ЗО­ЛО­ТОЙ ГО­ЛОС КА­РЕ­ЛИИ

В се­ре­дине ХХ ве­ка пе­ви­ца про­сла­ви­ла рес­пуб­ли­ку

AiF Karelia (Petrozavodsk) - - ИСТОРИЯ - Алек­сандр ТРУБИН

Ми­ли­ца Куб­ли ро­ди­лась в го­ро­де Ка­ли­нин, в бед­ной, мно­го­дет­ной се­мье. Мать для за­ра­бот­ка ча­сто при­но­си­ла до­мой за­го­тов­ки поч­то­вых кон­вер­тов для склей­ки: «Нас бы­ло пя­те­ро де­тей, - вспо­ми­на­ла бу­ду­щая пе­ви­ца, - и ко­гда мы са­ди­лись за стол их кле­ить, то не про­сто ра­бо­та­ли, а обя­за­тель­но пе­ли. К нам да­же при­хо­ди­ли со­се­ди - по­слу­шать.

Ед­ва я окон­чи­ла шко­лу, умер отец… Ко­неч­но, бы­ло не до уче­бы, днем раз­но­си­ла во­ен­ко­ма­тов­ские по­вест­ки, а но­чью сти­ра­ла. На­хо­ди­ла вре­мя толь­ко для ре­пе­ти­ций в са­мо­де­я­тель­но­сти, но и по­сле их окон­ча­ния, воз­вра­ща­ясь но­чью до­мой, рас­пе­ва­ла арии из опе­ретт. А еще три ра­за в ме­сяц за­ни­ма­лась с пре­по­да­ва­те­лем кон­сер­ва­то­рии. Ко­гда се­мье ста­ло жить чуть лег­че, по­сту­пи­ла в Ка­ли­нин­ское му­зы­каль­ное учи­ли­ще в класс во­ка­ла, мне бы­ло уже 20 лет. Вот то­гда я по­чув­ство­ва­ла, что мне нуж­но обя­за­тель­но петь...»

В то вре­мя в Ка­ли­нин ча­сто при­ез­жал Сер­гей Ле­ме­шев, уже то­гда из­вест­ный на всю ста­ну ли­ри­че­ский те­нор. «Ко­гда я окан­чи­ва­ла пер­вый курс учи­ли­ща, мои пре­по­да­ва­те­ли при­гла­си­ли Сер­гея Яко­вле­ви­ча по­слу­шать и опре­де­лить, ка­кой у ме­ня го­лос. У них бы­ли сом­не­ния: кто-то го­во­рил, что нуж­но ве­сти ме­ня даль­ше как низ­кий го­лос, кто-то - как верх­ний (мой пре­по­да­ва­тель ве­ла ме­ня имен­но как со­пра­но). Он по­слу­шал и ска­зал: «Не мо­гу точ­но опре­де­лить, ка­кой это го­лос, но то, что ей на­до ехать в Моск­ву учить­ся - это обя­за­тель­но».

Это был 1939 год. Ми­ли­ца Куб­ли, сле­дуя со­ве­ту Ле­ме­ше­ва, от­прав­ля­ет­ся в Моск­ву - в Го­су­дар­ствен­ное му­зы­каль­ное учи­ли­ще име­ни Гне­си­ных - и на две­рях му­зы­каль­но­го ву­за чи­та­ет объ­яв­ле­ние: «При­ем за­вер­шен». А даль­ше по­чти так­же, как в ки­но­филь­ме «При­хо­ди­те зав­тра», хо­тя он был снят толь­ко в 1963 го­ду: «Я ре­ши­лась об­ра­тить­ся к са­мой ос­но­ва­тель­ни­це учи­ли­ща, его ди­рек­то­ру Елене Фа­би­а­новне Гне­си­ной, о ко­то­рой мно­го слы­ша­ла. На эк­за­мене от вол­не­ния вдруг «за­жа­ло» гор­ло - не мо­гу петь. Вме­сте с Еле­ной Фа­би­а­нов­ной си­де­ла дру­гая жен­щи­на, и она спра­ши­ва­ет: «Как зо­вут де­вуш­ку?» Гне­си­на от­ве­ча­ет: «Ми­ла». «Спой нам, Ми­ла!» как-то Ми­ли­цу Куб­ли за­ме­ти­ла Еле­на Гне­си­на

успо­ка­и­ва­ю­ще ска­за­ла она. Я за­пе­ла и - раз­ли­лась: го­лос зву­чит!

«Ну, ми­лая, - за­улы­ба­лась Еле­на Фа­би­а­нов­на, - бе­рем те­бя на вто­рой курс! Да­же на тре­тий взя­ла бы, но дру­гие пред­ме­ты…» А поз­же она да­ла та­кой про­гноз: «Ты бу­дешь петь в Боль­шом те­ат­ре!»

А ЗАВ­ТРА БЫ­ЛА ВОЙ­НА…

До глав­ной сце­ны стра­ны у сту­дент­ки бы­ли хо­тя и не про­стые, но, ка­за­лось бы, вполне пре­одо­ли­мые пре­пят­ствия: кой­ка в сту­ден­че­ском об­ще­жи­тии, кро­хот­ная сти­пен­дия и хро­ни­че­ский го­лод. Но, как вспо­ми­на­ла Ми­ли­ца Ни­ко­ла­ев­на: «Пи­та­лась - бог зна­ет как, ча­сто си­де­ла го­лод­ная. Но ведь не я од­на та­кая бы­ла… За­тя­ну ре­ме­шок еще на од­ну дырочку и пою!»

Лю­би­мую уче­ни­цу Ми­лу, как мог­ла, под­дер­жи­ва­ла Еле­на Гне­си­на. Она по­сто­ян­но что-ни­будь при­ду­мы­ва­ла: то са­ма на­кор­мит, то най­дет воз­мож­ность за­ра­бо­тать де­неж­ку.

Как-то от­пра­ви­ла ее чи­тать лек­цию об ис­кус­стве вме­сте с про­фес­со­ром. В ито­ге вы­сту­пал толь­ко он один, но по­ло­ви­ну за­ра­бот­ка от­дал, как ве­ле­ла Еле­на Фа­би­а­нов­на, «та­лант­ли­вой сту­дент­ке». «Я бы­ла счаст­ли­ва, - вспо­ми­на­ла Ми­ли­ца Ни­ко­лав­на, - на­ку­пи­ла про­дук­тов, от­вез­ла маме».

Меч­ту о ле­ген­дар­ной сцене Боль­шо­го те­ат­ра раз­ру­ши­ла вой­на, но учи­ли­ще все-та­ки уда­лось окон­чить в 1943 го­ду. Вы­пуск­ни­цу от­прав­ля­ют в при­фрон­то­вой Бе­ло­морск, где в то вре­мя ра­бо­та­ло правительство Ка­ре­ло-Фин­ской ССР и дру­гие го­су­дар­ствен­ные учре­жде­ния, в том чис­ле и куль­ту­ры. Так Ми­ли­ца ста­ла со­лист­кой ан­сам­бля «Кан­те­ле». Ар­ти­сты мо­та­лись по во­ин­ским ча­стям, вы­сту­па­ли на партизанских ба­зах, в гос­пи­та­лях, пе­ред тру­же­ни­ка­ми ты­ла - по несколь­ко концертов в день.

О том су­ро­вом вре­ме­ни Ми­ли­ца Ни­ко­ла­ев­на рас­ска­зы­вать не лю­би­ла, но актриса - а то­гда 13-летняя дев­чон­ка - Си­ник­ка Маль­ми вспо­ми­на­ла: «Я по­зна­ко­ми­лась с Ми­ли­цей в 1943 го­ду в Бе­ло­мор­ске. Мы жи­ли в длин­ном до­ща­том до­ме, очень хо­лод­ном. Ми­ли­ца по­се­ли­лась по со­сед­ству. У нее бы­ла дочь - Ироч­ка. Мы ча­сто за­хо­ди­ли по­иг­рать с ней. Ря­дом рас­по­ла­га­лась во­ин­ская часть. На ее тер­ри­то­рии нас боль­ше все­го при­вле­ка­ли по­лен­ни­цы на­ко­ло­тых дров. Их мы и вы­пра­ши­ва­ли у ча­со­вых. Доб­рые сол­да­ты ред­ко ко­гда от­ка­зы­ва­ли. Ска­жут: «Бе­ри ско­рей и марш от­сю­да!» Гля­дишь - и опять есть, чем печ­ку то­пить».

ПРЕ­МИЯ ОТ СТА­ЛИ­НА

В 1944 го­ду был осво­бож­ден Пет­ро­за­водск. Для Ми­ли­цы Куб­ли на­сту­па­ет по­ис­ти­не звезд­ное вре­мя. Об­ла­дая силь­ным кра­си­вым опер­ным го­ло­сом, ар­ти­сти­че­ским оба­я­ни­ем и ху­до­же­ствен­ным вку­сом, она быст­ро вы­шла за рамки республиканской сце­ны, и ее го­лос ста­но­вит­ся до­ступ­ным пуб­ли­ке все­го Со­вет­ско­го Со­ю­за. В то вре­мя, бла­го­да­ря ра­дио­транс­ля­ци­ям, ауди­то­рия пе­ви­цы бы­ла мно­го­мил­ли­он­ной.

Ре­пер­ту­ар пе­ви­цы был необы­чай­но ве­лик: от со­чи­не­ний Му­сорг­ско­го, Чай­ков­ско­го, Гри­га до пе­сен Ду­на­ев­ско­го и популярных ро­ман­сов. Куб­ли ста­ла пер­вым ис­пол­ни­те­лем мно­гих про­из­ве­де­ний ка­рель­ских ком­по­зи­то­ров; а ле­нин­град­ским ком­по­зи­то­ром На­та­льей Ле­ви был на­пи­сан ро­манс «Бре­ду тро­пин­кою лес­ной», ко­то­рый был по­свя­щен са­мой Ми­ли­це и во­шел в ее ре­пер­ту­ар.

В 1946 го­ду ан­самбль «Кан­те­ле» впер­вые вы­сту­пал на сцене За­ла име­ни Чай­ков­ско­го в Москве в ра­мах Не­де­ли му­зы­ки и тан­ца Ка­ре­лии. На кон­цер­те дол­жен был при­сут­ство­вать Ста­лин. И по это­му слу­чаю ар­ти­стам «для под­ня­тия ду­ха» вы­да­ли по долж­ност­но­му окла­ду! Вождь, прав­да, по ка­ким-то при­чи­нам так и не при­е­хал, за­то участ­ни­ки Не­де­ли устро­и­ли за­ме­ча­тель­ный «меж­ду­со­бой­чик» - «Кан­те­ле» вы­сту­пил для ан­сам­бля Иго­ря Мо­и­се­е­ва, а мо­и­се­ев­цы - для ка­рель­ских ар­ти­стов.

ПО­СЛЕД­НИЙ КОНЦЕРТ

Ми­ли­ца Куб­ли все­гда лю­би­ла вы­сту­пать пе­ред про­стым на­ро­дом. И с пол­ной от­да­чей пе­ла в про­мо­ро­жен­ных непри­спо­соб­лен­ных по­ме­ще­ни­ях, а то и во­все под от­кры­тым небом. И од­на­ж­ды про­изо­шло непо­пра­ви­мое: на­ка­нуне кон­цер­та у по­гра­нич­ни­ков она про­сты­ла, а са­мое страш­ное - про­пал го­лос. Ар­тист­ка це­лый день пи­ла го­ря­чее мо­ло­ко с ме­дом, гло­та­ла таб­лет­ки... И концерт со­сто­ял­ся - она не мог­ла не оправ­дать ожидания сво­их слу­ша­те­лей. Но, увы - он стал последним пуб­лич­ным вы­ступ­ле­ни­ем. По­сле несколь­ких ме­ся­цев ин­тен­сив­но­го ле­че­ния док­то­ра вы­нес­ли пе­ви­це при­го­вор: вы­ступ­ле­ния от­ме­ня­ют­ся на­все­гда.

Не каж­дая звез­да, при­вык­шая к ап­ло­дис­мен­там, к вос­хи­ще­нию слу­ша­те­лей, спо­соб­на при­нять та­кой удар судь­бы. Но Ми­ли­ца Ни­ко­ла­ев­на ре­ши­ла: сце­на ушла, но твор­че­ство оста­лось. Бо­лее де­ся­ти лет она про­ра­бо­та­ла в Пет­ро­за­вод­ском пе­да­го­ги­че­ском учи­ли­ще. Учи­тель му­зы­ки Людмила Ко­со­па­ло­ва, од­на из первых ее уче­ниц, вспо­ми­на­ла, что ко­гда ее груп­пе, не без тор­же­ствен­но­сти, пред­ста­ви­ли но­во­го пе­да­го­га: «Заслу­жен­ная ар­тист­ка…», то сту­ден­ты оро­бе­ли. В их представлении это дол­жен был быть че­ло­век необыч­ный, от­ме­чен­ный Бо­гом… Но с пер­во­го же занятия Ми­ли­ца Ни­ко­ла­ев­на ока­за­лась мяг­ким и при­вет­ли­вым пе­да­го­гом.

«Боль­ше все­го, - рас­ска­за­ла Людмила Ко­со­па­ло­ва, - мне за­пом­ни­лись необык­но­вен­ные гла­за на­ше­го пре­по­да­ва­те­ля: она мог­ла и не го­во­рить ни­че­го, а взгля­дом все вы­ра­зить. При­чем, ли­цо спо­кой­ное, се­рьез­ное, а гла­за - жи­вые, эмо­ци­о­наль­ные. Ко­гда Ми­ли­ца Ни­ко­ла­ев­на за­пе­ла (к со­жа­ле­нию, она уже не мог­ла петь в пол­ной ме­ре, толь­ко низкие зву­ки у нее со­хра­ни­лись), я по­чув­ство­ва­ла, что на ме­ня слов­но хлы­нул необыч­ный по объ­е­му зву­ко­вой по­ток...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.