в эфи­ре – за­кон. Наши ука­за­ния вы­пол­ня­ют­ся бес­пре­ко­слов­но, и лю­бые воль­но­сти за­пре­ще­ны. Есть де­сят­ки долж­ност­ных ин­струк­ций, ко­то­рые чёт­ко ре­гла­мен­ти­ру­ют всё, что го­во­рят в эфи­ре дис­пет­чер и пи­лот. Да­же ес­ли эки­паж воз­душ­но­го суд­на по ка­ким­то при­чи­нам не мо­жет вы­пол­нить тре­бо­ва­ния дис­пет­че­ра, он обя­зан об этом со­об­щить. Кста­ти, каж­дый наш спе­ци­а­лист обя­зан очень хо­ро­шо знать ан­глий­ский язык, и авиа­дис­пет­че­ры обя­за­ны под­дер­жи­вать свой вы­со­кий языковой уро­вень.

Кро­ме то­го, важ­но, что­бы в диа­ло­ге «дис­пет­чер­пи­лот» не бы­ло ни­ка­ких дву­смыс­лен­ных слов. Всё чёт­ко, раз­бор­чи­во, уве­рен­но. И всё же мы лю­ди, а не ма­ши­ны, по­это­му и здо­ро­ва­ем­ся с пи­ло­та­ми, и бла­го­да­рим их, и же­ла­ем хо­ро­ше­го пу­ти. Неко­то­рых из них я знаю лич­но, но боль­шин­ство имён ре­бят мне незна­ко­мы, но да­же в этой си­ту­а­ции они долж­ны быть уве­ре­ны, что на нас мож­но по­ло­жить­ся в кри­ти­че­ской си­ту­а­ции.

­ А ка­ки­ми, по­ва­ше­му, лич­ност­ны­ми ка­че­ства­ми дол­жен об­ла­дать хо­ро­ший авиа­дис­пет­чер?

­ Стрес­со­устой­чи­вость, спо­кой­ствие, спо­соб­ность здра­во мыс­лить и уме­ние при­ни­мать пра­виль­ные ре­ше­ния в усло­ви­ях де­фи­ци­та вре­ме­ни. Не обойтись без спо­соб­но­сти кон­цен­три­ро­вать вни­ма­ние, дис­ци­пли­ни­ро­ван­но­сти. Для нас лю­бая си­ту­а­ция – штат­ная, хо­тя они и ме­ня­ют­ся очень быст­ро: то по­го­да рас­ка­приз­ни­ча­ет­ся, то вул­ка­ны пеп­ло­вы­ми вы­бро­са­ми сюр­при­зов под­ки­нут. У каж­до­го воз­душ­но­го суд­на свои раз­ме­ры, ско­рость, тех­ни­че­ские ха­рак­те­ри­сти­ки, и каж­дое из них нуж­но «раз­ру­лить». Так что у авиа­дис­пет­че­ра ра­бо­та на­пря­жён­ная, но очень ин­те­рес­ная.

­ Ка­кие пре­фе­рен­ции по­ло­же­ны за та­кую на­пря­жён­ность?

­ У нас до­стой­ная за­ра­бот­ная пла­та, са­на­тор­но­ку­рорт­ное ле­че­ние, ран­ний вы­ход на за­слу­жен­ный от­дых. Мо­ло­дые лю­ди, кста­ти, в на­шу про­фес­сию идут охот­но: в Рос­сии все­го три ву­за го­то­вят авиа­дис­пет­че­ров, и же­ла­ю­щих по­сту­пить всегда предо­ста­точ­но. «Кам­ча­таэро­на­ви­га­ция» го­то­вит для се­бя со­труд­ни­ков ещё со школь­ной ска­мьи: мы за­клю­ча­ем до­го­во­ры с ву­зом на це­ле­вое обу­че­ние сту­ден­тов и по­сле по­лу­че­ния ди­пло­ма при­гла­ша­ем их в наш кол­лек­тив.

Кста­ти, в служ­бе дви­же­ния Пет­ро­пав­ловск­Кам­чат­ско­го фи­ли­а­ла «Кам­ча­таэро­на­ви­га­ция» тру­дят­ся 109 со­труд­ни­ков, и 18 из них – жен­щи­ны. Так что пред­ста­ви­тель­ни­цы пре­крас­но­го по­ла то­же уве­рен­но дер­жат кам­чат­ское небо на хруп­ких пле­чах. И у них это от­лич­но по­лу­ча­ет­ся.

­ Вы так мно­го зна­е­те об обес­пе­че­нии без­опас­но­сти по­лё­тов. А са­ми ле­тать не боитесь?

­ Нет, уве­рен­но чув­ствую се­бя как в крес­ле авиа­дис­пет­че­ра, так и в крес­ле пас­са­жи­ра воз­душ­но­го суд­на. Од­на авиа­ком­па­ния в сво­ём жур­на­ле це­лую ста­тью по­свя­ти­ла зву­кам, ко­то­рые мо­гут раз­да­вать­ся на бор­ту са­мо­лё­та во вре­мя полёта, и ко­то­рых не сто­ит пу­гать­ся. А мне всё по­нят­но и без ста­тей, по­это­му ле­таю я с удо­воль­стви­ем. Знаю, что на зем­ле наш са­мо­лёт ве­дут лю­ди, влюб­лён­ные в небо, на про­фес­си­о­на­лизм ко­то­рых мож­но по­ло­жить­ся.

109 со­труд­ни­ков ра­бо­та­ют в служ­бе дви­же­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.