ИЗ СОЛДАТА - В МОНАРХИ

В 1918­м го­ду в Ке­ми чуть бы­ло не учре­ди­ли но­вую ди­на­стию

AiF Karelia (Petrozavodsk) - - ИСТОРИЯ -

РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ 1917-ГО ГО­ДА И ПОСЛЕДОВАВШАЯ ВСЛЕД ЗА НЕЙ ГРАЖ­ДАН­СКАЯ ВОЙ­НА ОКА­ЗА­ЛИСЬ БЛАГОДАТНЫМ ВРЕ­МЕ­НЕМ ДЛЯ ЛЮ­ДЕЙ С АВАНТЮРНОЙ ЖИЛКОЙ. СО­ЦИ­АЛЬ­НЫЕ ЛИФ­ТЫ ДЕЙ­СТВО­ВА­ЛИ КАК ПО­ПА­ЛО, ВЧЕРАШНИЕ БАТРАКИ СТАНОВИЛИСЬ МИНИСТРАМИ, ЧЕРНОРАБОЧИЕ - КОМАНДАРМАМИ, А ПОЛ­КОВ­НИК БРИТАН- СКОЙ АР­МИИ ЕД­ВА НЕ СТАЛ ПЕР­ВЫМ КОРОЛЁМ КА­РЕ­ЛИИ.

ИН­ТЕР­НА­ЦИ­О­НАЛ ИНТЕРВЕНТОВ

Но сна­ча­ла немно­го о си­ту­а­ции, сло­жив­шей­ся на тот мо­мент в ре­ги­оне. В де­каб­ре 1917 го­да Фин­лян­дия про­воз­гла­си­ла свою неза­ви­си­мость от Рос­сии, и в стране тут же на­ча­лась своя граж­дан­ская вой­на. «Бе­лые» фин­ны в по­ис­ках со­юз­ни­ков про­тив «крас­ных» фин­нов об­ра­ти­лись к Гер­ма­нии, и нем­цы при­шли на по­мощь, раз­гро­мив фин­скую Крас­ную ар­мию. Бо­лее то­го, по­бе­ди­те­ли при под­держ­ке сво­их гер­ман­ских по­кро­ви­те­лей и со­юз­ни­ков вторг­лись уже в пре­де­лы Ка­ре­лии. Это, в свою оче­редь, встре­во­жи­ло Ве­ли­ко­бри­та­нию: Пер­вая ми­ро­вая вой­на про­дол­жа­лась, и успе­хи фин­ско-немец­ких войск на се­ве­ре гро­зи­ли бри­тан­цам се­рьёз­ны­ми непри­ят­но­стя­ми. По­это­му бы­ло ре­ше­но вы­са­дить в Мур­ман­ске во­ен­ные ча­сти, ко­то­рые мог­ли бы предот­вра­тить даль­ней­шие успе­хи про­тив­ни­ка - в чис­ле интервентов ока­зал­ся и пол­ков­ник Филипп Вудс, ир­лан­дец и про­фес­си­о­наль­ный во­ен­ный. Впро­чем, ко­го толь­ко не бы­ло то­гда на рос­сий­ском се­ве­ре - ан­гли­чане, фран­цу­зы, ита­льян­цы, гре­ки, сер­бы… и да­же еще бо­лее эк­зо­ти­че­ские на­ро­ды, вхо­див­шие в со­став Бри­тан­ской им­пе­рии. Вот как опи­сы­ва­ет в сво­их ме­му­а­рах их впечатления от Мур­ман­ска сам Вудс.

«…воз­ник­ла неожи­дан­ная про­бле­ма: ин­дий­ский эки­паж «Мар­се­ля» ре­шил уме­реть. Они го­во­ри­ли, что по­па­ли в ад. Солн­це не всхо­ди­ло и не са­ди­лось, и это са­мым оче­вид­ным об­ра­зом не поз­во­ля­ло им чи­тать свои мо­лит­вы, без ко­то­рых у них не бы­ло ни­ка­кой на­деж­ды об­ре­сти веч­ное спа­се­ние. Ко­ра­бель­ные офи­це­ры тщет­но умо­ля­ли их и мо­ли­лись за них - ни­че­го нель­зя бы­ло до­бить­ся ни на­си­ли­ем, ни уго­во­ра­ми. Я ду­маю, что при­мер­но че­тыр­на­дцать ин­дий­ских мо­ря­ков успе­ли до­стичь по­став­лен­ной пе­ред со­бой це­ли, по­сле че­го дру­гие от­ка­за­лись от мыс­ли о при­сут­ствии в цар­стве Аи­да. Воз­мож­но, остав­ши­е­ся в жи­вых про­сто бы­ли не столь твер­до­ло­бы­ми».

СТРАН­НАЯ КОМ­ПА­НИЯ

Сам Вудс, в ха­рак­те­ре ко­то­ро­го яв­но при­сут­ство­ва­ла аван­тюр­ная жил­ка, на­обо­рот, очень быст­ро адап­ти­ро­вал­ся к су­ро­вым усло­ви­ям Край­не­го се­ве­ра. В его ме­му­а­рах мож­но най­ти мет­кие, хо­тя ино­гда и обид­ные, на­блю­де­ния ка­са­тель­но рос­сий­ско­го бы­та (к при­ме­ру, не­сколь­ко раз про­го­ва­ри­ва­ет­ся, что рус­ские со­вер­шен­но не це­нят пунк­ту­аль­ность), с дру­гой сто­ро­ны, пол­ков­ник ис­кренне вос­хи­ща­ет­ся го­сте­при­им­ством и твёр­до­стью ха­рак­те­ра се­ве­рян. Взо­шла же звез­да ир­ланд­ца по­сле то­го, как он неожи­дан­но для се­бя очу­тил­ся во гла­ве т.н. «Карельского ле­ги­о­на».

«…с ге­не­ра­лом за­ве­ла раз­го­вор груп­па из при­мер­но трид­ца­ти муж­чин ди­кой внеш­но­сти, в кос­ма­тых мед­ве­жьих шап­ках и ту­лу­пах, още­ти­нив­ших­ся но­жа­ми, то­по­ра­ми и неиз­беж­ны­ми уса­ми. Ге­не­ра­лу с боль­шим тру­дом уда­лось со­хра­нить се­рьез­ное вы­ра­же­ние ли­ца при ви­де этой стран­ной ком­па­нии. По­со­ве­щав­шись со шта­бом, он вызвал ме­ня в свой ва­гон и ска­зал: «Вудс, те пар­ни, что со зло­ве­щим ви­дом сто­ят на ули­це, - ка­ре­лы. Они про­сят ору­жие, немно­го еды и офи­це­ра, ко­то­рый смог бы ру­ко­во­дить ими. Их цель - очи­стить свою стра­ну от фин­нов, ко­то­ры­ми ру­ко­во­дят немец­кие офи­це­ры».

Внеш­ний вид бу­ду­щих под­чи­нен­ных Фи­лип­па Вуд­са не ис­пу­гал, он ис­кренне при­вя­зал­ся к сво­им под­чи­нен­ным, ка­ре­лы пла­ти­ли ему тем же, и вско­ре яд­ро бу­ду­ще­го пол­ка уже со­сто­я­ло из 65 уме­лых, креп­ко сло­жен­ных муж­чин, каж­дый из ко­то­рых к то­му же был от­лич­ным стрел­ком. Од­на­ко это­го ока­за­лась слиш­ком ма­ло для осво­бож­де­ния се­ве­ра Ка­ре­лии от вра­гов, ко­то­рых, по раз­ным оцен­кам, на­счи­ты­ва­лось от 5 до 20 ты­сяч че­ло­век. По­это­му из пол­ка во все сто­ро­ны от­пра­ви­лись вер­бов­щи­ки, уго­ва­ри­вав­шие ка­рел при­мкнуть к во­ору­жен­ной борь­бе, и вско­ре под ко­ман­до­ва­ни­ем ан­глий­ско­го пол­ков­ни­ка ока­за­лось око­ло 500 че­ло­век. Лю­бо­пыт­но, что к пол­ку при­со­еди­ни­лись и жен­щи­ны, ко­то­рые взя­ли на се­бя го­тов­ку, ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние, а так­же транс­порт­ное со­про­вож­де­ние (имен­но ка­рел­ки са­ди­лись на вёс­ла, ко­гда под­раз­де­ле­ние дви­га­лось по ре­кам). При этом ни­ка­ких амур­ных воль­но­стей не доз­во­ля­лось.

«Про­изо­шло лишь од­но лег­кое на­ру­ше­ние при­ли­чий: Джон­стон, мой ры­жий ден­щик и при­рож­ден­ный ко­ме­ди­ант, как-то сде­лал вид, что по­мо­га­ет улыб­чи­вой по­ва­ри­хе ста­вить на ко­стер ко­тел, а сам по­пы­тал­ся об­нять ее. Его го­ло­ва рас­ка­лы­ва­лась еще не­сколь­ко ча­сов от иг­ри­вой опле­ухи, ко­то­рую от­ве­си­ла ему за эти воль­но­сти по­крас­нев­шая ле­ди», - вспо­ми­на­ет Вудс.

ВОЙ­НА БЕЗ ПРА­ВИЛ

Лю­бо­пыт­но, что имен­но пол­ков­ник при­ду­мал первую, соб­ствен­но, ка­рель­скую эм­бле­му, взяв за её ос­но­ву ир­ланд­ский три­лист­ник. Имен­но карельский полк сво­и­ми успеш­ны­ми дей­стви­я­ми су­мел вы­бить фин­нов с за­хва­чен­ных тер­ри­то­рий. Прав­да, граж­дан­ская вой­на (ко­то­рой и бы­ла фактически эта кам­па­ния) ве­лась по со­всем иным пра­ви­лам.

«За­хват Лу­сал­мы был ужа­са­ю­щим при­ме­ром то­го, на­сколь­ко без­жа­лост­но ка­ре­лы ве­ли вой­ну. Нель­зя не от­дать долж­ное бле­стя­ще­му во­ен­но­му та­лан­ту карельского офи­це­ра, про­вед­ше­го эту опе­ра­цию, од­на­ко в са­мом бою со­вер­шен­но не при­зна­ва­лись гу­ман­ные прин­ци­пы ве­де­ния вой­ны, за ис­клю­че­ни­ем од­но­го, и то со­мни­тель­но­го, но при­ме­ня­е­мо­го обе­и­ми сто­ро­на­ми: ко­гда быст­рая смерть пред­по­чи­та­лась крат­ко­му и чрез­вы­чай­но му­чи­тель­но­му пле­ну…слож­но за­быть рез­ню в Лу­сал­ме, где враг был окру­жен, вы­тес­нен на уз­кий пес­ча­ный бе­рег и пе­ре­бит до по­след­не­го че­ло­ве­ка, при­чем ни­кто не пред­ла­гал и не про­сил по­ща­ды», - вспо­ми­на­ет Вудс, до­бав­ляя, впро­чем, что не ему су­дить лю­дей, чьи до­ма бы­ли со­жже­ны, а жен­щи­ны уве­де­ны вра­га­ми.

По­сле то­го как фин­ны и немец­кий штаб бы­ли вы­би­ты из Вок­на­во­ло­ка, от­ступ­ле­ние про­тив­ни­ка пре­вра­ти­лось в на­сто­я­щее бег­ство. Карельский полк вы­шел на ста­рую гра­ни­цу меж­ду Фин­лян­ди­ей и Ка­ре­ли­ей, где бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на силь­ная по­гра­нич­ная стра­жа. Сам Вудс вер­нул­ся в Кемь, где ему пред­сто­я­ло пе­ре­жить, воз­мож­но, самое силь­ное ис­ку­ше­ние в его жиз­ни.

ИС­КУ­ШЕ­НИЕ КОРОНОЙ

При­мер­но че­рез год, в на­ча­ле 1919 го­да, де­ле­га­ция ка­ре­лов передала Вуд­су пе­ти­цию к ан­глий­ско­му ко­ро­лю, с прось­бой при­нять Ка­ре­лию в своё под­дан­ство. Ре­ше­ние де­ле­га­ты обос­но­ва­ли сле­ду­ю­щим об­ра­зом: «До на­ше­ствия в пре­де­лы на­шей ро­ди­ны фин­нов-бе­ло­гвар­дей­цев Ко­ре­лия уже не­сколь­ко сто­ле­тий на­хо­ди­лась под вла­стью Рос­сии. Но вот вспых­ну­ла ре­во­лю­ция, ко­то­рая улуч­ша­ю­ще­го нам не да­ла, хо­тя от ней мы мно­го­го жда­ли. За­тем в пре­де­лы Ко­ре­лии вторг­ну­лись фин­ны-бе­ло­гвар­дей­цы и боль­ше­ви­ки с це­лью на­силь­ным об­ра­зом по­ко­рить Ко­ре­лию и при­со­еди­нить к Фин­лян­дии, но то­гда мы яви­лись к Ко­ман­ду­ю­ще­му Войск Бри­тан­ских в Мур­ман­ске и, по­лу­чив вин­тов­ки и па­тро­ны, сво­и­ми ма­лень­ки­ми си­ла­ми из­гна­ли ко­ли­че­ством в не­сколь­ко сот боль­ше сво­их сил про­тив­ни­ка».

Ка­ре­лы за­яви­ли, что не хо­тят ни при­со­еди­нять­ся к Фин­лян­дии, ни оста­вать­ся в со­ста­ве боль­ше­вист­ской Рос­сии, а по­то­му свои на­деж­ды воз­ла­га­ют на ан­глий­ское пра­ви­тель­ство. Ко­гда же Ве­ли­ко­бри­та­ния от­ка­за­ла им в этой прось­бе, лест­ное пред­ло­же­ние воз­гла­вить ка­рель­ское на­ци­о­наль­ное дви­же­ние и стать королём Ка­ре­лии по­лу­чил сам... Филипп Вудс. Мож­но пред­ста­вить, что тво­ри­лось в ду­ше ир­ланд­ца. Тем бо­лее что опе­реть­ся ему бы­ло на ко­го.

«Я был тро­нут их до­ве­ри­ем и вер­но­стью, ко­то­рые бы­ли кос­вен­ным ком­пли­мен­том мо­е­му ру­ко­вод­ству... Бы­ло бы нетруд­но най­ти необ­хо­ди­мое чис­ло бри­тан­ских млад­ших офи­це­ров, так как те, кто слу­жил в Ка­рель­ском пол­ку или был по дол­гу служ­бы свя­зан с ка­ре­ла­ми, ис­пы­ты­ва­ли силь­ное же­ла­ние остать­ся в этой стране», - рас­ска­зы­ва­ет Вудс. Но здра­вый смысл по­бе­дил. Про­фес­си­о­наль­ный во­ен­ный - он по­ни­мал, что ре­сур­сов для во­ен­ной по­бе­ды ему не хва­тит. К кон­цу 1919-го го­да ан­глий­ский кор­пус эва­ку­и­ро­вал­ся из Рос­сии, а с юга на се­вер Ка­ре­лии на­сту­па­ла Крас­ная ар­мия. Карельский полк был рас­пу­щен, а его личный со­став поз­же при­нял уча­стие в но­вом вит­ке граж­дан­ской вой­ны на се­ве­ре. Часть ка­рел участ­во­ва­ла в вос­ста­нии про­тив Со­вет­ской вла­сти в 1922-м го­ду, а часть, на­обо­рот, при­мкну­ла к РККА и поз­же во­шла в со­став Карельской егер­ской бри­га­ды, про­су­ще­ство­вав­шей с 1925 по 1935-й го­ды. Вудс вер­нул­ся в Ве­ли­ко­бри­та­нию и в 20-30-е го­ды ак­тив­но за­ни­мал­ся по­ли­ти­кой, не снис­кав, впро­чем, на этот по­при­ще осо­бо­го успе­ха. На ста­ро­сти лет он пре­вра­тил свое увле­че­ние ди­зай­ном в биз­нес, скон­чал­ся в 1961-м го­ду. Ка­рель­ская эпо­пея так и оста­лась вен­цом ка­рье­ры это­го та­лант­ли­во­го аван­тю­ри­ста.

Сер­гей Хорошавин

ФИЛИПП ВУДС

Под­раз­де­ле­ние карельской егер­ской бри­га­ды РККА, в ко­то­рое во­шла часть ка­ре­лов, из пол­ка Вуд­са

Вы­сад­ка бри­тан­ских войск в Мур­ман­ске

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.