ИНДИКАТОР КУЛЬ­ТУ­РЫ

AiF Kamchatka (Petropavlovsk-Kamchatsky) - - КАМЧАТКА ГОСТЬ НОМЕРА - Вла­ди­мир ГОРДИЕНКО.

- Вла­ди­мир Ни­ко­ла­е­вич, как вы при­шли в про­фес­сию? Ко­гда по­явил­ся ин­те­рес к при­ро­де?

- Я ро­дил­ся и вы­рос в ма­лень­ком по­сёл­ке на юге Яку­тии. Мой отец, обыч­ный ра­бо­чий, за­ни­мал­ся охо­той, и с са­мо­го дет­ства я был окру­жён тро­фе­я­ми, ин­те­рес­ны­ми бай­ка­ми, рас­ска­за­ми о при­ро­де. Ни­че­го дру­го­го из раз­вле­че­ний не пред­став­лял, ждал с нетер­пе­ни­ем, ко­гда вы­рас­ту и то­же смо­гу охотиться. Ко­гда мне ис­пол­ни­лось де­сять лет, отец уже брал ме­ня с со­бой на охо­ту, мы хо­ди­ли в лес с но­чёв­кой на до­ста­точ­но дли­тель­ное вре­мя.

Уже то­гда я за­ду­мы­вал­ся, как в бу­ду­щем най­ти про­фес­сию, близ­кую к ди­кой при­ро­де. Учась в клас­се, на­вер­ное, вось­мом, в жур­на­ле «Охо­та и охот­ни­чье хо­зяй­ство» уви­дел ре­кла­му Ир­кут­ско­го сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го ин­сти­ту­та, в ко­то­рый впо­след­ствии и по­сту­пил. По­лу­чил об­ра­зо­ва­ние био­ло­га-охо­то­ве­да.

Ко­гда при­шло вре­мя рас­пре­де­ле­ния вы­пуск­ни­ков, мно­гие хо­те­ли по­пасть на Камчатку, ме­сто счи­та­лось цен­ным. А я хоть и неп­ло­хо учил­ся, воз­мож­но­сти при­е­хать в край по рас­пре­де­ле­нию не по­лу­чил, но всё рав­но по­ле­тел на свой страх и риск. Здесь ра­бо­тал сна­ча­ла в об­ще­стве охот­ни­ков, по­том ме­ня по­зва­ли в то­гда толь­ко со­здан­ный ко­ми­тет по охране при­ро­ды, а по­сле в охот­управ­ле­ние.

То­гда мы мно­го ле­та­ли по Кам­чат­ке, про­во­ди­ли мо­ни­то­ринг жи­вот­ных – мед­ве­дей, снеж­ных ба­ра­нов, ло­сей, се­вер­ных оленей. С удо­воль­стви­ем вспо­ми­наю то вре­мя. То­гда я близ­ко по­зна­ко­мил­ся и с по­лу­ост­ро­вом, и с жи­вот­ны­ми, его на­се­ля­ю­щи­ми. В од­но вре­мя мне по­счаст­ли­ви­лось со­труд­ни­чать с Кро­ноц­ким за­по­вед­ни­ком, а с 2008 го­да ра­бо­таю в кра­е­вом агент­стве лес­но­го хо­зяй­ства и охра­ны жи­вот­но­го ми­ра.

- И как у вас про­хо­дит обыч­ный ра­бо­чий день?

- Ча­ще все­го – в офи­се, за­ни­ма­юсь ад­ми­ни­стра­тив­ной ра­бо­той. Но ко­гда при­хо­дит вре­мя учё­та чис­лен­но­сти жи­вот­ных, ме­ня обыч­но от­прав­ля­ют в дли­тель­ные ко­ман­ди­ров­ки. Та­кая де­я­тель­ность тре­бу­ет опре­де­лён­ных зна­ний и на­вы­ков, и я за­ни­ма­юсь этим с ра­до­стью, но та­кие мо­мен­ты – это, всё же, ис­клю­че­ние из пра­вил из мо­ей обыч­ной ра­бо­ты. Но лю­бые ко­ман­ди­ров­ки вно­сят раз­но­об­ра­зие – по­об­ща­ешь­ся с ин­те­рес­ны­ми людь­ми, пе­ре­но­чу­ешь на при­ро­де, и сра­зу ожив­ле­ние в жиз­ни чув­ству­ет­ся.

- На Кам­чат­ке мед­ве­ди ча­сто по­яв­ля­ют­ся в на­се­лён­ных пунк­тах, в том чис­ле и в кра­е­вом цен­тре. По­че­му ди­кие животные «идут» к лю­дям?

- В Пет­ро­пав­лов­ске ос­нов­ной при­чи­ной слу­жат осо­бен­но­сти планировки. У нас жи­лые мас­си­вы раз­ре­за­ны зе­лё­ны­ми зо­на­ми. Пет­ров­ская соп­ка, на­при­мер, бук­валь­но вкли­ни­ва­ет­ся в го­род. Как пра­ви­ло, каж­дый год под­рос­шие мо­ло­дые мед­ве­ди, ко­то­рые толь­ко от­вы­ка­ют от ма­те­ри, на­чи­на­ют ис­кать ме­сто оби­та­ния. По­ки­дая ма­те­рин­ский уча­сток, мед­ве­жа­та на­чи­на­ют кур­си­ро­вать, по­ни­мая, что им нуж­на пи­ща, убе­жи­ще и без­опас­ность. Вот они и бро­дят, а по­том ока­зы­ва­ет­ся, что кру­гом го­род. И мед­ве­дей это устра­и­ва­ет, по­то­му что пи­щи здесь они мо­гут най­ти мно­го – му­сор­ные кон­тей­не­ры от­кры­ты, а зве­ри эти все­яд­ные. Так мед­ведь мо­жет пе­ре­жить день, два, три – по­нять, что всё вро­де бы хо­ро­шо и без­опас­но, и на­чать про­гу­ли­вать­ся даль­ше, «осва­и­вать» шаш­лыч­ные и дру­гие «хлеб­ные» ме­ста. И про­цесс этот непре­рыв­ный, по­доб­ные си­ту­а­ции по­вто­ря­ют­ся из го­да в год.

Зна­е­те, мед­ве­ди, при­хо­дя­щие в го­род, – это индикатор уров­ня куль­ту­ры по­треб­ле­ния лю­дей. Ес­ли бы у нас был раз­дель­ный сбор му­со­ра и сто­про­цент­ная ути­ли­за­ция био­ло­ги­че­ских от­хо­дов – про­блем и шу­ма во­круг мед­ве­дей не бы­ло бы, они бы счи­та­лись ней­траль­ны­ми жи­вот­ны­ми. По­то­му что го­род­ская су­е­та, ма­ши­ны и лю­ди – это то, к че­му ди­кие зве­ри по сво­ей сущ­но­сти со­всем не близ­ки.

- За­щит­ни­ки при­ро­ды ак­тив­но про­па­ган­ди­ру­ют от­каз от пла­сти­ка и дру­гих ис­кус­ствен­ных ма­те­ри­а­лов. Как вы к это­му от­но­си­тесь?

- Я все­гда за­би­раю из ле­са аб­со­лют­но всё, что при­во­жу, не остав­ляя ни­че­го за со­бой. Это моё глав­ное и без­ого­во­роч­ное пра­ви­ло, сле­до­вать ко­то­ро­му я при­зы­ваю всех. Ни­ко­гда не поз­во­ляю се­бе ни­че­го вы­бра­сы­вать из ок­на ав­то­мо­би­ля ни на хо­ду, ни на сто­ян­ке. Да­же ес­ли я на­хо­жусь в са­мых ди­ких уго­дьях, в го­рах – у ме­ня все­гда с со­бой спе­ци­аль­ный ме­шок для му­со­ра.

А что ка­са­ет­ся при­ро­до­за­щит­ных ак­ций – это хо­ро­шо и по­лез­но. Но, мне ка­жет­ся, что­бы ис­ко­ре­нить про­бле­му, нам необ­хо­ди­ма мас­штаб­ная про­грам­ма, а так­же, что­бы об­ще­ство до­стиг­ло не толь­ко вы­со­ко­го мо­раль­но­го уров­ня, но и ма­те­ри­аль­но­го. За­ме­на пла­сти­ка на бу­ма­гу – это ведь до­ро­го­сто­я­щее де­ло. В лю­бом су­пер­мар­ке­те срав­ни­те сто­и­мость пла­сти­ко­во­го и бу­маж­но­го па­ке­та – и всё сра­зу ста­нет яс­но.

- Вла­ди­мир Ни­ко­ла­е­вич, с ва­ми про­ис­хо­ди­ли необыч­ные слу­чаи в ди­кой при­ро­де?

- Об этом мож­но рас­ска­зы­вать бес­ко­неч­но, по­то­му что уни­каль­ность при­ро­ды неис­чер­па­е­ма. У ме­ня был пе­ри­од, ко­гда я ра­бо­тал ги­дом-про­вод­ни­ком и во­дил по Кам­чат­ке пред­ста­ви­те­лей оте­че­ствен­ных и за­ру­беж­ных ки­но­ком­па­ний, раз­ных фо­то­гра­фов. Бла­го­да­ря то­му, что несколь­ко се­зо­нов про­вёл в мед­ве­жьих уг­лах, у ме­ня по­явил­ся опыт об­ще­ния с эти­ми хищ­ни­ка­ми, я стал их луч­ше по­ни­мать, боль­ше чи­тать про них и от­но­сить­ся к ним по-осо­бен­но­му.

Лю­бой зверь ин­ди­ви­дуа­лен и ин­те­ре­сен. За всё вре­мя мо­ей ра­бо­ты на при­ро­де, мне пред­ста­ви­лась воз­мож­ность по­на­блю­дать, как мед­ве­ди об­ща­ют­ся, по­яв­ля­ют­ся на свет, уми­ра­ют от ста­ро­сти, борются за что-то. Они неве­ро­ят­но ин­тел­лек­ту­аль­ны, по­это­му ви­деть всё это – од­но удо­воль­ствие. Во­об­ще, на охоте или нет, уви­деть лю­бо­го ди­ко­го зве­ря в при­ро­де, будь то лось, рысь или вы­д­ра – это все­гда неве­ро­ят­но цен­но.

Слу­ча­лись и стыч­ки, бы­ва­ло, что мед­ве­ди бро­са­лись, я за­щи­щал­ся от них. Та­ких встреч у ме­ня бы­ло три. Не знаю, хо­ро­шо

ПРИ ВСТРЕ­ЧЕ С ДИ­КИМ ЖИ­ВОТ­НЫМ КАЖ­ДЫЙ ИС­ПЫ­ТЫ­ВА­ЕТ СТРАХ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.