ОДЕР­ЖИ­МЫЙ НЕБОМ

AiF Kostroma - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ЛЕ­ГЕН­ДАР­НЫЙ ОД­НО­ФА­МИ­ЛЕЦ

– Алек­сандр Юрье­вич, вы об­ла­да­тель очень из­вест­ной фа­ми­лии. Вы, слу­чай­но не род­ствен­ник зна­ме­ни­то­го во­е­на­чаль­ни­ка?

– Ме­ня неред­ко об этом спра­ши­ва­ют. Осо­бен­но ча­сто ин­те­ре­со­ва­лись, ко­гда я ра­бо­тал в Поль­ше: «А вы не внук мар­ша­ла Во­ро­ши­ло­ва»? И узнав, что нет, пред­ла­га­ли го­во­рить, ес­ли та­кой во­прос за­да­дут еще раз, что «рад­зи­на» (род­ствен­ник – по-поль­ски). Ска­жу, что стар­шее по­ко­ле­ние по­ля­ков с опре­де­лен­ной но­сталь­ги­ей вспо­ми­на­ет эту фа­ми­лию. Мне до­во­ди­лось встре­чать­ся с Вой­це­хом Яру­зель­ским (экс­пре­зи­дент Поль­ши) и его же­ной Бар­ба­рой, и они с боль­шой теп­ло­той вспо­ми­на­ли тот пе­ри­од, ко­гда Поль­ша и Со­вет­ский Со­юз бы­ли со­юз­ни­ка­ми и парт­не­ра­ми.

ПЕР­ВЫЙ ПО­ЛЕТ

– С че­го на­ча­лось ва­ше увле­че­ние небом?

– В воз­расте лет ше­сти у ме­ня бы­ла на­вяз­чи­вая идея ле­тать. Пе­ре­ло­мал ку­чу зонтов, пры­гал с ни­ми как с па­ра­шю­том – от­ку­да толь­ко бы­ло воз­мож­но, со шка­фов и да­же крыш. А од­на­жды к нам при­шли го­сти. Я в оче­ред­ной раз при­стал к ма­ме с во­про­сом: «Ма­ма, ес­ли я силь­но раз­бе­гусь, я же взле­чу?». Они, не при­дав зна­че­ния мо­им рас­спро­сам, утвер­ди­тель­но кив­ну­ла. Мне же толь­ко это и бы­ло нуж­но. Я из всех сил раз­бе­жал­ся по ко­ри­до­ру, вы­хо­дя­ще­му на крыль­цо, и прыг­нул, ши­ро­ко рас­ки­нув ру­ки. На мое сча­стье под крыль­цом сто­ял мо­то­цикл од­но­го из го­стей, ко­то­рый и спас ме­ня от се­рьез­ных травм ( сме­ет­ся).

– Но да­же трав­мы, на­до по­ла­гать, не оста­нав­ли­ва­ли вас…

– Моя меч­та пре­сле­до­ва­ла ме­ня лет до 20. И, что ин­те­рес­но, ле­тать мне хо­те­лось не на са­мо­ле­тах, а на чем-то необыч­ном. Од­на­жды я уви­дел в жур­на­ле «Тех­ни­ка мо­ло­де­жи» чер­теж дель­та­пла­на и сра­зу по­нял – это то, что я так дол­го ис­кал! Там все бы­ло пре­дель­но яс­но и по­нят­но рас­ска­за­но: как стро­ить, из че­го. В итоге я со­брал три кры­ла. При­чем, пер­вое бы­ло сши­то из бо­ло­нье­вой тка­ни, на ко­то­рую я по­тра­тил из­ряд­ную часть от­пуск­ных, к боль­шо­му неудо­воль­ствию мо­ей же­ны.

…И К ДЕЛЬТАПЛАНУ ЯРОСТНЫЙ МО­ТОР

– Ка­кие чув­ства вы ощу­ти­ли во вре­мя пер­во­го на­сто­я­ще­го по­ле­та?

– В пер­вый раз я по­ле­тел в 1995 го­ду в рай­оне то­гда еще не су­ще­ство­вав­ше­го Да­вы­дов­ско­го мик­ро­рай­о­на. Сам по­лет был неболь­шим, мет­ров 30. Пом­ню ощу­ще­ние ка­кой-то необык­но­вен­ной ра­до­сти и лег­ко­сти. Я да­же кри­чал от на­хлы­нув­ше­го вос­тор­га. Даль­ше – боль­ше. В ко­неч­ном итоге, об­ле­тав все воз­мож­ные вы­со­ты в окрест­но­стях Ко­стро­мы, по­нял, что нуж­но вы­хо­дить на ка­кие-то но­вые го­ри­зон­ты. И вот в 1987 по­пал на вы­став­ку сверх­лег­кой авиа­ции в Москве и уви­дел мно­же­ство мо­тор­ной тех­ни­ки: вер­то­ле­ты, ав­то­жи­ры, ма­хо­ле­ты, ле­та­ю­щие лод­ки. В том чис­ле и дель­та­лет, то есть тот же дель­та­план, но уже с уста­нов­лен­ным на нем мо­то­ром. Уже че­рез год мы в Ко­стро­ме скон­стру­и­ро­ва­ли и со­бра­ли мо­дуль­ную те­леж­ку с ло­доч­ным мо­то­ром «При­вет-22», и впер­вые под­ня­лись в воз­дух на Ка­ра­ва­ев­ском по­ле. – А во­об­ще страш­но ле­тать? – Же­ла­ние ле­тать на­столь­ко пе­ре­ба­ры­ва­ло страх, что я ру­ко­вод­ство­вал­ся прин­ци­пом: хоть на вед­ре, но ле­тать (улы­ба­ет­ся). Ко­неч­но, с воз­рас­том я стал осто­рож­нее. На­при­мер, не ла­таю при силь­ном вет­ре.

– Ка­кой по­лет был са­мым экс­тре­маль­ным?

– В 1994 го­ду ле­та­ли на День го­ро­да. При по­сад­ке по­па­ли в гро­зо­вой фронт. Вне­зап­ный по­рыв шкваль­но­го вет­ра бук­валь­но швыр­нул дель­та­лет на зем­лю с 20-ти­мет­ро­вой вы­со­ты. Я по­лу­чил трав­му. По­сле этой ава­рии мой брат ка­те­го­ри­че­ски за­пре­щал мне ле­тать: «В небо толь­ко че­рез мой труп». Но как толь­ко я вы­шел из боль­ни­цы, пер­вым де­лом при­е­хал в аэро­клуб, а уже че­рез пол­го­да вновь ле­тал. Во­об­ще-то ле­тать – не опас­нее, чем ез­дить на ма­шине. Без­услов­но, слу­ча­ют­ся про­ис­ше­ствия и ава­рии. Но на 99% – это че­ло­ве­че­ский фак­тор. Где-то что-то недо­смот­рел, не сде­лал об­слу­жи­ва­ние, не про­ве­рил обо­ру­до­ва­ние…

ПИ­ЛОТ НА ЭСТ­РА­ДЕ

– Вы не сра­зу при­шли к то­му, что бы прак­ти­че­ски все свое вре­мя от­да­вать по­ле­там. В ва­шей тру­до­вой био­гра­фии был до­ста­точ­но дли­тель­ный пе­ри­од, ко­гда вы ра­бо­та­ли му­зы­кан­том в ре­сто­ране. Чем за­пом­ни­лось вам это вре­мя?

– Во вре­мя уче­бы в му­зу­чи­ли­ще я ра­бо­тал в Яро­слав­ской фи­лар­мо­нии. Был удар­ни­ком в груп­пе «Вре­мя впе­ред». За­ра­бот­ки бы­ли неболь­ши­ми, а к то­му вре­ме­ни я уже был же­нат. Стал сов­ме­щать уче­бу и ра­бо­ту – иг­рал в ре­сто­ране. Вс­по­ми­ная это пе­ри­од, я все­гда го­во­рю: «17 лет – как один день. Од­ни и те же ли­ца». Ко­гда я впер­вые за эти го­ды от­ме­тил Но­вый год до­ма, для ме­ня это ста­ло неко­то­рым от­кро­ве­ни­ем. По­том по­нял – та­кая ра­бо­та мне ме­ша- ет, нуж­но что-то ме­нять. Здесь есть, что вспом­нить. Бан­ди­ты, про­сто лю­ди с за­шка­ли­ва­ю­щим уров­ня ад­ре­на­ли­на и го­то­вые схо­ду пу­стить­ся в са­мое жест­кое вы­яс­не­ние от­но­ше­ний…. В об­щем, экс­тре­маль­ная об­ста­но­воч­ка. Хо­тя бы­ли и ин­те­рес­ные встре­чи. На­при­мер, в 80-е мне по­счаст­ли­ви­лось пе­ре­сечь­ся с Ни­ки­той Ми­хал­ко­вым и Мар­чел­ло Мастро­я­ни. А од­на­жды мне сде­ла­ли уди­ви­тель­ный по­да­рок…

– Рас­ска­жи­те по­дроб­нее.

– Один из по­се­ти­те­лей ре­сто­ра­на ока­зал­ся быв­шим во­ен­ным лет­чи­ком. Ко­гда он узнал о том, что я пи­лот дель­та­ле­та и раз­ви­ваю это на­прав­ле­ние, пред­ло­жил ку­пить на свои день­ги несколь­ко ап­па­ра­тов. Я не ве­рил та­кой уда­че. Это бы­ла про­сто фантастика! Но все же на­пи­сал за­яв­ку на по­куп­ку пя­ти дель­та­ле­тов. Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда он, про­чи­тав ее ска­зал: «А по­че­му пять? Да­вай­те де­сять!». И тут же вы­пи­сал чек. В то, что это не сказ­ка, окон­ча­тель­но я по­ве­рил, ко­гда подъ­ез­жал с бес­цен­ным гру­зом к Ко­стро­ме.

Я БЫ В ЛЕТЧИКИ ПО­ШЕЛ – ПУСТЬ МЕ­НЯ НА­УЧАТ

– Ка­кие лю­ди при­хо­дят к вам в клуб?

– Обыч­но от 30-ти и стар­ше. Мно­гие из них преж­де за­ни­ма­лись па­ра­шют­ным спор­том, авиа­мо­де­ли­ро­ва­ни­ем. То есть, они зна­ко­мы с небом не по­на­слыш­ке. По­то­му что смысл учить­ся ле­тать есть толь­ко, ес­ли по­том бу­дет при­об­ре­те­на соб­ствен­ная тех­ни­ка. Ина­че – день­ги на ве­тер. Мо­ло­де­жи ма­ло.

– Что да­ет небо че­ло­ве­ку? В чем он ме­ня­ет­ся, на­чи­ная ле­тать?

– В первую оче­редь дис­ци­пли­на. Че­ло­век при­вы­ка­ет кон­цен­три­ро­вать­ся. Небо не про­ща­ет оши­бок.

– А как об­сто­ят де­ла с дель­та­лет­ным спор­том в Ко­стро­ме во­об­ще?

– Очень и очень непло­хо. Ко­неч­но, при­знан­ные цен­тры это Москва и Санкт-Пе­тер­бург. В Ниж­нем Нов­го­ро­де это очень силь­но раз­ви­то. Ну и, по­сле них, по­жа­луй, мы. По край­ней ме­ре, у нас де­ла идут луч­ше, чем в со­сед­них Яро­слав­ле, Ива­но­ве и Вла­ди­ми­ре.

ЛЕТИШЬ И ЗАРАБАТЫВАЕШЬ

– Мож­но ли за­ра­бо­тать на по­ле­тах?

В об­щем, да. К при­ме­ру, наш клуб вы­пол­ня­ет по за­ка­зу сель­хоз­пред­при­я­тий опы­ле­ние по­лей. Очень вос­тре­бо­ван­ная ра­бо­та. Мы об­ра­ба­ты­ва­ем по­чти всю тер­ри­то­рию Ко­стром­ско­го рай­о­на и часть Яро­слав­ской об­ла­сти. Ма­лая авиа­ция во­об­ще мо­жет и ока­зы­ва­ет (!) неоце­ни­мую по­мощь в ре­ше­ние са­мых раз­лич­ных за­дач. Мы по­мо­га­ем кол­хоз­ни­кам ис­кать потерянный скот. Ре­гу­ляр­но вы­пол­ня­ем пожарное пат­ру­ли­ро­ва­ние по за­да­нию МЧС, ве­дем съем­ку на­вод­не­ний, ищем за­блу­див­ших­ся. Ну и, са­мо со­бой, вы­пол­ня­ем экс­кур­си­он­но-ту­ри­сти­че­ские по­ле­ты.

– А в ка­ких наи­бо­лее эк­зо­ти­че­ских ме­стах вам при­хо­ди­лось ле­тать?

– Несколь­ко лет на­зад на гла­за по­па­лось объ­яв­ле­ние в ин­тер­не­те о том, что в Непал тре­бу­ют­ся пи­ло­ты дель­та­ле­тов для ра­бо­ты на экс­кур­си­он­ных марш­ру­тах. Свя­зал­ся. Ме­ня при­гла­си­ли. Пер­вое впе­чат­ле­ние бы­ло та­кое, буд­то бы пе­ре­до мной боль­шой экран и я смот­рю про­грам­му «Клуб ки­но­пу­те­ше­ствий». Все очень эк­зо­ти­че­ское. Кру­гом свя­щен­ные ко­ро­вы и обе­зья­ны (улы­ба­ет­ся). Я ка­тал ино­стран­ных ту­ри­стов по Ги­ма­ла­ям. Пе­ре­во­зил, по­жа­луй, пред­ста­ви­те­лей всех на­ци­о­наль­но­стей.

– Ваш со­вет всем тем, ко­го ма­нит небо?

Ста­рай­тесь, что бы ва­ша меч­та осу­ще­стви­лась. По­то­му что, ес­ли она не осу­ществ­ля­ет­ся, то пре­вра­ща­ет­ся в про­кля­тье

«МЕЧ­ТА О НЕБЕ ПРЕСЛЕДО ВАЛА МЕ­НЯ ДО 20 ЛЕТ».

Вы­со­та на ко­то­рой ле­та­ют дель­то­ле­ты - от 300 до 4000 мет­ров. Мак­си­маль­ная ско­рость 150 км/ч.

Ку­пить дель­то­лет удо­воль­ствие неде­шо­вое. Его це­на от 400 ты­сяч до по­лу­то­ра млн руб­лей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.