КУКЛЫ ДЛЯ ТЕХ, КТО ХО­ЧЕТ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ

Из­вест­ная в Ка­ре­лии ма­стер кукол зна­ет, как вы­ра­щи­вать в се­бе на­стро­е­ние

AiF Karelia (Petrozavodsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Бе­се­до­ва­ла Ма­ри­на БЕДОРФАС

МАР­ГА­РИ­ТА КЕРН

ИЗВЕСТНА НЕ ТОЛЬ­КО В КА­РЕ­ЛИИ, НО И ДА­ЛЕ­КО ЗА ЕЕ ПРЕДЕЛАМИ КАК МАСТЕРИЦА-КУКОЛЬНИЦА. ОНА ДЕ­ЛА­ЕТ 24 ВИ­ДА КУКОЛ, КАК ГО­ВО­РИТ­СЯ, НА ВСЕ СЛУ­ЧАИ ЖИЗ­НИ: КУКЛЫ-ОБЕРЕГИ, ОБРЯДОВЫЕ, КУКЛЫ ДЛЯ ОБЫЧ­НЫХ ИГР, А ТАК­ЖЕ АВТОРСКИЕ. КАК РАС­СКА­ЗА­ЛА МАР­ГА­РИ­ТА КЕРН «АИФ-КА­РЕ­ЛИЯ», ВДОХ­НО­ВЕ­НИЕ ОНА ЧЕРПАЕТ В ЛЕСУ.

ИЗ АРХИТЕКТОРА В КУКОЛЬНИКИ

- Мар­га­ри­та, по­че­му имен­но куклы? И как дав­но вы этим увле­ка­е­тесь?

- Я с дет­ства очень люб­лю при­ро­ду, лес, озе­ра. И все­гда лю­би­ла ри­со­вать. Бы­ла де­воч­кой-оди­ноч­кой, ухо­ди­ла гу­лять в лес, лю­би­ла оста­вать­ся од­на. Мы жи­ли в Со­ло­мен­ном. Ко­гда мне бы­ло 8 лет, я по­шла на про­гул­ку и на­шла кук­лу Пет­руш­ку. Он был та­кой по­тре­пан­ный, рва­ный. Я при­нес­ла его до­мой, а у па­пы был зна­ко­мый ху­дож­ник, он от­нес это­го бед­но­го Пет­руш­ку ему. Кук­лу от­ре­ста­ври­ро­ва­ли, раз­ри­со­ва­ли, да­ли вто­рую жизнь. И эта иг­руш­ка ста­ла та­кой род­ной для ме­ня. У нас в шко­ле уро­ки тру­да пре­по­да­ва­ла учи­тель­ни­ца, ко­то­рая не толь­ко на­учи­ла нас раз­ным ви­дам ру­ко­де­лия, но и при­ви­ла вкус. Она рас­ска­зы­ва­ла, как со­че­тать цве­та, тка­ни и мно­гое дру­гое. В 6 клас­се в шко­ле бы­ла вы­став­ка. Для та­ко­го со­бы­тия я сде­ла­ла кук­лу. И мою иг­руш­ку с вы­став­ки укра­ли. Ко­неч­но, это ме­ня очень рас­стро­и­ло, но учи­тель­ни­ца сказала, что укра­ли - зна­чит кук­ла очень хо­ро­шая, плохую бы не ста­ли за­би­рать. Я по­че­му-то за­пом­ни­ла этот мо­мент. Ну и вот так на­ча­лось мое увле­че­ние. В шко­ле я ор­га­ни­зо­ва­ла и ве­ла ку­коль­ный кру­жок. По­сле окон­ча­ния шко­лы я за­яви­ла ма­ме, что пой­ду ра­бо­тать ку­коль­ни­ком в Театр кукол Ка­ре­лии. Ма­ма бы­ла муд­рой, не ста­ла ме­ня от­го­ва­ри­вать, на­обо­рот, пред­ло­жи­ла по­ехать в театр, по­го­во­рить с ма­сте­ра­ми, по­смот­реть, как они ра­бо­та­ют, сколь­ко за­ра­ба­ты­ва­ют, ез­дят ли на га­стро­ли. И я по­еха­ла. Посмот­ре­ла ма­стер­скую, по­го­во­ри­ла с ма­сте­ра­ми, и, вы зна­е­те, за­пал про­шел… Я по­сту­пи­ла в тех­ни­кум и ста­ла ар­хи­тек­то­ром. По­сле по­лу­че­ния ди­пло­ма ме­ня зва­ли учить­ся в Пе­тер­бург, но я оста­лась в Пет­ро­за­вод­ске. А по­сле успеш­ной прак­ти­ки ме­ня взя­ли на ра­бо­ту в мэ­рию.

- Ка­кие про­ек­ты вы ре­а­ли­зо­ва­ли в ка­рель­ской сто­ли­це?

- Я спро­ек­ти­ро­ва­ла два мо­сти­ка на бе­ре­гу ре­ки Ло­со­син­ки в цен­тре на­ше­го го­ро­да. Вот те са­мые два ма­лень­ких мо­сти­ка, ко­то­рые и сей­час укра­ша­ют парк. Это и бы­ла моя пер­вая ра­бо­та в ро­ли го­род­ско­го архитектора. Нвые мо­сты от­ли­ва­ли на Онеж­ском трак­тор­ном за­во­де. До это­го пар­ка там сто­я­ли до­ма, от преж­ней жиз­ни оста­лись толь­ко яб­ло­ни. За­ни­ма­ясь го­род­ской ар­хи­тек­ту­рой, я все вре­мя де­ла­ла кукол. Ино­гда мне ка­жет­ся, что я про­сто за­стря­ла в дет­стве.

ТВОР­ЧЕ­СТВО ТОЛЬ­КО В РОС­СИИ

- Вы из се­мьи ин­гер­ман­ланд­цев, по­че­му не пе­ре­еха­ли в Фин­лян­дию?

- Да, дей­стви­тель­но, мои ро­ди­те­ли име­ют ино­стран­ные кор­ни. Па­па - немец, его пред­ки пе­ре­еха­ли в Рос­сию в 18 ве­ке, ко­гда Ека­те­ри­на 2 под­пи­са­ла Ма­ни­фест о пе­ре­се­ле­нии ино­стран­цев в Рос­сию, а ма­ми­ны пред­ки - ин­гер­ман­ланд­цы, они жи­ли на ме­сте Пе­тер­бур­га еще до стро­и­тель­ства го­ро­да Пет­ром. И в ли­хие 90-е я со­бра­лась и уеха­ла в Фин­лян­дию. Моя ма­ма не хо­те­ла уез­жать, дети то­же оста­лись в Рос­сии. А я так меч­та­ла о сво­бод­ном вре­ме­ни. Там бы­ло его очень мно­го. Со­бра­ла с со­бой все для ру­ко­де­лия, ду­маю, бу­ду сидеть, шить, вя­зать и гу­лять. Но, зна­е­те, твор­че­ство ушло… Я за то вре­мя, что жи­ла в дру­гой стране, не смог­ла сшить ни од­ной куклы. Это был во мне та­кой дис­ба­ланс. А куклы-обереги во­об­ще нель­зя из­го­тав­ли­вать в дур­ном на­стро­е­нии или ко­гда бо­ле­ешь, что­бы не на­вре­дить дру­го­му че­ло­ве­ку, кто возь­мет твою кук­лу. От­ме­ча­ла в ка­лен­да­ре дни, ко­гда смо­гу по­ехать в Рос­сию. Ка­та­лась ту­да-сю­да. Од­на­ж­ды ве­че­ром про­сто со­бра­ла че­мо­дан, оста­ви­ла за­пис­ку и уеха­ла. Мож­но ска­зать - до­шла до точ­ки. Я по­ня­ла, что моя ро­ди­на - в Ка­ре­лии. Что­бы это по­нять, мне нуж­но бы­ло уехать. От йо­гур­тов и ба­на­нов вер­ну­лась к на­шим та­ло­нам. Чем толь­ко не за­ни­ма­лась: ши­ла рюк­за­ки - и сво­им де­тям, и кол­ле­гам по ра­бо­те, об­ра­ба­ты­ва­ла ко­жу, чи­сти­ла во­рот­ни­ки, пе­ре­ши­ва­ла лю­дям ве­щи, что­бы бы­ло кра­си­во и недо­ро­го.

- Твор­че­ство вер­ну­лось вме­сте с ва­ми?

- Да, я сно­ва на­ча­ла шить, за­ни­мать­ся ру­ко­де­ли­ем. Ушел этот дис­ба­ланс, на­сту­пи­ла гар­мо­ния. Я очень люб­лю Ка­ре­лию. Осо­бен­но наши де­рев­ни. В них лю­ди та­кие на­сто­я­щие, хо­ро­шие. Это сра­зу за­мет­но - они бо­лее от­кры­тые и от­зыв­чи­вые. Не понимаю, по­че­му мно­гие стес­ня­ют­ся и скрывают, что они ро­дом из де­рев­ни. Это же сра­зу вид­но. Я очень люб­лю пу­те­ше­ство­вать. Вез­де и всю­ду. И счи­таю, что из все­го в жиз­ни нуж­но уметь ви­деть и по­лу­чать по­зи­тив. Ме­ня еще па­па с дет­ства на­учил с утра по­смот­реть в зер­ка­ло и ска­зать: я вы­ра­щи­ваю в се­бе на­стро­е­ние! Так я и вы­ра­щи­ваю его всю жизнь в се­бе.

- Ва­ши куклы в на­ци­о­наль­ных ко­стю­мах. Что это за ко­стю­мы?со­зда

- Я очень люб­лю имен­но ка­рель­ский ко­стюм. Шью кукол так­же в веп­с­ских и ин­гер­ман­ланд­ских ко­стю­мах. Ис­то­рию ко­стю­ма изу­чаю по кни­гам. По­ку­паю дорогие, со­лид­ные из­да­ния, у ме­ня уже це­лая биб­лио­те­ка. Ку­коль­ная ис­то­рия очень древ­няя. Для ме­ня ка­ре­лы - не толь­ко на­ци­о­наль­ность, во­об­ще жи­те­ли Ка­ре­лии - это осо­бен­ные лю­ди. Они очень вни­ма­тель­ные и доб­ро­же­ла­тель­ные. Здесь уни­каль­ная природа. Я вы­хо­жу на бе­рег озе­ра или в лес, со­би­раю тра­ву, ве­точ­ки, па­лоч­ки, цве­ты. Природа са­ма по­рой мне под­ска­зы­ва­ет ка­кие-то об­ра­зы. У ме­ня есть куклы на бе­ре­зе. Это жен­ское де­ре­во, ко­то­рое да­ет си­лу. Я де­лаю кукол и в ко­стю­мах древ­них ка­ре­лов, по мо­ти­вам «Ка­ле­ва­лы». А сей­час мне уже это­го про­стран­ства ма­ло, я со­здаю авторские куклы. - Для ко­го ва­ши куклы? - Па­мять в на­шей жиз­ни иг­ра­ет огром­ную роль. Где мож­но уви­деть пра­виль­ный ко­стюм? В му­зее или на ка­ком-то фе­сти­ва­ле. Но каж­дый ли ту­да пой­дет?! Вот в Фин­лян­дии 5 ав­гу­ста - День на­ци­о­наль­но­го ко­стю­ма. Там фин­ны на­де­ва­ют их и с удо­воль­стви­ем де­мон­стри­ру­ют. Это це­лая культура - но­сить ко­стюм. У нас нет та­ко­го дня, хо­тя жи­те­ли Ка­ре­лии с удо­воль­стви­ем бы вы­шли в на­ци­о­наль­ных на­ря­дах. А на мо­их кук­лах на­сто­я­щие ка­рель­ские, веп­с­ские и фин­ские ко­стю­мы, сде­лан­ные по всем пра­ви­лам. Мест­ные жи­те­ли и ту­ри­сты по одеж­де на кук­ле мо­гут изу­чать, как жи­ли наши пред­ки, в чем хо­ди­ли, че­го бо­я­лись, как обе­ре­га­лись и т.д. Есть очень кра­си­вая ле­ген­да про се­вер­ную кук­лу Ак­ка. Это кук­ла - бе­ре­стуш­ка. Ее де­ла­ли на бе­ре­сте для сво­их муж­чин, ко­то­рые вы­хо­ди­ли в море. На бе­ре­сте пи­са­лись мо­лит­вы, по­том за­ма­ты­ва­лись в тру­боч­ку. Та­ких кукол бра­ли ры­ба­ки, что­бы они их обе­ре­га­ли, что­бы в море ни­че­го не слу­чи­лось. Но позд­нее в жизнь лю­дей при­шла цер­ковь, и та­кие куклы ста­ли счи­тать­ся язы­че­ски­ми. То­гда од­на ба­буш­ка обер­ну­ла эту бе­ре­стуш­ку в тря­поч­ку и от­да­ла сво­е­му вну­ку, ко­то­рый от­пра­вил­ся в море. С тех пор ста­ли на­зы­вать эту кук­лу - ба­буш­ки­на кук­ла. Она хоть и спря­та­ла ее в одеж­ду, но мо­лит­вы на бе­ре­сте оста­лись. А мои куклы раз­ные, и они для всех: для тех, кто хо­чет быть счастливым, здо­ро­вым, ро­дить де­тей, вый­ти замуж или со­хра­нить свою се­мью. Мо­их кукол по­ку­па­ют ту­ри­сты, уво­зят ку­со­чек Ка­ре­лии в раз­ные стра­ны. На ост­ро­ве Ки­жи один ма­стер вы­ре­за­ет веп­с­ских ко­ней, так вот я по его эс­ки­зу сде­ла­ла точ­ную ко­пию та­ко­го ко­ня в тек­сти­ле. И он уехал в Гер­ма­нию.

КТО В КУКЛЫ НЕ ИГ­РАЛ ТОТ СЧА­СТЬЯ НЕ ВИДАЛ

- Куклы - древ­нее ис­кус­ство. А в со­вре­мен­ном ми­ре куклы нуж­ны лю­дям?

- Ко­неч­но, очень нуж­ны и вос­тре­бо­ва­ны. Прой­дут еще ты­ся­чи лет, но куклы бу­дут ин­те­ре­со­вать лю­дей и при­но­сить им ра­дость и сча­стье. Ведь я де­лаю кукол и на за­каз, про­во­жу ма­стер-клас­сы. При­ез­жа­ли аме­ри­кан­цы, они так вдох­но­ви­лись на­ши­ми на­ци­о­наль­ны­ми кук­ла­ми, про­сто бы­ли в вос­тор­ге. Ко­гда про­во­жу ма­стер-клас­сы или го­тов­лю вы­став­ку, все­гда на­де­ваю свой ко­стюм, рас­ска­зы­ваю, по­ка­зы­ваю. И дети, и взрос­лые с удо­воль­стви­ем слу­ша­ют. Сей­час ве­ду кру­жок ру­ко­де­лия в Ав­то­но­мии Рос­сий­ских нем­цев в Пет­ро­за­вод­ске. Лю­ди узна­ют ин­те­рес­ные фак­ты. Рань­ше к сва­дьбе у де­вуш­ки бы­ло по­ряд­ка 100 кукол. И это счи­та­лось очень хо­ро­шим при­да­ным.

Куклы-обереги в на­ци­о­наль­ных ко­стю­мах Кук­ла-трав­ни­ца на ду­ши­стых ка­рель­ских тра­вах

Кук­ла-трав­ни­ца для се­мей­но­го здо­ро­вья

Не­раз­луч­ни­ки для дол­гой се­мей­ной жиз­ни

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.