ГЕ­НОМ УЧЁ­НО­ГО

В Петрозаводске ра­бо­та­ет все­мир­но из­вест­ный ге­не­тик

AiF Karelia (Petrozavodsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ан­тон СО­ЛО­ВЬЁВ

СО­ВСЕМ НЕ­ДАВ­НО НО­ВОСТ­НЫЕ ЛЕНТЫ РОС­СИЙ­СКИХ И ЗА­РУ­БЕЖ­НЫХ СМИ ОБЛЕТЕЛО СО­ОБ­ЩЕ­НИЕ О СЕ­РЬЁЗ­НОМ УСПЕ­ХЕ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НЫХ И АМЕ­РИ­КАН­СКИХ ГЕНЕТИКОВ. УЧЁ­НЫЕ ОБ­НА­РУ­ЖИ­ЛИ, ЧТО ЕЩЁ ДО АКТИВАЦИИ ИМ­МУН­НО­ГО ОТ­ВЕ­ТА ОР­ГА­НИЗ­МА В БОРЬ­БУ С ИН­ФЕК­ЦИ­ЕЙ ВСТУ­ПА­ЮТ БЕЛКИ-ИНТЕРФЕРОНЫ. ОД­НИМ ИЗ АВ­ТО­РОВ ИС­СЛЕ­ДО­ВА­НИЯ СТАЛ

СОЗ­ДА­ТЕЛЬ И РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕЛЬ ЛА­БО­РА­ТО­РИИ МО­ЛЕ­КУ­ЛЯР­НОЙ ГЕНЕТИКИ ВРОЖДЁННОГО ИМ­МУ­НИ­ТЕ­ТА В ПЕТ­РГУ. БОРЬ­БА ИЛИ СМЕРТЬ

- Алек­сандр Ни­ко­ла­е­вич, я раз­го­ва­ри­ваю с но­бе­лев­ским ла­у­ре­а­том?

- Ска­зать так нель­зя, но я дей­стви­тель­но де­лал всю ра­бо­ту, а ру­ко­во­дил ис­сле­до­ва­ни­ем Брюс Бойт­лер. По­это­му он и по­лу­чил Но­бе­лев­скую пре­мию. Дру­зья вна­ча­ле на­до мной под­шу­чи­ва­ли, но ос­но­ва­те­лем про­ек­та был имен­но он. Я при­е­хал ра­бо­тать в его ла­бо­ра­то­рию. Кста­ти, Брюс очень бла­го­дар­ный че­ло­век. В каж­дом вы­ступ­ле­нии он от­да­ёт мне долж­ное. - Что вы сде­ла­ли? - Раз­га­да­ли за­гад­ку, ко­то­рая оста­ва­лась нераз­га­дан­ной на про­тя­же­нии 30 лет. Генетики зна­ли о су­ще­ство­ва­нии ге­на, ко­то­рый от­ве­ча­ет за рас­по­зна­ва­ние бак­те­рий-воз­бу­ди­те­лей це­ло­го ря­да се­рьёз­ных за­бо­ле­ва­ний. Его ис­ка­ли, но най­ти не мог­ли. Мы на­шли. С по­мо­щью это­го ге­на им­мун­ная си­сте­ма узна­ёт бак­те­рии и пре­пят­ству­ет их раз­мно­же­нию. При­чём это си­сте­ма врождённого, а не при­об­ре­тён­но­го им­му­ни­те­та, от ко­то­рой, в част­но­сти, пол­но­стью за­ви­сит ор­га­низм че­ло­ве­ка в пер­вые ме­ся­цы жиз­ни.

- В Петрозаводске вы то­же сде­ла­ли се­рьёз­ное от­кры­тие? Сов­мест­но с кол­ле­га­ми по ла­бо­ра­то­рии.

- Смот­ри­те, в борь­бе с па­то­ге­на­ми - мик­ро­ба­ми, ви­ру­са­ми,

ДО­СЬЕ

Алек­сандр Полторак ро­дом из Ле­нин­гра­да. Ге­не­тик. За­кон­чил ЛГУ, ра­бо­тал в Ин­сти­ту­те осо­бо чи­стых био­пре­па­ра­тов и в уни­вер­си­те­те. В 1990­е го­ды стал ве­ду­щим ис­сле­до­ва­те­лем в ла­бо­ра­то­рии Брю­са Бойт­ле­ра в США и внёс ос­нов­ной вклад в от­кры­тие, по­ло­жив­шее на­ча­ло изу­че­нию врождённого им­му­ни­те­та. В 2011 го­ду оно бы­ло от­ме­че­но Но­бе­лев­ской пре­ми­ей. Се­год­ня он про­фес­сор Тафт­ско­го уни­вер­си­те­та в Бо­стоне и ру­ко­во­ди­тель ла­бо­ра­то­рии мо­ле­ку­ляр­ной генетики в Пет­рГУ. вред­ны­ми бак­те­ри­я­ми - у кле­точ­ной си­сте­мы ор­га­низ­ма есть два вы­хо­да. Один - фа­го­ци­тоз, изу­чен­ный, кста­ти, но­бе­лев­ским ла­у­ре­а­том 1908 го­да Ильёй Меч­ни­ко­вым. Фа­го­ци­тоз - это по­жи­ра­ние. При вос­па­ле­нии белки ак­ти­ви­ру­ют, к при­ме­ру, ней­тро­фи­лы - это один из ви­дов лей­ко­ци­тов, а те про­сто по­жи­ра­ют мик­ро­бов. Дру­гой вы­ход уме­реть. Как ни тра­гич­на смерть для клет­ки, для ор­га­низ­ма в це­лом она по­лез­на. По­то­му что па­то­ген не мо­жет ис­поль­зо­вать умер­шую клет­ку. Так вот. Белки интерфероны ак­ти­ви­ру­ют ге­ны, ко­то­рые поз­во­ля­ют клет­ке сде­лать вы­бор: уме­реть или нет. И мы по­ка­за­ли, что в ор­га­низ­ме че­ло­ве­ка есть по­сто­ян­ный - фо­но­вый - уро­вень ин­тер­фе­ро­на, и он ва­жен при борь­бе с ин­фек­ци­я­ми. А рань­ше по­ла­га­ли, что ва­жен толь­ко тот ин­тер­фе­рон, ко­то­рый воз­ни­ка­ет при по­па­да­нии ви­ру­са в ор­га­низм. - Как это уда­лось сде­лать? - Мы про­во­ди­ли на­блю­де­ния. И об­на­ру­жи­ли, что ор­га­низм на­чи­на­ет бо­роть­ся с ин­фек­ци­ей ещё до активации ин­тер­фе­ро­на, воз­ни­ка­ю­ще­го по­сле по­па­да­ния ви­ру­са в ор­га­низм. По­ста­ви­ли во­прос: за счёт че­го? И да­ли на него от­вет.

- А как по­стро­е­на ва­ша ра­бо­та?

- Я при­во­жу в Пет­ро­за­водск об­раз­цы РНК, мы с ас­пи­ран­том Вла­ди­ми­ром Илю­ха уста­нав­ли­ва­ем по­сле­до­ва­тель­ность зве­ньев в мо­ле­ку­лах бел­ков и про­во­дим на­блю­де­ния. Здесь и в Аме­ри­ке.

- А по­че­му вы ра­бо­та­е­те с мы­ша­ми? По­че­му во­об­ще генетики так лю­бят мы­шей?

- По­то­му что на 95% мышь го­мо­ло­гич­на че­ло­ве­ку. То есть 95% ге­нов мы­ши иден­тич­ны ге­нам че­ло­ве­ка. По­это­му функ­ции ге­на мы­ши в боль­шин­стве слу­ча­ев та­кие же, как функ­ции ге­нов че­ло­ве­ка.

- А все­гда ли ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний на мы­шах мо­гут быть при­ме­ни­мы к че­ло­ве­ку?

- В слу­чае на­ше­го ис­сле­до­ва­ния 1998 го­да ре­зуль­та­ты бы­ли пе­ре­не­се­ны на че­ло­ве­ка очень быст­ро. Сра­зу бы­ли раз­ра­бо­та­ны ме­то­ды бло­ки­ров­ки сеп­ти­че­ско­го шо­ка. То есть за­ра­же­ния бак­те­ри­я­ми при от­кры­тых по­лост­ных опе­ра­ци­ях. Сеп­ти­че­ский шок - се­рьёз­ная про­бле­ма. Че­ло­век при за­ра­же­нии уга­са­ет за несколь­ко ча­сов. И та­ких слу­ча­ев в ми­ре сот­ни ты­сяч. Но в од­ной из на­ших ра­бот мы об­на­ру­жи­ли, что ор­га­ни­че­ская мо­ле­ку­ла, ак­ти­ви­ру­ю­щая один из ме­ха­низ­мов в слу­чае мы­шей, не ак­ти­ви­ру­ет его в слу­чае че­ло­ве­ка. По той при­чине, что она не сов­па­да­ет пол­но­стью с че­ло­ве­че­ской мо­ле­ку­лой.

АЛЕК­САНДР ПОЛТОРАК,

ЛАВИНООБРАЗНОЕ ФИ­НАН­СИ­РО­ВА­НИЕ

- Как ока­за­лись в Петрозаводске?

- В 2011 го­ду я по­дал за­яв­ку на ме­га­грант и вы­брал Пет­ро­за­водск. При по­мо­щи мос­ков­ских кол­лег. Воз­мож­но­сти для ра­бо­ты здесь есть. В част­но­сти, есть ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные био­хи­ми­ки. Что ка­са­ет­ся ме­га­гран­тов, то это се­рия от­кры­тых кон­кур­сов, цель ко­то­рых - при­влечь в уни­вер­си­те­ты стра­ны ве­ду­щих ми­ро­вых учё­ных. По­бе­ди­те­ли по­лу­ча­ют 150 мил­ли­о­нов руб­лей на со­зда­ние ла­бо­ра­то­рии в од­ном из вузов.

- Си­сте­ма ме­га­гран­тов - она ра­бо­та­ет?

- Ра­бо­та­ет, но ра­бо­та­ла бы луч­ше, ес­ли бы сфо­ку­си­ро­ва­лась пре­иму­ще­ствен­но на со­оте­че­ствен­ни­ках. Они вы­ход­цы из Рос­сии, они по­ни­ма­ют раз­ни­цу меж­ду од­ной на­у­кой и дру­гой. Мо­гут луч­ше адап­ти­ро­вать­ся, зна­ют рус­ский язык. Од­на­ко мно­гие ме­га­гран­ты да­ва­ли неза­мет­ным ино­стран­цам. Про­сто по­то­му, что они, ска­жем, из Ита­лии.

- А по­че­му вы во­об­ще ре­ши­ли ра­бо­тать в том чис­ле в Рос­сии?

- Счи­таю за свой долг. Вер­нуть долг стране, ко­то­рая да­ла мне об­ра­зо­ва­ние, и до­воль­но непло­хое об­ра­зо­ва­ние. И я был бы го­тов по­мо­гать за мень­шие день­ги, но с боль­шей сте­пе­нью пла­ни­ро­ва­ния.

- То есть с пла­ни­ро­ва­ни­ем есть пробле­мы?

- Да. Де­ло в том, что фи­нан­си­ро­ва­ние по ме­га­гран­там ла­ви­но­об­раз­но. Ска­жем, за три го­да нуж­но осво­ить 150 мил­ли­о­нов руб­лей. Но эф­фек­тив­нее бы­ло бы рас­хо­до­вать эту сум­му в те­че­ние пя­ти лет. Эф­фек­тив­нее бы­ло бы и бо­лее дли­тель­ное фи­нан­си­ро­ва­ние. По­то­му что за три го­да и да­же за пять лет невоз­мож­но со­здать до­ста­точ­но ка­че­ствен­ную ла­бо­ра­то­рию. Дру­гой во­прос в том, что пер­вые три вол­ны ме­га­гран­тов бы­ли на­це­ле­ны толь­ко на ву­зы. Сей­час си­ту­а­цию ис­пра­ви­ли - ста­ли да­вать ме­га­гран­ты ин­сти­ту­там Ака­де­мии на­ук. Что го­раз­до луч­ше. По­то­му что институты силь­нее. Есть пре­ем­ствен­ность по­ко­ле­ний, есть на­уч­ная шко­ла, есть лю­ди, ко­то­рые идут за­ни­мать­ся имен­но на­у­кой, а не про­сто пре­по­да­вать в уни­вер­си­те­те.

- А мо­жет быть, ме­га­гран­ты бы­ли при­зва­ны под­тя­нуть имен­но уни­вер­си­тет­скую на­у­ку? Как из­вест­но, на За­па­де уни­вер­си­те­ты - ис­сле­до­ва­тель­ские.

- По­ни­ма­е­те, не всё хо­ро­шо за ру­бе­жом и не со все­го на­до сни­мать ко­пию. У нас бы­ла от­лич­ная си­сте­ма Ака­де­мии на­ук, бы­ли институты, ко­то­ры­ми гор­ди­лась вся стра­на. За ру­бе­жом очень мощ­ная си­сте­ма на­у­ки (ме­ди­цин­ской, хи­ми­че­ской и био­ло­ги­че­ской - прим. ред) раз­ви­та на ба­зе боль­ниц. Да­вай­те это бу­дем де­лать. Но это ги­гант­ская ра­бо­та. Она на­чи­на­ет­ся с то­го, что нуж­но рас­тить на­уч­ную ба­зу. Обу­чать на­уч­ных со­труд­ни­ков с дву­мя ди­пло­ма­ми: ме­ди­цин­ских на­ук и био­ло­ги­че­ских или хи­ми­че­ских на­ук. Что­бы у че­ло­ве­ка бы­ло зна­ние кли­ни­че­ской сто­ро­ны на­уч­ной пробле­мы, ко­то­рой он за­ни­ма­ет­ся. К при­ме­ру, я от от­сут­ствия ме­ди­цин­ско­го об­ра­зо­ва­ния стра­даю всю жизнь. Ино­гда не мо­гу по­нять, как мои ис­сле­до­ва­ния со­сты­ко­вать с ме­ди­цин­ской прак­ти­кой. Од­на­ко сде­лать всё это нель­зя толч­ком. На­до вы­ра­бо­тать си­сте­му.

ЕСТЬ НАУКОМЕТРИЯ, НЕТ НА­У­КИ

- Ка­кие пробле­мы вы ви­ди­те в оте­че­ствен­ной на­у­ке?

- Це­лый ряд про­блем, но ко­то­рые не свя­за­ны ни с ка­че­ством на­уч­ных со­труд­ни­ков, ни с ко­ли­че­ством де­нег. Пре­об­ла­да­ет наукометрия (учёт и кон­троль за ре­зуль­та­та­ми на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний - прим. ред.). Есть наукометрия, нет на­у­ки. Бед­ных учё­ных за­став­ля­ют от­чи­ты­вать­ся ко­ли­че­ством на­уч­ных ста­тей. Это­го нель­зя де­лать. Ни в ко­ем слу­чае. По­то­му что у них го­ло­ва кру­гом идёт. И они на­чи­на­ют вся­кую чушь пе­ча­тать. Это пер­вое. Вто­рой мо­мент, то­же не свя­зан­ный с ка­че­ством на­у­ки - на­до пе­ре­стать пе­ча­тать несчаст­ные ста­тьи на рус­ском язы­ке. Их ни­кто не чи­та­ет. Не по­то­му, что они неин­те­рес­ны, а по­то­му, что они недо­ста­точ­но ин­те­рес­ны, что­бы пе­ре­во­дить их на ан­глий­ский. Од­на­жды в биб­лио­те­ке Ин­сти­ту­та Скриппса - это один из луч­ших ин­сти­ту­тов био­ло­гии в ми­ре - я уви­дел жур­нал «Хи­мия гид­ро­цик­ли­че­ских со­еди­не­ний», глав­ный ре­дак­тор - Ана­то­лий Алек­се­е­вич По­те­хин, мой учи­тель в уни­вер­си­те­те. По­че­му они пе­ре­ве­ли? Что, им ин­те­рес­но пе­ре­во­дить? Нет. Им нуж­на его на­у­ка.

- А на За­па­де та­ко­го кон­тро­ля нет?

- Нет, та­ко­го кон­тро­ля там нет. Там боль­ше до­ве­рия. Мно­го при­чин то­му. К при­ме­ру, в Аме­ри­ке за по­след­ние сто лет всё успе­ло усто­ять­ся. Сильных по­тря­се­ний не бы­ло.

- Перспектива у оте­че­ствен­ной на­у­ки есть? Хи­мии, био­ло­гии, ме­ди­ци­ны…

- Мо­гу при­ве­сти та­кой при­мер. В Пе­тер­бур­ге я обо­шёл мно­гие институты, но в ито­ге ока­зал­ся в од­ной из пе­тер­бург­ских боль­ниц, в ко­то­рой есть мно­го био­об­раз­цов и об­раз­цов с па­ци­ен­тов. Мо­ло­дой кол­лек­тив, очень спо­соб­ные, на­чи­тан­ные лю­ди, но, как ни стран­но, все из Си­би­ри. Там мож­но что-то сде­лать. Они очень хо­ро­шо ра­бо­та­ют. И я ви­жу, нас­коль­ко бо­га­та Рос­сия об­ра­зо­ван­ны­ми людь­ми. Это­го не от­ни­мешь. У нас сред­ний уро­вень об­ра­зо­ван­но­сти - не об­ра­зо­ва­ния - вы­ше, на мой взгляд, чем в Аме­ри­ке.

Ге­ны мы­шей на 95% иден­тич­ны ге­нам че­ло­ве­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.