«ОЛОНЦЫ - ДОБРЫ МОЛОДЦЫ»

Как жи­те­ли Ка­ре­лии в по­ход на Па­риж хо­ди­ли

AiF Karelia (Petrozavodsk) - - ИСТОРИЯ -

7 СЕН­ТЯБ­РЯ ИС­ПОЛ­НИ­ЛОСЬ 205 ЛЕТ БИТВЕ ПРИ БОРОДИНО – КЛЮЧЕВОМУ СОБЫТИЮ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГО­ДА. СА­МОЕ АКТИВНОЕ УЧА­СТИЕ В СОБЫТИЯХ ТО­ГО ВРЕ­МЕ­НИ ПРИНИМАЛИ И ЖИ­ТЕ­ЛИ КА­РЕ­ЛИИ, ЗАСЛУЖИВШИЕ ПРИЗНАНИЕ И УВАЖЕНИЕ СО СТО­РО­НЫ КОМАНДОВАНИЯ РУС­СКОЙ АРМИИ.

ПЕР­ВЫЙ ЗВОНОК

Оте­че­ствен­ная вой­на 1812 го­да за­слу­жи­ла та­кое название в том чис­ле и по­то­му, что в ней дей­стви­тель­но так или ина­че ока­за­лась за­дей­ство­ва­на прак­ти­че­ски вся Россия. Как мест­но­сти, по ко­то­рым про­ле­гал путь на­сту­па­ю­щей фран­цуз­ской армии к Москве, так и уда­лен­ных от фрон­та гу­бер­ний. В чис­ле по­след­них бы­ла и Оло­нец­кая гу­бер­ния, вклю­чав­шая в се­бя на тот мо­мент боль­шую часть ны­неш­ней республики Ка­ре­лия. «Пер­вый звонок», ука­зы- ва­ю­щий на гря­ду­щие бу­ри, про­зву­чал в Ка­ре­лии уже в 1806 го­ду, ко­гда пра­ви­тель­ство, опа­са­ясь втор­же­ния по­бе­до­нос­но­го На­по­лео­на в Рос­сию, впер­вые со­зда­ло опол­че­ние. Все­го под ру­жье по всей им­пе­рии по­ста­ви­ли бо­лее по­лу­мил­ли­о­на рат­ни­ков, но в 1807-м, ко­гда они не при­го­ди­лись, пер­вое опол­че­ние бы­ло рас­пу­ще­но по до­мам. Вновь к этой ме­ре вер­ну­лись в 1812-м го­ду, по­сле то­го как «ве­ли­кая ар­мия» фран­цу­зов пе­ре­шла че­рез Не­ман.

ИНИЦИАТИВА СВЕРХУ

Лю­бо­пыт­но, что хо­тя пра­ви­тель­ство и тре­бо­ва­ло со­зы­вать ополченцев, но инициатива по сбо­ру рат­ни­ков ис­хо­ди­ла в Оло­нец­кой гу­бер­нии от местных вла­стей. Сбор рат­ни­ков, их во­ору­же­ние и снаб­же­ние бра­ли на се­бя ко­ми­те­ты местных дво­рян­ских со­бра­ний. Офи­це­ры опол­че­ния на­зна­ча­лись из доб­ро­воль­цев-дво­рян, ра­нее слу­жив­ших в армии. К бу­ду­щим опол­чен­цам предъ­яв­ля­лись осо­бые тре­бо­ва­ния. Ге­не­рал­гу­бер­на­тор Пе­тер­бур­га С.К. Вяз­ми­ти­нов на­пра­вил гу­бер­на­то­рам Оло­нец­кой гу­бер­нии В.Ф. Мер­тен­су и Во­ло­год­ской гу­бер­нии Н.И. Бар­шу пред­пи­са­ния, что­бы они на­бра­ли по 500 че­ло­век «в стре­ля­нии зве­рей упраж­ня­ю­щих­ся» и на­пра­вить их на под­во­дах в Пе­тер­бург. Гу­бер­на­тор Мер­тенс в свою оче­редь со­брал гу­берн­ское прав­ле­ние, ко­то­рое рас­пре­де­ли­ло этот на­бор по уез­дам. Так, из при­пис­ных кре­стьян Пет­ро­за­вод­ско­го уез­да бы­ло ре­ше­но на­брать 126 стрел­ков. Ин­те­рес­ная де­таль: не все на­бран­ные опол­чен­цы ока­за­лись со­от­вет­ству­ю­щи­ми предъ­яв­лен­ным сверху тре­бо­ва­ни­ям. По всей ви­ди­мо­сти, кре­стьян­ские об­щи­ны, ко­то­рые и долж­ны бы­ли опре­де­лять кан­ди­да­ту­ры бу­ду­щих рат­ни­ков, по­ста­ра­лись спих­нуть в ар­мию всех име­ю­щих­ся в на­ли­чии бу­зо­тё­ров, а вот охот­ни­ков как раз по­при­дер­жа­ли. В ре­зуль­та­те при осмот­ре стрел­ков гу­бер­на­тор об­на­ру­жил, что мно­гие из них да­же не уме­ют за­ря­жать ру­жье. В от­вет за­вод­ское на­чаль­ство (а на­би­ра­ли ре­кру­тов от кре­стьян, при­пи­сан­ных к Алек­сан­дров­ско­му пу­шеч­но­му за­во­ду) со­об­щи­ло, что по­ве­ри­ло на сло­во дан­ным кре­стьян­ских об­ществ, и во­об­ще, ес­ли при­ни­мать во вни­ма­ние все от­го­вор­ки, то бу­дет по­те­ря­но слиш­ком мно­го вре­ме­ни на на­бор стрел­ков. Ко­ро­че го­во­ря, про­бле­му за­мя­ли. Тем бо­лее что сре­ди бу­ду­щих ополченцев на­шлись и на­сто­я­щие доб­ро­воль­цы.

БОРОДАТЫЕ ВОИНЫ

Слу­хи о на­бо­ре рат­ни­ков, по сви­де­тель­ству од­но­го гор­но­го офи­це­ра, рас­про­стра­ня­лись по де­рев­ням «силь­нее вет­ра». Сре­ди доб­ро­воль­цев опол­че­ния чис­ли­лись при­пис­ные кре­стьяне За­о­не­жья раз­ных воз­рас­тов: 18-лет­ний Ни­ки­фор Вар­шу­ков из де­рев­ни Во­ев­на­во­лок, 32-лет­ний Иван Бу­кин из Се­ред­ки, 22-лет­ний Ак­сен Ива­нов из де­рев­ни Се­лец­кая и да­же 60-лет­ний су­ла­ж­гор­ский охот­ник Иван Ива­нов, ко­то­рый во вре­мя обу­че­ния ополченцев про­явил се­бя мет­ким стрел­ком. В Пет­ро­за­вод­ском уез­де при на­бо­ре в опол­че­ние «про­яви­ли рев­ность и соб­ствен­ное же­ла­ние» кре­стьяне До­ро­фей Кур­чин Так вы­гля­де­ла фор­ма Оло­нец­ких ополченцев при пер­вом на­бо­ре… (д. Ан­хи­мов­ская), Сте­пан Ура­ев (д. Спас­ская гу­ба), Иван Шляк­ки­ев (д. Ви­да­ны), Кузь­ма Кон­дра­тьев (д. Дек­на­во­лок), Ме­лен­тий Се­ме­нов (д. Нел­мо­го­зе­ро), Петр Круг­лый (д. Илем­сель­га) и дру­гие. Од­на­ко в сре­де бо­га­тых кре­стьян на­хо­ди­лись же­ла­ю­щие от­ку­пить­ся, они на­ни­ма­ли за се­бя ре­кру­тов из чис­ла бед­ней­ших од­но­сель­чан, упла­чи­вая им за это до 1400 рублей за ре­кру­та. Прав­да, та­ких бы­ло ма­ло. Боль­шин­ство за­чис­лен­ных по ре­ше­нию сель­ских схо­дов в рат­ни­ки спе­ши­ли явить­ся на сбор­ные пунк­ты. Все­го бы­ло собрано 575 ополченцев, в том чис­ле в уез­дах: Пет­ро­за­вод­ском - 126, Оло­нец­ком - 80, Пу­дож­ском 62, По­ве­нец­ком - 52. В осталь­ных уез­дах Оло­нец­кой гу­бер­нии бы­ло собрано в опол­че­ние еще 250 рат­ни­ков. Уже в со­вет­ское вре­мя ис­то­ри­ку Я.А. Ба­ла­гу­ро­ву уда­лось уста­но­вить имена около 200 оло­нец­ких стрел­ков, в том чис­ле де­ся­ти на­граж­ден­ных во­ен­ны­ми ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми.

Сель­ские об­ще­ства снаб­ди­ли ухо­див­ших на вой­ну про­ви­зи­ей и де­неж­ным жа­ло­ва­ньем по 10 рублей каж­до­му. Оде­ты опол­чен­цы бы­ли по-кре­стьян­ски: каф­тан и са­по­ги. И лишь спу­стя пол­го­да по рас­по­ря­же­нию М.И. Ку­ту­зо­ва они по­лу­чи­ли ка­зен­ное об­мун­ди­ро­ва­ние. По­ми­мо ру­жья бы­ли во­ору­же­ны плот­ниц­ким то­по­ром, ко­то­рый дер­жа­ли в спе­ци­аль­ном чех­ле, как и штык в нож­нах. В от­ли­чие от сол­дат, опол­чен­цы бо­род не бри­ли. Фран­цуз­ские ме­му­а­ри­сты позд­нее их на­зы­ва­ли «бо­ро­да­ты­ми во­и­на­ми».

МЕТКИЕ СТРЕЛКИ

В кон­це ав­гу­ста 1812 г. на­бор ополченцев в Оло­нец­кой гу­бер­нии был за­вер­шен, и их от­пра­ви­ли в Пе­тер­бург. Опол­чен­цы из Ка­ре­лии быст­ро по­ка­за­ли се­бя уме­лы­ми стрел­ка­ми. Со­хра­ни­лось по­лу­ле­ген­дар­ное сви­де­тель­ство о том, как на им­пе­ра­тор­ском смот­ре осо­бен­но от­ли­чи­лись три оло­нец­ких стрел­ка. Алек­сандр I при­ка­зал ге­не­рал-май­о­ру Мо­рен­та­лю, что­бы тот при­гла­сил лучших ополченцев. Все трое вы­зван­ных олон­ча­ни­на по­па­ли точ­но в яб­ло­ко, стре­ляя друг за дру­гом: вса­ди­ли три пу­ли – пу­ля в пу­лю. То­гда Алек­сандр I яко­бы ска­зал Мо­рен­та­лю: «Ес­ли все твои му­жич­ки стре­ля­ют так, как эти добры молодцы, то уче­ных учить – толь­ко пор­тить». Не­да­ром об олон­ча­нах хо­ди­ла и та­кая по­го­вор­ка: «Олонцы – добры молодцы». Этот рас­сказ, ко­неч­но, ско­рее на­по­ми­на­ют ле­ген­ду, но со­хра­ни­лись и ис­то­ри­че­ские сви­де­тель­ства то­го, что ко­ман­до­ва­ние це­ни­ло ка­рель­ских ополченцев. Оло­нец­кие стрелки уни­каль­ны бы­ли тем, что сре­ди них и в са­мом де­ле бы­ло нема­ло от­бор­ных охот­ни­ков, по­это­му они, в от­ли­чие от осталь­ных ополченцев, на рав­ных мог­ли сра­жать­ся с хо­ро­шо под­го­тов­лен­ны­ми фран­цуз­ски­ми вой­ска­ми. Дан­ный факт от­ме­тил и ге­не­рал-фельд­мар­шал П.Х. Вит­ген­штейн, ко­то­рый вклю­чил оло­нец­кий ба­та­льон в кон­вой Глав­ной квар­ти­ры, т. е. в охра­ну шта­ба.

ЗАГРАНИЧНЫЙ ПО­ХОД

В ап­ре­ле опол­чен­цы дви­ну­лись в со­ста­ве кон­воя Вит­ген­штей­на че­рез Поль­шу в Гер­ма­нию.

Оло­нец­кие и во­ло­год­ские стрелки под Лейп­ци­гом сто­я­ли це­пью в ты­лу со­юз­ной армии, вы­но­си­ли ра­не­ных, кон­во­и­ро­ва­ли плен­ных, вы­лав­ли­ва­ли де­зер­ти­ров. Бо­лее то­го - в са­мый тя­же­лый мо­мент бит­вы имен­но оло­нец­кие стрелки спас­ли вой­ска со­юз­ни­ков от тя­же­лей­ше­го по­ра­же­ния. Тя­же­лая ка­ва­ле­рия На­по­лео­на под ко­ман­до­ва­ни­ем Мю­ра­та в со­ста­ве 10 тысяч сол­дат про­рва­ла фронт со­юз­ни­ков, ока­за­лась в ты­лу и устре­ми­лась на за­хват хол­ма, где рас­по­ла­гал­ся штаб армии во гла­ве с рос­сий­ским им­пе­ра­то­ром Алек­сан­дром I, ко­ро­лем Прус­сии Фри­дри­хо­мВиль­гель­мом III и крон­прин­цем Шве­ции Бер­на­до­том. Оло­нец­кие стрелки под ко­ман­до­ва­ни­ем май­о­ра Да­ни­лев­ско­го ата­ко­ва­ли мет­ким ог­нём фран­цуз­скую кон­ни­цу и оста­но­ви­ли на­тиск фран­цуз­ских эс­кад­ро­нов. Поз­же Оло­нец­кий ба­та­льон во­шёл в со­став кор­пу­са ге­не­ра­ла Н.Н. Ра­ев­ско­го. Даль­ней­шее уча­стие олон­чан в за­гра­нич­ном по­хо­де: взя­тие фран­цуз­ско­го го­ро­да Са­вер­на 15 ян­ва­ря 1814 го­да, сра­же­ние на Мон­март­ре 18 мар­та и 19 мар­та - вступ­ле­ние в Па­риж.

ИМЕНА БО­ЛЕЕ 200 ОПОЛЧЕНЦЕВ УСТАНОВЛЕНЫ

Имен­но ка­рель­ские опол­чен­цы за­дер­жа­ли тя­жё­лую фран­цуз­скую ка­ва­ле­рию в клю­че­вой мо­мент бит­вы под Лейп­ци­гом и спас­ли со­юз­ные армии от раз­гро­ма

а так она ста­ла вы­гля­деть по­сле вме­ша­тель­ства Ку­ту­зо­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.