ЗВЕЗДОЛЁТЫ НА ОГОРОДАХ

AiF Komi - - ПЕРСОНА -

в жизнь об­ще­ства, но в прак­ти­ку ещё не пре­вра­ти­лась. В лю­дях жил нерас­тра­чен­ный иде­а­лизм. Но про­цес­сы, ко­то­рые бы­ли за­пу­ще­ны то­гда, в том чис­ле по де­мон­та­жу об­ра­зо­ва­ния, по рас­крою куль­ту­ры, к со­жа­ле­нию, при­ве­ли в ито­ге к пе­чаль­ным ре­зуль­та­там. Это за­ко­но­мер­но: зу­бы дра­ко­на, по­се­ян­ные в 90-е, ра­но или позд­но да­ют свои всхо­ды.

Но я бы не хо­тел всё дра­ма­ти­зи­ро­вать, по­сколь­ку се­год­ня мы на­блю­да­ем са­мые раз­ные тен­ден­ции. Не­смот­ря ни на что, каж­дый год по­яв­ля­ет­ся как ми­ни­мум пять за­ме­ча­тель­ных, яр­ких ли­те­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний, от­кры­ва­ют­ся но­вые та­лант­ли­вые име­на в са­мых раз­ных сфе­рах ис­кус­ства.

- А у об­ще­ства за­прос на эти но­вые та­лант­ли­вые име­на су­ще­ству­ет?

- Без­услов­но! На­при­мер, что ка­са­ет­ся ли­те­ра­ту­ры, то чи­та­тель ста­но­вит­ся всё бо­лее раз­бор­чи­вым, зре­лым. Ес­ли в ка­кой-то мо­мент боль­шин­ство чи­та­ло дам­ские ро­ман­чи­ки, вто­ро­сорт­ные детективы и про­чую бро­со­вую ли­те­ра­ту­ру, то се­год­ня чи­та­ю­щая пуб­ли­ка зна­ет име­на се­рьёз­ных со­вре­мен­ных про­за­и­ков. По­явил­ся боль­шой за­прос на ис­то­ри­че­ские ис­сле­до­ва­ния, на до­ку­мен­таль­ную ли­те­ра­ту­ру, био­гра­фии. Но ещё непло­хо бы­ло бы по­ме­нять сет­ку те­ле­ви­де­ния: читать сти­хи пе­ред про­грам­мой «Вре­мя», на­при­мер, рас­ска­зы­вать о со­вре­мен­ных кни­гах... или кон­флик­та в Дон­бас­се. Это за­ступ­ник, но в лю­бом слу­чае он че­ло­век из на­ро­да.

- Вы го­во­ри­те, что ге­рой - это на­род­ный мсти­тель, воин… Но в ос­но­ве этих об­ра­зов за­ло­же­на некая жерт­вен­ность. Не­уже­ли ина­че ни­как?

- Ге­рой, ко­то­рый по­беж­да­ет, а не про­сто сра­жа­ет­ся и в ито­ге ви­сит при­ко­ван­ный с вы­кле­ван­ной пе­че­нью, воз­ни­ка­ет то­гда, ко­гда воз­дух на­пол­нен до­ве­ри­ем. Ко­неч­но, та­ко­го ге­роя най­ти не­про­сто, но по­треб­ность в нём есть, и она ве­ли­ка. По боль­шо­му счё­ту, на­ши ге­рои - это учи­те­ля, вра­чи, ин­же­не­ры, офи­це­ры. Они во­круг нас! Не­смот­ря ни на что, они де­ла­ют своё ти­хое, неза­мет­ное де­ло. Сши­ва­ют рас­пол­за­ю­щу­ю­ся ткань об­ще­ства, не опус­ка­ют­ся, не сда­ют­ся. Вот эти лю­ди на­пол­ня­ют со­вре­мен­ную рус­скую ли­те­ра­ту­ру. Не­слу­чай­но она ста­но­вит­ся, го­во­ря про­ще, всё бо­лее со­ци­аль­ной, на­род­ни­че­ской.

- Ваш кол­ле­га пи­са­тель и пуб­ли­цист Алек­сандр Гар­рос в од­ном из сво­их эс­се озву­чил мысль о том, что Рос­сия се­год­ня - стра­на небы­ва­лых сво­бод и бес­пре­це­дент­ных воз­мож­но­стей, стра­на ис­клю­чи­тель­ной мо­биль­но­сти. Вы раз­де­ля­е­те та­кую по­зи­цию?

- Ко­неч­но, раз­де­ляю, по­сколь­ку сво­бо­да, как пи­сал Ни­ко­лай Бер­дя­ев, - это не внеш­ний прин­цип по­ли­ти­ки, а внут­рен­нее ос­но­во­по­ла­га­ю­щее на­ча­ло. Рос­сия - стра­на боль­шой ду­хов­ной сво­бо­ды. Ино­гда ещё эту сво­бо­ду на­зы­ва­ют воль­ни­цей. Но эта воль­ни­ца мо­жет при­об­ре­тать безум­ные фор­мы, а мо­жет - пре­крас­ные. Имен­но по­это­му Рос­сия - стра­на ве­ли­кой рус­ской ли­те­ра­ту­ры, ко­то­рой она по-преж­не­му мо­жет гор­дить­ся и ко­то­рую мо­жет транс­ли­ро­вать в мир.

При всей на­шей яко­бы люб­ви к кол­лек­ти­виз­му на­ши лю­ди до­ста­точ­но ин­ди­ви­ду­а­ли­стич­ны. Каж­дый че­ло­век остро­ори­ги­на­лен, и ты в этом лег­ко убеж­да­ешь­ся, срав­ни­вая, на­при­мер, Рос­сию с раз­ли­но­ван­ным ев­ро­пей­ским ми­ром, где лю­ди не толь­ко жи­вут по опре­де­лён­ным пра­ви­лам, но и с го­раз­до мень­шим ко­ли­че­ством во­про­сов при­ни­ма­ют за­да­ва­е­мую им мас­сме­диа по­вест­ку дня, в том чис­ле свя­зан­ную с ав­то­ри­тар­ной по­лит­кор­рект­но­стью.

Но я не хо­чу де­мон­стри­ро­вать ка­кое-то вы­со­ко­ме­рие, го­во­рить о том, что мы всех ум­нее, и так да­лее. Речь-то не об этом… На са­мом де­ле в со­вет­ском че­ло­ве­ке был огром­ный за­пас сво­бо­ды, бы­ло стрем­ле­ние к звёз­дам, к бес­ко­неч­но­сти. Про­стые лю­ди кон­стру­и­ро­ва­ли звездолёты у се­бя на огородах… Это бы­ла стра­на, где мил­ли­о­ны лю­дей знали на­изусть сти­хи как клас­си­ков, так и со­вре­мен­ных им по­этов. Ведь суть че­ло­ве­ка сво­дит­ся не толь­ко к то­му, что­бы пе­ре­би­рать­ся из од­ной ка­феш­ки в дру­гую… Есть ещё и по­треб­ность в вы­со­ких цен­но­стях, свя­зан­ных с пред­на­зна­че­ни­ем че­ло­ве­че­ской лич­но­сти. Стрем­ле­ние к раз­ви­тию, осво­е­нию Вселенной, по­сти­же­нию че­ло­ве­ка. То­гда бы­ла боль­шая меч­та, бы­ло ощу­ще­ние дви­же­ния. И вот это­го ощу­ще­ния дви­же­ния, мне ка­жет­ся, нам се­год­ня ка­та­стро­фи­че­ски недо­ста­ёт.

Рос­сия всё вре­мя ждёт боль­шо­го об­ще­го де­ла - то­го де­ла, ко­то­рое мо­жет ожи­вить и оду­хо­тво­рить её про­стран­ство, со­брать лю­дей.

- А вы чув­ству­е­те воз­ник­но­ве­ние это­го чув­ства спло­чён­но­сти?

- Я чув­ствую, что из ту­ма­на некая почва для это­го вы­ри­со­вы­ва­ет­ся. Я ве­рю в энер­гию лю­дей, я рад, что есть по­ко­ле­ние, у ко­то­ро­го нет ал­лер­гии на соб­ствен­ное про­шлое и бес­смыс­лен­но­го ни­ги­лиз­ма, а есть ува­же­ние к сво­ей ис­то­рии, есть по­ни­ма­ние то­го, что зна­чит боль­шой стиль. Я ве­рю в лю­дей, ко­то­рые что-то со­зда­ют в куль­ту­ре, стре­мят­ся в на­у­ку, я ве­рю в на­шу стра­ну.

И «раз­би­тый ком­пас куль­ту­ры», то, с че­го мы на­ча­ли раз­го­вор, скле­и­ва­ет­ся еже­днев­но, еже­час­но твор­че­ским уси­ли­ем каж­до­го кон­крет­но­го че­ло­ве­ка. Куль­ту­ра - это соль жиз­ни, и ес­ли её не бу­дет, то всё утра­чи­ва­ет смысл… То­гда на её ме­сто при­дут гео­по­ли­ти­че­ская раз­дроб­лен­ность и сле­пое стя­жа­тель­ство. И это бу­дет озна­чать рас­пад уни­каль­ной ци­ви­ли­за­ции под на­зва­ни­ем Рос­сия, ко­то­рая все­гда стро­и­лась на куль­ту­ре.

ГЕ­РОЙ НА­ШЕ­ГО ВРЕ­МЕ­НИ  ЭТО ВОИН.

Этот «Транс­фор­мер» сто­ит воз­ле го­ры Гас­фор­та в Кры­му. Со­брал его из ав­тохла­ма один из бай­ке­ров - член клу­ба «Ноч­ные вол­ки».

Фо­то Вик­то­ра КОРОТАЕВА/ Ком­мер­сантъ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.